МОСКВА (QHA) -

Верховный суд Российской Федерации оставил решение суда первой инстанции о запрете Меджлиса крымскотатарского народа без изменений, а в апелляции стороне защиты отказал. Таким образом, под запрет попали не только 33 члена Меджлиса, но и 23 региональных меджлиса районного и поселкового уровня. Вместе с Курултаем, которому крымские татары делегируют право избирать членов Меджлиса, под запрет попала деятельность 3500 человек.

Корреспондент Радио Свободы и Новой газеты Антон Наумлюк рассказал о ходе судебного заседания. Информационное агентство QHA приводит полный текст репортажа журналиста, опубликованного в издании «Крым.Реалии».

​Судебное заседание в Верховном суде России на Поварской началось с ходатайства гособвинения. Крымские прокуроры Владимир Чухрин и Татьяна Лазарева просили приобщить к материалам дела постановление об административном правонарушении от 27 сентября 2016 года. Речь в нем шла о том, что Меджлис собирался в Бахчисарае уже после его запрета подконтрольной России прокуратурой полуострова. После этого зампреда Меджлиса Ильми Умерова допросили и составили протокол, назначив небольшой штраф.

- Какое правовое значение это имеет? – поинтересовался председательствующий судья Игорь Зинченко.

Вероятно, административку членам Меджлиса назначили не в качестве наказания, а затем, чтобы гособвинение могло использовать в суде факт «непослушания» крымских татар в качестве аргумента. Впрочем, судебная коллегия в приобщении постановления отказала.

 – Апелляционная жалоба объемная и аргументированная. Доводы защиты можно изложить в четырех позициях. Первое: судом были не правильно определены обстоятельства, которые имели значение для решения о запрете, и Меджлис не является надлежащим ответчиком, – выступила судья Елена Горчакова.

Неподсудность Меджлиса стала одной из позиций защиты. Адвокат Кирилл Коротеев, который представлял интересы выборного органа в Верховном суде России, заявил, что его деятельность не регулируется российским законодательством об общественных организациях, а подпадает под действие статьи 5 Декларации ООН о правах коренных народов. ​

–  Для того, чтобы группу людей признать некоммерческой организацией, необходимо, чтобы у этой организации имелся устав. Такого устава у Меджлиса крымскотатарского народа нет и не может быть, – отметил адвокат Коротеев.

Крымскотатарский народ выбирает Курултай, а члены Курултая – Меджлис в составе 33 человек. По мнению защиты, рассматривать его в качестве общественной организации нельзя, судить, соответственно, тоже.

– Поставить вопрос о ликвидации общественной организации можно только после предупреждения. Они в материалах дела есть, но отметки о получении предупреждения членами Меджлиса – нет, – указывал адвокат Коротеев на процессуальные нарушения в деле.

Подробнее по существу обвинений в адрес Меджлиса высказалась другой адвокат – Марина Агальцова:

– Я остановлюсь на событиях 3 мая 2014 года, когда Меджлис принял решение о встрече Джемилева, который для крымскотатарского народа – герой, –  сказала она.

В мае 2014 года в районе Армянска встречавшим Джемилева крымским татарам противостояли российские силовики и бывшие сотрудники «Беркута». В результате столкновений двое правоохранителей получили легкие ранения, было возбуждено несколько уголовных дел по части 1 статьи 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти – КР). По версии обвинения, организатором сопротивления силовикам выступил Меджлис, инцидент был использован в качестве одной из причин его запрета в Верховном суде Крыма.

– Кроме крымских татар в районе Армянска находились 200 сотрудников «Беркута», 2 танка и 2 БТР. Да, есть два приговора о насилии в отношении двух «беркутовцев». Одного держали за воротник, другому нанесли несколько ударов. Да, была акция, да, было совершено насилие по отношению к «беркутовцам», но никакого экстремизма в этом нет, – настаивала Агальцова.

«Теперь о высказываниях главы Меджлиса», – перешла к еще одной причине запрета представительского органа крымских татар адвокат Агальцова. Претензии российских силовиков вызвали публичные высказывания главы Меджлиса Рефата Чубарова, который в интервью неоднократно заявлял о несогласии с оккупацией Крыма и призывал вернуть полуостров Украине.

– Для нас война закончится только тогда, когда Крым вернется. Украине следует готовиться к войне с Россией. Я один из тех, кто призывает и готовиться к худшему – к полномасштабной войне с Россией, – привел слова главы Меджлиса прокурор.

Обвинение усмотрело в этом призывы к нарушению территориальной целостности России. Против Рефата Чубарова возбудили уголовное дело, его объявили в розыск. Гражданская и энергетическая «блокады» Крыма тоже, по мнению прокуратуры - дело рук Чубарова, который неоднократно выражал поддержку блокирующим полуостров силам.

– Чубаров говорит на камеру «мы», – а рядом с ними всегда Ислямов и Джемилев, не имеющие отношения к Меджлису. И Чубаров говорит о войне, как о событиях будущего, он не призывает взять оружие в руки. Есть несколько дел против Чубарова, но ни одно из них не доведено до конца. Сейчас обвинение просто облегчает себе жизнь, и вместо расследования дел хочет решение о запрете Меджлиса положить в основу обвинения против него. Высказывания Чубарова – его личная позиция. Меджлис не принимал никаких резолюций об участии в «блокаде, – заявили адвокаты.

Обвинение, обосновывая решение о запрете Меджлиса, ссылалось на факты, доказывающие, по мнению прокуратуры, «противоправную деятельность» выборного органа крымских татар. Прокурор Владимир Чухрин вслед за экс-прокурором Крыма Натальей Поклонской заявил, что «наиболее массовые акции Меджлиса были направлены на противодействие органам власти республики Крым». В качестве таких акций прокурор привел в пример митинг 26 февраля 2014 года, когда возле здания Верховного совета Крыма произошли столкновения пророссийских сепаратистов и активистов, отстаивающих территориальную целостность Украины, главным образом, крымских татар. Дело о массовых беспорядках 26 февраля рассматривает Верховный суд Крыма, пострадавшими по делу проходят 79 человек, на скамье подсудимых – только крымские татары и ни одного представителя сепаратистов.

– С начала вхождения Крыма в состав России Меджлис провоцировал национальный экстремизм на территории России, содействовал массовым беспорядкам, – чеканил Чухрин. – Джемилевым и Коломойским был подписан меморандум о возвращении Крыма крымским татарам в виде национальной автономии в составе Украины. Было заявлено, что крымские татары живут на оккупированной территории и необходимо вернуть Крым Украине. То есть были сделаны призывы к нарушению территориальной целостности России.

Обвинение вспомнило даже недавние высказывания Чубарова о необходимости бойкотировать выборы в Госдуму России на территории аннексированного полуострова.

– Чубаров призывал к бойкотированию выборов в выборные органы республики Крым. Оказывалось давление на крымских татар, собиралась тенденциозная информация о выборах и результатах для их дискредитации, – заявил Владимир Чухрин.

– Прокуратурой было вынесено решение о запрете деятельности Меджлиса, однако 22 сентября 2016 года 12 членов Меджлиса собрались в Бахчисарае, провели заседание Меджлиса, в результате которого было вынесено решение об исключении из состава Меджлиса двух членов. Был составлен протокол о правонарушении. Зампредседателя Меджлиса дал объяснение, в которых не опровергает факт собрания. Продолжается также и деструктивная деятельность Чубарова. Например, на сайте Крым.Реалии Чубаров обратился к жителям Крыма с просьбой бойкотировать выборы 18 сентября 2016 года, – поддержала коллегу прокурор Татьяна Лазарева.

Прения сторон были короткими. Обвинение в лице Чухрина подвело итог: «Административный иск строился на совокупности доказательств. Считаем апелляционную жалобу несостоятельной и просим ее отклонить».

Защита еще раз перечислила свои доводы.

– Преследования крымских татар не с этого искового заявления начались. Это народ, который был депортирован и не мог вернуться домой. То, что сделал прокурор республики Крым, – продолжение того, что делала советская власть в отношении Джемилева. У вас есть прекрасная возможность остановить это – отмените решение суда первой инстанции, – обратился к судьям адвокат Коротеев.

Перед тем, как судьи удалились в совещательную комнату, успел выступить представитель подконтрольного России Государственного комитета по делам межнациональных отношений и депортированных граждан Республики Крым Александр Задков, который специально прибыл на заседание, чтобы поддержать обвинение со стороны госвластей полуострова. Комитет в деле фигурирует в качестве третьей стороны. Задков ходатайствовал о приобщении к материалам дела списка общественных организаций, которые «действительно защищают права крымских татар, в отличие от Меджлиса».

- Меджлис и крымскотатарский народ – это не одно и то же, – заявил Задков. – Поэтому нельзя говорить, что исковое заявление направлено против крымских татар. Крымские татары получили беспрецедентную возможность отправлять свои религиозные нужды с приходом России. Организован хадж с квотой 150 человек. Во времена Украины этого не делалось никогда. Праздники Ораза и Курбайн-байрам объявляются выходными, как Пасха и Рождество. Раньше этого не было. Строится мечеть в Симферополе – это будет самая крупная мечеть в Европе. Во времена Украины такого не было, а теперь государство (Россия – КР) изыскивает средства. Крымские татары испытывают доверие к действующей власти. Меджлис сам заявил о том, чего хочет добиться: управлять природными богатствами Крыма. Меджлис спросили: «Вас поддерживает 150 тысяч, а как же два миллиона славян?». Меджлис ответил: «Они нам не мешают».

Судьи удалились в совещательную комнату. После совещания судейская коллегия заняла свои места и председательствующий судья Игорь Зинченко коротко заявил, что суд отклоняет апелляционную жалобу полностью и оставляет решение Верховного суда Крыма без изменения.

Глава Меджлиса Рефат Чубаров отреагировал эмоционально: «…На 16-м году XXI столетия и в окружении своих друзей – евреев, украинцев, литовцев, латышей – получил очередное известие, свидетельствующее о том, что в Москве уже давно сучит копытцами дьявол, готовый ввергнуть весь мир в пропасть, если человечество не заключит с ним договор на крови…».

Реакция МИД Украины на решение Верховного суда России тоже была предельно жесткой. Украинский консул, присутствовавший в суде, комментировать это решение до официального обращения ведомства не стал.

 – Запрет высшего представительно-исполнительного органа крымскотатарского народа под надуманным предлогом «борьбы с экстремизмом» является откровенным кощунством российской оккупационной власти над правами и интересами крымских татар. Рассматриваем такое циничное решение как проявление расовой дискриминации. Этот прогнозируемый шаг высшей судебной инстанции России полностью согласуется с нынешней репрессивной политикой Кремля, направленной на борьбу с демократией и свободой и преобразование оккупированного полуострова в «серую зону» террора и бесправия, – говорится в заявлении МИД Украины.

После вынесенного решения адвокаты заявили, что у них закончились методы противодействия преследованию Меджлиса и крымских татар.

– Если сейчас члены Меджлиса, регионального, местного, будут собираться и обсуждать дальнейшую деятельность – она запрещена. А если это будет встреча всего двух человек – членов Меджлиса, – она будет квалифицироваться, как встреча экстремистов? Мне кажется, такое возможно, – говорит Марина Агальцова.​

А адвокат Коротеев отметил:

– Естественный ход событий дальше – это обращение в Европейский суд по правам человека. Это тот совет, который мы будем давать нашим доверителям.

ФОТО: Антон Наумлюк

QHA