КИЕВ (QHA) -

Гражданские активисты объединения Крымская солидарность Сервер Мустафаев и Назим Шейхмамбетов рассказывают о Крымском марафоне, нарушениях прав человека и о солидарности крымскотатарского народа в Крыму и за его пределами.

Радио Hayat: Адвокаты и активисты объявили, что в Крыму недавно закончился второй Крымский марафон. Как в такие короткие сроки удалось собрать такое большое количество денег? 

Сервер Мустафаев: Нам самим было приятно наблюдать, как происходил уже второй по счету марафон, который проходит из-за репрессий в отношении народа, административных штрафов в отношении тех или иных гражданских активистов, журналистов.

Этот второй марафон показал колоссальные, потрясающие результаты объединения, стойкости, солидарности и единства народа, что выразилось в том, что буквально за месяц  с небольшим со всего Крыма (только в рамках Крыма, хотя марафон вышел далеко за его пределы) было собрано порядка двух миллионов рублей, что полностью перекрывает на сегодняшний день наложенные штрафы, которые составляют около миллиона рублей. 

Но иллюзий никто не питает. Пока шел марафон, появились новые штрафы. Все собранные средства пойдут на погашение всех штрафов активистов, журналистов, тех или иных людей, которых из-за несогласия с их мнением оштрафовали. 

Этот марафон вышел за рамки одного народа, поскольку участие в марафоне приняли и другие народы.

Радио Hayat: Есть сообщения, что деньги собирают и в США, в Европе, в Израиле.  

Сервер Мустафаев: Сегодня информация имеет множество разных путей распространения. Мы видим в сегодняшнем методе ненасильственной борьбы и сопротивления публичность. Сыграло свою роль то, что люди начали делать фотографии, с гордостью показывая, что они приняли участие, вложили свою частичку в благое дело помощи. 

Радио Hayat: Отчасти ты это объясняешь силой Фейсбука?

Сервер Мустафаев: Силой Фейсбука, силой интернета, силой объективных журналистов, блогеров. Эту информацию ждут за пределами Крыма, ее подхватывают, переводят на разные языки.

Радио Hayat: Назим, ты некоторый период времени работаешь в качестве гражданского защитника в Крыму. Расскажи, как проходят суды над пикетчиками и введи в курс дела слушателей, которые не до конца понимают, за что люди были оштрафованы в Крыму, на какие пикеты они выходили. 

Назим Шейхмамбетов: На протяжении последних 4-х лет в отношении крымскотатарского народа и других граждан, которые проживают на Крымском полуострове, проводятся какие-то акты давления.

Люди пытались высказать свою точку зрения, несогласие с этим. Сначала это были посещения мест обыска, посещения «судов», отделов «полиции». Потом это переросло в акты высказывания общественного мнения.

Это выразилось в одиночных пикетах. Пример для нас показал наш уважаемый Сервер-ага Караметов, который очень давно является активным участником национального движения. Он в очередной раз вышел на одиночный пикет в рамках дела по Ахтему Чийгозу.

Дедушка Сервер-ага Караметов вышел к зданию суда с плакатом «Наши дети – не террористы». В тот день его очень грубо задержали сотрудники «правоохранительных органов».

Человек болеет, ему 76 лет. Несмотря на это, его сотрудники «полиции» грубо задержали, усадили в автомобиль, увезли в райотдел. После этого его привлекли к ответственности, лишили свободы на 10 суток и оштрафовали на 10 тысяч рублей.  После этого появились люди преклонного возраста, которых эта ситуация очень сильно задела.

Они высказали свою солидарность по возрасту в отношении Сервера-ага Караметова. Они вышли с плакатами в разных местах Симферополя и высказали свою точку зрения. Вышли порядка 10 людей. Одного из них привлекли к ответственности – назначили штраф в размере 10 тысяч рублей. 

Радио Hayat: Идея ненасильственного сопротивления в одиночных пикетах вылилась в конкретную форму. Может ли быть дальнейшее развитие событий?

Сервер Мустафаев: Конечно, оно будет. Как раз Второй марафон и масштабы участия в нем, пикеты, которые идут по нарастающей, ведут к тому, что в народе есть осознание того, что это не является проблемой отдельно взятых политических,  религиозных либо каких-либо других инакомыслящих, отдельных людей или структур, что это планомерное давление на весь народ.

История показывает, что все начинается с самых активных. После подавления таких людей будут подходить к народу. Это осознание за года стало более ясным, более конкретным среди всего народа.

Радио Hayat: Чем больше давление на гражданское общество, тем больше растет противодействие?

Сервер Мустафаев: Я вижу, что этот закон работает: чем больше действия, тем больше противодействие. Происходит абсолютное беззаконие. Как бы не пытались скрыть ложь, истина возьмет верх. Мы видим все эти судебные дела, всех этих свидетелей,  экспертизы и так далее. Очевидно, что все эти дела шиты белыми нитями.

Наш народ имеет опыт борьбы. Он знает, как в 1944 его огульно назвали преступниками и предателями. Сегодня из него так же огульно делают экстремистов, террористов, вымогателей. 

Радио Hayat: Гражданские защитники появились буквально недавно. С чем ты связываешь то, что активизм в Крыму приобретает конкретные формы?

Назим Шейхмамбетов: Здесь есть несколько факторов.

Первый из важных факторов – ментальность народа. Так сложилось, что более 200 лет наш народ борется за свои права, за возможность жить на своей земле, исповедовать свою религию, воспитывать детей так, как он считает нужным. За эти 200 лет на уровне ментальности народа сформировались определенные взгляды на то, каким образом мы этого достигаем.

Примером тому является борьба за возвращение в Крым, когда после 1944 года наш народ был выслан. За практически 50 лет народ вернулся в Крым, достиг своей цели. Если мы посмотрим, то не было ни одного факта, когда наш народ применил физическую силу.

Если мы будем изучать, каким образом это делалось, то увидим, что это все то же самое. Когда был Советский Союз, люди собирались, принимали какие-то решения. Высказывания мнения имели разные формы. 

В народе, как и в любом обществе, есть активная прослойка, которая начинает думать, как все решить. Появляются идеи, люди, которые поддерживают эти идеи, люди, которые готовы их реализовывать. 

Жители понимают, что если где-то обыск, то надо просто идти к месту обыска и показывать солидарность с тем человеком, в отношении которого это делается. Во-вторых, чтобы показывать свое несогласие с этим. То же самое с посещением «судов». 

Если говорить о гражданских защитниках, то в октябре очередные огульные обвинения людей из нашего народа в том, что они террористы, экстремисты, стали последней каплей. Вышли и пожилые женщины, и дедушки, и дети. Это представители всех сословий.

Вместо обсуждения и диалога этих людей также привлекли к ответственности, показывая, что у нас высказываться нельзя. Среди народа появились еще люди, которые сказали: «Как я буду сидеть, когда вышел дедушка? Как его защитить?».

Группа адвокатов, юристов взяла на себя шефство с точки зрения консультаций. Когда появились люди, им объяснили, как защищать. Люди взяли базовую информацию и успешно прошли «суды» первой инстанции. Теперь идут апелляционные рассмотрения. Когда я говорю об успехе, я не говорю о том, что «суды» не назначат штраф. Я говорю в первую очередь о том, что народ показывает свою позицию.

Когда вышли пикетчики, их наказали рублем, а народ подтвердил солидарность. 

Радио Hayat: Мы здесь видим замкнутый цикл. Народ сам себя защищает.

Сервер Мустафаев: Народ сразу понимал, что его сосед, сын или другой родственник – не террорист. А то, что надо что-то делать, пришло не сразу. Многие думали: «Не может быть! Да это нелепость! Отпустят». Когда пошли первые результаты дел, то стало понятно, что судьи не слышат.

Все настолько быстро делалось, что даже фамилии людей в приговорах не меняли. «Суды» по пикетчикам назначили с интервалом в 10 – 15 минут. Это еще больше подтолкнуло народ. В Крыму очень умело пытаются использовать мировые тренды борьбы с исламом. 

Радио Hayat: Как «судья» реагирует на гражданских защитников?

Назим Шейхмамбетов: Из 82 апелляционных жалоб было подано 77. Это те дела, в которых успели подать жалобы. По состоянию на конец прошлой недели порядка 24 жалоб мы уже рассмотрели. Было только два прецедента, когда «Верховный суд», рассматривая апелляционную жалобу со стороны защиты, отменил частично решение суда – сократил сумму штрафа.

Материалы дела были более 200 страниц. Как правило, административное дело – это 10 – 30 страниц. Некоторые дела были 275 страниц.

Когда мы ознакомились с материалами дела, не увидели ничего нового. По количеству там много, а по качеству мало. В отношении человека составили протокол, но его даже в известность не поставили.

Были случаи, когда лицо, составившее протокол, говорит: «Я составил протокол». А «нарушитель» говорит, что видит этого человека впервые. Когда сторона защиты задает «полицейскому» вопрос, когда он приезжал составлять протокол, «полицейский» говорит, что (условно) вечером 15 числа, а «нарушитель» говорит, что вечером 15 числа был в гостях у тети. Когда «судья» уточняет, «полицейский» говорит, что 16-го.

Есть человек, у которого плакат даже не изымали, но в материалах дела лежит исследование на какие-то плакаты. Природа их происхождения нам неизвестна. 

Когда мы выстраивали линию защиты, мы показали гражданским защитникам, на что обратить внимание. Однако «судьи» стабильно не принимают никаких доводов со стороны защиты.

Радио Hayat: Как бороться с правовым нигилизмом? На прошлой неделе была оправдана супруга одного из фигурантов «дела Хизб ут-Тахрир». Она обвинялась по административному делу. Якобы она не послушала «судебного пристава». Со скрипом, но «суд» ее оправдал.

Сервер Мустафаев: Методы ненасильственной борьбы действенны. Если и это не поможет, то остается только один вариант – депортировать или уничтожить весь народ. Я надеюсь, что в XXI веке это только из области теории.

Радио Hayat: Назим, были ли моменты, когда тебе казалось, что можно достучаться до «правоохранительных органов»? 

Назим Шейхмамбетов: Уже не первый год мы сталкиваемся с подобными ситуациями. Критических изменений нет. Вы вспомнили про оправдание на прошлой неделе. Для нас это было нечто. 

Для нас «административка» - это уже радость. Это, может быть, ненормально, но это определенные реалии. 

Иногда в рамках «судебных заседаний» появляется чувство, что «судья» разбирается, но все эти иллюзии заканчиваются, когда «судья» выходит в совещательную комнату и зачитывает то же решение, как и всегда. 

Я убежден, что «судьи» понимают, что они не на стороне правды. Я допускаю, что среди них появятся люди, которые устанут врать. Это могут быть «полицейские», «сотрудники спецслужб». Я надеюсь, что среди них появятся те, кто скажет: «Давайте остановимся». Всегда так было.

QHA