ВИННИЦА (QHA) -

Вся их жизнь – история, о которую разбиваются стереотипы, самый главный из которых  о том, что в одну реку нельзя войти дважды: ведь сколько их ни пытались прогнать с исконной территории проживания, они все равно возвращались на Родину. Они свято берегут и чтят свои традиции – и это не раз помогало им выживать. Они пишут свои хроники, где нет места ненависти и лжи, а есть только любовь – к земле, где похоронены предки, к людям, которые помогли в жизни, к обидчикам – за то, что научили стойкости и дали силу бороться за правду.

Эльдар

По традиции гостеприимства хозяйка дома – Эльмаз – подает ароматный кофе и десерт «ханума»: шоколадно-ванильное суфле, нежное и прохладное, особенно вкусное в жару.

Без кофе нельзя. Даже в самых бедных семьях найдут кофе для гостя. А сахар, обязательно кусочками, ставят отдельно – может, гость вприкуску предпочитает пить кофе. У вас встречают хлебом и солью, у нас, крымских татар – кофе и сахаром. Это – знак уважения и наша традиция, поясняет Эльдар Эдемов.

Все время на протяжении нашей встречи Эльдар не перестает нахваливать хозяйку – особенное удовольствие ему доставляет рассказывать о блюдах национальной кухни, которые искусно готовит его жена: долма, янтык, кубетэ, бурма, пегамбер аш... Даже от рассказов уже текут слюнки и хочется напроситься в гости еще не раз. Хозяин рассказывает, что каждая татарка должна владеть мастерством нарезки мяса двумя ножами – это особый секрет, чтобы сохранить мясо сочным.

Ее родители жили в пгт Пионерское, ближе к морю. А познакомил нас мой друг. Мне было 35 лет, и я уже был готов создать семью. Я старше Эльмаз на 8 лет. Ее первый вопрос был: «Сколько тебе лет?» Я хотел сначала в шутку ее обмануть, но все же решил, что не стоит так начинать отношения, и поинтересовался: «Не слишком для тебя старый?» Она ответила: «Нет, нормально…» Через два месяца сыграли свадьбу. Но перед этим была помолвка «сёз кесим» и «агъыр нишан» обязательный обмен подарками родителям. После «никях» – мусульманского обряда бракосочетания – я остался в Крыму, решил завершить свою карьеру в Москве, где сотрудничал с турецкой фирмой, рассказывает Эльдар.

Предприимчивый крымский татарин построил свой бизнес в Феодосии. Успешно торговал в сезон холодным вином на городском пляже. Но вмешалась политика: новая власть «смотрящих» Януковича стала «отжимать» бизнес. Пришлось искать другую работу – помогли друзья на материковой Украине. Его пригласили курировать строительство объекта под Ладыжином, и в 2010 году Эльдар переехал в райцентр Винницкой области. 

Мне было 42 года, и я фактически начал все заново. Мужчина всегда первопроходец – жена с детьми остались с родителями, а я уехал. Работал комендантом общежития для строителей, а через два года вырос до заместителя директора филиала «Коммунальный комплекс» ООО «Винницкая птицефабрика». Сейчас обслуживаю семь объектов: три жилых дома, три общежития и дачный комплекс. Мне дали трехкомнатную квартиру в центре города, служебный автомобиль, и я перевез семью. Супруга работает бухгалтером на том же предприятии, что и я. Вот уже четвертый год мы тут живем…

По работе крымскому татарину часто приходилось общаться с приезжими из Западной Украины. Как ему удавалось находить общий язык с ними?

– Очень просто: никогда не обманывал. Это сила, которая в любом народе, в любой национальности имеет такую огромную энергию, что с ней не справиться никому. Правда – это авторитет и уважение. И если кто-то меня омрачает, я не огорчаюсь – пройдет время, и все равно люди разберутся, где правда. К каждому человеку, независимо от его статуса, я подходил, как к своему, делится Эльдар.

В пгт Октябрьское в Крыму остались жить его родители. Там же – родные жены. Эльдар решил меня с ними познакомить – по Skype. Искренние улыбки и радость, что пресса в Украине интересуется, как им там живется. И грусть из-за того, что встретиться и пообщаться в Крыму нам пока не удастся.

Мой отец всегда был лидером своего народа. Ему было десять лет, когда семью депортировали в Узбекистан. Мать – тоже из числа репатриантов: пятилетней девочкой «красная власть» выгнала ее из дома. Они часто вспоминают, как семьям давали 15 минут, чтобы собрать вещи. И они в панике хватали – кто хлеб, кто вещи, кто старинные семейные украшения... Как, приехав в Узбекистан, измученные долгой изнурительной дорогой, изголодавшиеся люди кинулись пить из арыков воду, которую пить вообще нельзя, тем более в жару. Как потом в муках умирали... Но родители выжили и вернулись на родную землю. Отец смог выхватить момент, перевез семью в Крым, подкупил чиновников и смог прописаться. А потом бастовал с крымскими татарами на Красной площади, занимался политикой, многим помог вернуться на родину и обустроиться, построить дом. Он и сейчас неугомонный: критикует местную власть. Такой уж он человек – нетерпим к несправедливости. Все поддаются информационной российской пропаганде, а крымские татары – нет, потому что они помнят, как издевалась над ними коммунистическая власть: направляла на вредные производства, морально угнетала. Назваться крымским татарином было равносильно тому, чтобы назваться врагом народа, вспоминает Эльдар.

Я первый раз увидела Крым в шсть лет – приехала отдыхать с родителями. Мне много рассказывали о нем бабушка с дедушкой, называя нашей родиной. Я тоже родилась в Узбекистане. Родные часто повторяли: «Мы все равно вернемся на Родину». Так и случилось – в 90-х татары по призыву нашего лидера Мустафы Джемилева хлынули потоком в Крым и начали обживаться, рассказывает Эльмаз.

Протирая глазки после утреннего сна, к нам подходит 11-летняя дочка Эльдара – Айше-ханум, как он ее ласково называет. Все в их доме пропитано любовью: психологический комфорт ощущаешь уже с первых минут общения. Подкупает искренность, открытость и теплый уют домашнего очага. Именно в такой атмосфере растут талантливые и добрые дети.

– В крымской школе Айше училась на русском, а после переезда в Ладыжин ей пришлось перестраиваться на украинский. Было сложно, были слезы, потому что все детки общались на украинском, а она их плохо понимала. В Крыму Айше училась на отлично и не могла тут привыкнуть, что отстает по программе. Спасибо учительнице: через год дочка заняла первое место в школьной олимпиаде по украинскому языку, и так два года подряд. А в городской олимпиаде – четвертое место. Увлекается украинскими народными танцами и даже выступала на городском празднике, хвалится успехами дочери Эльмаз.

Сын Али – уже третьеклассник. Радует родителей спортивными достижениями: он неоднократный победитель городских и областных соревнований по ушу. Успехи детей – радость родителей. И хороший стимул, чтобы любить свое новое место жительства.

Мне в прошлом году друзья подарили вышиванку, потому что знают, что я очень люблю Украину. Меня и мою семью тут отлично приняли: «Наша Ряба» обеспечила жильем, работой, помогла моим родным адаптироваться. Что еще в жизни надо? Просто честно работай. Я тут не имел ни связей, ни родственников – меня заметили, оценили мое трудолюбие и поддержали. Очень благодарен Игорю Лещенко – директору ОП Птицефабрика «Винницкий бройлер» МХП, отмечает Эльдар.

Но надежда вернуться в Крым их не покидает.

– Пока в нас течет кровь крымских татар – нас будет тянуть в Крым. Тоска по морю есть, ностальгия. Думаем поехать в Западную Украину – там природа на Крым похожа. Проезжая живописные места, где есть горы, ловлю себя на мысли, что жду: вот-вот за поворотом появится Чатыр-Даг…  признается Эльмаз.

Севиль

Родная младшая сестра Эльдара Севиль переехала в Ладыжин с двумя детьми год назад. Приехала за мужем, который устроился работать в «Нашу Рябу» начальником отдела капитального строительства. Им тоже предоставили жилье – трехкомнатную квартиру и дали служебную машину.

У нас тут маленькая диаспора, улыбается Севиль.

Она – тренер по кундалини-йоге в местном спорткомплексе. В прошлом – работник Этнографического музея Симферополя, где она специализировалась на крымских татарах.

К сожалению, история у нас всегда находится под политическим влиянием – и в советские времена, а сейчас – особенно, рассуждает Севиль. – Наш народ привык выживать: отключили в Крыму наш местный телеканал АТR (31 марта 2015 года телеканал приостановил вещание из-за невыдачи лицензии российскими оккупационными властями, а с 14 июня возобновил вещание из Киева. – Ред.), так большинство установили спутниковые тарелки и продолжают смотреть любимое телевидение. А в Ладыжине Эльдар попросил владельцев кабельного телевидения – и нам подключили АТR. Это очень приятно – нас тут немного, а такое уважение к приезжим.

Севиль верит, что каждый человек имеет свое предназначение. Ее жизненное кредо – нести просвещение. Общаясь с украинцами, она старается им рассказать об истории крымских татар, их традициях и обычаях, о наших общих духовных корнях и о связи всех людей на земле.   

Человечество с изобретением интернета виртуально объединилось. Следующий шаг – объединение человечества ради мира, надеется Севиль.

Она благодарна тем, кто ее поддержал и помог заниматься любимым делом: выделил помещение, пригласил желающих в группу. В частности, директору филиала перерабатывающего комплекса ООО «Винницкая птицефабрика» Светлане Агейкиной.

Для работников фабрики абонемент стоит 50 гривен в месяц – символическая на сегодняшний день сумма. А йога – это возможность достичь гармонии тела и духа, убеждает женщина.

Севиль уверяет, что наш общий корень – планета Земля, и родство душ тот путь, который обязательно приведет к миру.

Как эзотерик я уверена, что мы – единая общечеловеческая семья, и у меня большое желание, чтобы наши политики нашли точки соприкосновения, Крым вернулся к Украине и конфликты прекратились. Я в это верю! Мне очень нравится украинское слово «злагода» – в нем есть пророчество единения и согласия. Все духовные лидеры очень хотят мира, и он настанет, потому что любовь и энергия любви, как и энергия света, всегда побеждают, говорит крымская татарка и в знак гостеприимства вручает нам «на дорожку» вкуснейший домашний пирог с вишней.

Эдибе

Хрупкая маленькая женщина распахивает двери и традиционно предлагает кофе. Она вместе с сыновьями живет в общежитии. Условия – отличные: есть отдельный санузел с хорошим ремонтом, холодильник, кладовка. Начиная жизнь на новом месте, она и не надеялась на такую «роскошь».

Я уехала с детьми из Крыма в 2014 году. Крым присоединился к России, и молодых ребят стали призывать в армию. Мои сыновья не хотели служить в российской армии. И еще один фактор, который сыграл решающую роль: в Крыму стали пропадать молодые ребята. Я очень боялась за детей. Может, кому-то это будет смешно услышать, но я сама провожала своих мальчиков на работу и встречала их – так мне было страшно, – рассказывает Эдибе.

Долго жить в постоянном стрессе невозможно, потому женщина с сыновьями Эскендером и Эшрефом переехала жить во Львов. Там было очень сложно. Работа в магазине сети «АТБ» не давала доходов, на которые можно было бы снимать жилье и питаться всей семье. Выручил двоюродный брат Эльдар. От него узнали о предприятии «Наша Ряба», переехали в Ладыжин, где парни устроились на перерабатывающий комплекс ОП Птицефабрика «Винницкий бройлер».

Пока ребята работают разнорабочими, но будут тут поступать в техникум. Могли бы продолжить образование в вузе, но документов из Симферопольского филиала Харьковского технического университета нам не отдали. Так и получилось, что старший не завершил четвертый курс, а младший – третий, пожаловалась она.

Эдибе – глубоко верующая, исповедует ислам, соблюдает намаз, старается четко придерживаться важнейших постулатов Корана. У нее на холодильнике висят магнитики с сурами, напоминающими о смирении и надежде на лучшее.

В Крым поехать не сможем – страшно. А в Ладыжине хорошо: люди здесь добрые, отзывчивые к чужим бедам. У сыновей есть работа, я работаю в местном магазине по продаже канцтоваров. Наверное, пока что останусь здесь,  делится женщина.

Одну из стен ее комнаты вместо ковра украшает голубое полотнище с желтой эмблемой в верхнем левом углу Тарак-тамгой – национальный крымскотатарский флаг. Эдибе его бережет, ведь частичка родины всегда должна быть с тобой, куда бы ни забросила тебя судьба.

ФОТО: QHA

QHA