КИЕВ (QHA) -

Почти ежедневно поступающие из Крыма новости о задержаниях, обысках и судах над крымскими мусульманами и всеми неугодными оккупационным властям, к сожалению, стали для нас обыденными. Все же большинству украинцев происходящее на полуострове кажется чем-то далеким, чего нельзя сказать о женах и детях политузников — для них это сегодняшняя реальность. Особенно сложно приходится детям, которые невольно стали свидетелями свирепствования российских спецслужб при обысках в их домах. На глазах детей их отцов избивали, а затем увозили в тюрьму. В один миг и на неопределенный срок лишившись отцовской поддержки, дети крымских политзаключенных сегодня вынуждены взрослеть гораздо раньше, чем их сверстники на материке.

Жены крымских мусульман Эмир-Усеина Куку, Муслима Алиева и Вадима Сирука из так называемой «ялтинской шестерки», обвиняемых оккупантами в терроризме, рассказали QHA, как их дети пережили задержания отцов, как они растут без папиного внимания и продолжают ждать...

«Этой весной суды закрыли. Нас с детьми даже в здание не пускают»

Жена Эмир-Усеина Куку Мерьем вынуждена самостоятельно воспитывает двоих детей. Бекир и Сафие очень скучают по папе, который проводил с ними много времени. Теперь у малышей отняли последнюю возможность видеться с отцом — на суды родственников больше не пускают.

— Вначале было сложно, дети все время ждали и спрашивали: «Когда суд?!» А потом, видя, как из заседания в заседание папу не отпускают, уже не спрашивают — взрослеют... На суды они ездили с радостью, чтобы хотя бы в коридоре увидеть отца. Свидания нам не дают.

Всё спрашивали: как он там, какие камеры, какая еда? Им все интересно, что связано с отцом. Эмир всегда очень внимателен к детям, их интересам, поэтому они сильно тоскуют.

Как-то возле Ялтинского горсовета, где Эмир работает, наш сын Бекир сказал, что гулял здесь в детстве.

Один из самых сложных моментов, когда мне не хватало Эмира, а Бекиру — отца, когда к нему в школу пришел некий «доброжелатель», представившийся сотрудником ФСБ, и рассказал сыну, где сейчас его отец. Сказал, наверное, мама ему говорит, что он уехал по работе в Турцию, а он — в тюрьме, и надолго!

Год назад Бекир нарисовал льва, а Сафие — сердечко и цветик-семицветик. Рисунки удалось передать через адвоката. Этой же весной суды закрыли, нас с детьми даже в здание не пропускают...

Эмир-Усеин Куку с дочкой Сафие

На протяжении всего этого времени нам помогает фонд «Бизим балалар» («Наши дети»), инициаторами создания которого выступили Лиля-ханум Буджурова и Эльзара-ханум Ислямова. А также нас поддерживает весь крымскотатарский народ!

«Старшая дочь, когда ест конфеты, откладывает в коробочку. Говорит, что это папе»

С момента задержания еще одного ялтинского мусульманина Вадима Сирука также прошло больше года. Его еще совсем маленькие голубоглазые девочки тоже растут без отца. Старшая Амира — папина дочка, с ним кушала и засыпала. А младшая Ханифа родилась уже после того, как Вадима посадили по ложным обвинениям.

— Он видел ее только один раз, в суде, — рассказывает жена Вадима Анна. — Сейчас мы живем втроем: я и дочки. Старшая, Амира, очень любит рисовать. Иногда пытается нарисовать папин портрет. Когда конфетки ест, понемногу откладывает в коробочку и говорит, что это папе. А вообще за последний год она сильно повзрослела, уже помогать мне старается, где может.

Амира всегда ждала папу с работы, только с ним нормально кушала. Вадим часто укладывал ее спать, потому что у меня она капризничала. Он выбирал ей одежду и учил делать зарядку. Играли они обычно тоже вместе.

Младшая Ханифа вот только ползать начала. Любит слушать детскую музыку, особенно «Волшебников двора».

Амира — старшая дочь Вадима Сирука

Анна говорит, что в этот сложный период ее семья получает много помощи, в разной форме и от разных людей.

— Очень помогают родственники и местные мусульмане, фонд «Бизим балалар». Что мне очень приятно, «Бизим балалар», помимо необходимых нам вещей, старается еще и что-то просто приятное сделать, устраивает детям праздники, мастер-классы, а мамам — отдых.

Отдельно скажу про адвоката Эмиля Курбединова. С первого дня он защищает моего мужа, не взяв с нас ни копейки. После обыска примчался к нам в Ялту, и до сегодня юридическая сторона проблемы — на нем.

В общем, без помощи не остаемся. Но надеемся, конечно, что это все ненадолго и в скором времени наша семья воссоединится...

«С тоской в глазах они ждут в коридорах суда, чтобы хоть мельком увидеть отца»

Еще один из так называемой «ялтинской шестерки» — Муслим Алиев имеет четверых детей: двух сыновей и две дочки, одна из которых является инвалидом детства. Его жене Наджие нелегко воспитывать детей самостоятельно. И невыносимо больно видеть тоску детей по отцу — женщина говорит, что сердце разрывается, но она не теряет веры в скорое возвращение мужа.

— Очень сложно выразить нам, взрослым, словами то, что испытывают наши дети в глубине своей израненной души, — говорит Наджие. С каким трепетом они разглядывают фотографии, где мы все вместе в кругу семьи... Когда с тоской и надеждой в глазах, наполненными слезами, они, мельком увидев своих отцов в коридорах суда, ждут, что сейчас их выпустят...

Наш младший сын в этом году пошел в первый класс. Стоит перед зеркалом и говорит: «Жаль, что меня не видит бабашка (папа), какой я красивый».

Благо есть родственники, друзья, которые не оставляют нас без помощи и внимания. Но это, конечно, не заменит отцовской любви и заботы. Очень надеемся, что скоро будем вместе. Очень благодарны всем, кто помогает нам пережить сложный период в нашей жизни. За тяготами всегда приходит облегчение. Верим в это.

Семья Муслима Алиева

Как отметили жены политузников, преодолеть трудности в этот сложный период им помогает фонд «Бизим балалар» («Наши дети»), созданный по инициативе Лили Буджуровой и Эльзары Ислямовой. Создание фонда еще раз показало сплоченность крымскотатарского народа и готовность помогать друг другу, в особенности если это касается детей.

По словам одного из членов совета «Бизим балалар», генерального директора Qaradeniz production Эльзары Ислямовой, на сегодняшний день фонд помогает 66 детям крымских политузников в возрасте до 18 лет. В списках «Наших детей» рядом с фамилиями арестованных мусульман значатся дети и первой жертвы оккупации Решата Аметова, и крымского режиссера Олега Сенцова, приговоренного к 20 годам колонии строгого режима.

— Это все дети, которые лишены отцов, которым нужна просто материальная поддержка, чтобы элементарно жить. В основном это религиозные семьи, где женщины не работают, и они лишились основных кормильцев, — рассказала Ислямова в комментарии корреспонденту QHA.

Фонд предоставляет семьям ежемесячную помощь в размере 5 тысяч рублей. В период подготовки детей к школе эта сумма увеличивается до 8-12 тысяч. Средства передают соотечественники и просто неравнодушные люди. Кроме того, фонд дополнительно помогает больным деткам, которые нуждаются в помощи на лекарства и обследования.

«Бизим балалар» организует и различные мероприятия, на которых дети могут немного отвлечься, пообщаться, поиграть друг с другом. Что немаловажно, фонд предоставляет как детям, так и взрослым услуги психолога, а также решает проблемы с оформлением документов.

— Наши женщины практически вообще не обращаются за помощью, потому что они настолько скромные, что некоторые семьи приходилось уговаривать принять эту помощь. Иногда при посещении некоторых семей мы видели, что дети остро нуждаются в психологической помощи. Потому что этот огромный стресс приводил к плохим последствиям — дети замыкались в себе. Мы разговаривали с матерями, и они соглашались, что такая помощь нужна, — говорит Эльзара-ханум. — Сначала дети к нам приходили с глазами, полных слез. Для них это был огромный шок, потому что все происходило на их глазах. Они вспоминали те события. Нам, взрослым, слушать все это было очень тяжело. Когда маленькие дети рассказывали о том, как их отца били, как кричали и выбивали стекла... Слушать это от детей было ужасно. Сейчас, спустя время, дети играют, поют, танцуют. Уже немножко другие, немножко отходят. Мы пытаемся их всех вместе собрать, увлечь мастер-классами, играми с аниматорами. Мне кажется, дети отогреваются в такой ситуации.

Сегодня несколько десятков детей крымских политузников и жертв оккупации ждут своих отцов и смотрят на взрослых с вопросом в глазах. Вот только ответа, когда же они увидят папу дома, пока не получают.

Ольга Волынец

ФОТО: интернет, Антон Наумлюк

QHA