КИЕВ (QHA) -

Айдер Муждабаев, известный российский журналист, 20 лет прожил в Москве и работал в популярной газете «Московский комсомолец». После переезда в Киев он занимается развитием крымскотатарских медиа в Украине. Сейчас он заместитель генерального директора ATR.

Айдер Муждабаев полагает, что внеся соответствующие изменения в конституцию и создав крымскотатарскую автономию, Украина сможет вернуть Крым. А еще он призывает госчиновников поддержать людей, которые хотят вещать на оккупированные территории, упростив для процедуры оформления необходимых документов.

О российской пропаганде и о борьбе с ней Айдер Муждабаев рассказал корреспонденту QHA.

Айдер, по Вашему мнению, насколько эффективно украинская власть осуществляет информационную политику?

Мне понравилось, как изменилась риторика Порошенко в отношении прессы.

Что именно понравилось? Вы можете выделить какие-то слова или действия президента?

Буквально за два месяца изменилось отношение к журналистам. Была информационная атака на Украину (Панамский офшорный скандал. – Ред.), и было проведено блестящее журналистское расследование – это большой прогресс для украинской власти. Это нормальная европейская риторика. Такая риторика в отношении СМИ, которую показал Порошенко на последней пресс-конференции, должна быть всегда.

Но Украина и дальше проигрывает в информационной войне с Россией. В чем ошибка украинского правительства, что нужно изменить в борьбе с российской пропагандой?

Несопоставимы финансовые ресурсы России и Украины. Украина в одиночку информационную войну не выиграет – нужна поддержка Евросоюза.

Как бороться с российской пропагандой? Надо было в Киеве на деньги ЕС создать большой русскоязычный канал, сопоставимый с Russia Today, и вещать на Россию. Вот это было бы настоящим противодействием. Потому что воевать на информационном поле нужно более или менее на равных. Сейчас это – как один человек против тысячи. Это несопоставимые силы.

У нас уже была попытка создать большой канал под названием Ukraine Today, но он был на английском языке…

Во-первых, на английском. Противодействие пропаганде должно быть на том же языке, на котором ведется пропаганда. Это азбука. Идет эта пропаганда на русском – и ответ должен быть на русском.

Понимаете, российская пропаганда мало того что идет в Украину через интернет, спутник, она еще и через российско-украинскую границу по всему периметру проникает на десятки и сотни километров, полностью меняя мировоззрение людей, которые живут на сопредельных с Россией территориях.

Результат уже был на Донбассе. К сожалению, уже два года прошло. Начинаю слышать разговоры о том, что будет вещание в ответ, но на практике происходит совсем другое: военные в зоне АТО ведут вещание без права на него, наплевав на все эти лицензии, которых у них нет. И просто разговаривают с жителями оккупированных территорий. Такое эфирное волонтерство.

После Майдана вообще пошла такая волна: украинцы все делают сами без какой-либо помощи, в то время когда власть еще только думает об этом. Власть просто не успевает за народом?

Да, это показывает, что власть отстает. На любой вопрос один ответ: денег нет.

Если власть не успевает за украинским обществом, то ей нужно больше прислушиваться к народу?

Конечно, она должна прислушиваться. Два года прошло  и ни одного ФМ-передатчика, вещающего на Крым! Это что? Я так понял, что и на Донбассе тоже нет ни одного серьезного передатчика, который вещает на оккупированный Донбасс. За два года надо было найти европейские гранты, попросить европейских партнеров. Я не знаю, как это делать, я не чиновник. Но если говорить о результате, то любыми способами должно быть максимально восстановлено телевизионное и радиовещание со стороны Украины на оккупированных территориях.

Пенять, что российская пропаганда сильнее... Она сильнее, конечно, но что-то надо делать. Если не поставить ни одного передатчика на Крым, то можно долго рассуждать на этот счет. Ну, поставь хоть один, а потом рассуждай, кто сильнее. А то ноль с одной стороны. А ноль сложно с чем-то сравнивать.

Нацрада по вопросам телевидения и радиовещания обещала, что к концу года заработает четыре радиостанции, которые будут вещать в Крым. Будет проводиться конкурс среди радиостанций на получение лицензий, чтобы вещать не только на Херсон, но и на Крым.

– Дай бог, пусть так и будет. Просто это очень долго, занимает много времени. А потом, я не очень понимаю, какой может быть конкурс вещания на Крым? Там что, будут рекламодатели сидеть, в этом какой-то коммерческий смысл? Кому-то, кроме патриотов, надо вещать на оккупированную территорию? Они не получат оттуда никаких денег. Размещать на радио, которое вещает на Крым, рекламу от украинских производителей, которых там нет, никто не будет. Это вообще чистое рыцарство. И таким компаниям, которые хотят вещать на Крым, нужно помогать всячески. Нужно быстрее давать лицензии, делать это все по упрощенной процедуре.

Два года прошло, и нет вещания! Нет, я понимаю, законы и все такое. Я недавно слышал о радио «Донбасс», там военные добивались-добивались этой лицензии, а потом плюнули, сами передатчик поставили и начали вещать. Ну, потому что невозможно все эти процедуры проходить, когда идет война и летят снаряды. А там информационная война идет. Просто люди решили не ждать  они сами сделают, а потом чиновники это все оформят, никуда они не денутся.

Может быть, Россия потому так эффективно проводит информационные войны, что там быстро действуют, а не раздумывают и не тянут время, как наши чиновники?

– Там это – война. Там все давно поняли, что это война. А на войне нельзя медленно действовать, медленно давать ответный залп. Информационная война – это тоже война. Представьте себе: оттуда летит информационная мина и разрывается. А у нас, чтобы выпустить мину, нужно лицензировать, нужно провести совет, а потом что-то подписать, какие-то разрешения, и только когда все бумаги собраны, полетит ответная мина. А за это время с той стороны прилетели уже тысячи информационных мин.

Должны быть созданы упрощенные процедуры для вещания на оккупированных территориях. Я уверяю вас, желающих туда вещать мало. Там нет рекламной базы. Туда могут вещать только люди, которые действительно хотят противодействовать пропаганде. Это могут быть государственные, международные, частные компании, как крымскотатарское радио Meydan, но никакой прибыли оттуда извлечь невозможно. Поэтому надо способствовать желанию людей вести туда вещание не за государственный, подчеркиваю, а за свой счет. Это нужно делать намного быстрее и эффективнее.

Элина Сулима

ФОТО: Интернет

QHA