КИЕВ (QHA) -

Несмотря на то, что после Евромайдана деятельность общественных активистов стала одной из сил, меняющих Украину, преследованиям подвергаются десятки из них. По словам старшего следователя по особо тяжким делам ГУНП в Киеве Виктории Давиденко-Лисогубенко, ежемесячно полицейские передают в суды тысячи дел, а у каждого правоохранителя есть норма, за невыполнение которой с него снимают премию. При этом активисты утверждают, что дела, связанные с их избиениями или угрозами в их адрес, в полиции просто не расследуют.

QHA поговорило с несколькими общественниками, которые рассказали о давлении, которое на них оказывают, и о реакции полицейских на их заявления. 

Взорванная машина и попытка похищения

История Анастасии Стахно и Владимира Титова началась в 2016 году. Владимир, который является депутатом Петропавловско-Борщаговского сельского совета, давал в прокуратуре показания по поводу выделения гектара леса в районе. Земля, которую поначалу «списали» сельскому главе, была позже передана родственнику застройщика, который незаконно начал проводить там работы.

— После он (сельский голова - ред.) вызвал моего мужа и пожурил, спросив, почему тот не пришел к нему и не посоветовался, как надо было давать показания. С тех пор и начались наши преследования, - вспоминает Анастасия.

Всего в полиции сегодня находится 28 дел, связанных, как говорит женщина, с «войной» против ее семьи. Под «войной» Анастасия понимает не только сообщения с угрозами, которые приходят ей на телефон, но и реальное давление: поджоги, попытки похищения и прочее.

— 1 апреля 2016 года моему мужу угрожали «чечены». Мы их так называем, ведь один из них представился добровольцем чеченского батальона и передал нам «привет» от главы сельсовета и попросил не мешать работать, - рассказывает Анастасия.

На сессиях сельсовета, куда по работе ходили журналистка и ее муж, мужчины спортивного телосложения не пускали ее в здание. Словесные угрозы переросли в физическое противостояние позже, когда эти же люди спровоцировали ДТП, в которое попала активистка.

— Меня преследовали и наши машины столкнулись. Сейчас у меня есть экспертиза, которая говорит о том, что я не имела возможности этого избежать, - уточняет женщина.

На месте ДТП в считанные минуты начали появляться люди, которые после будут возникать в жизни семьи, как говорит женщина, самым невероятным образом. Через некоторое время на журналистку напал юрист застройщика, который незаконно получил гектар леса, но дело о нападении в полиции закрыли из-за отсутствия тяжких телесных повреждений.

Такая практика, по ее словам, не новая и правоохранители часто «списывают» неугодные дела или рассматривают их как обычное обращение граждан. При этом работа по делам Анастасии и Владимира все же ведется, но добиться этого семье удалось не благодаря бесконечным обиваниям порогов кабинетов полицейских, а тем, что некоторые факты преследований просто было невозможно игнорировать.

Однажды ночью автомобиль Анастасии взорвала группа титушек. После инцидента они вместе с другом обошли соседей и проделали всю полицейскую работу.

— Мы отыскали кадры с камер наблюдения соседей, где видно людей, взорвавших машину. Мы нашли свидетелей, улики – автомобильные запчасти, которыми хотели либо нас, либо собаку убить. Я предлагала следователям провести радиоразведку, чтобы узнать, какие телефоны были в ту ночь на нашей территории, была готова оббежать соседей, чтобы исключить из списка подозреваемых лишних, но реакции никакой, - рассказывает Анастасия.

Даже после взрыва машины люди, преследующие активистов, не успокоились и уже через несколько дней мужа Анастасии пытались похитить.

— Мы ехали по делам, и у нас спустило колесо. Когда муж его менял, сказал, что его, скорее всего, хотят похитить. Тогда около нас останавливалась какая-то машина и поджидала, - вспоминает активистка.

В тот раз семья добралась до ближайшей станции технического обслуживания, где работники рассказали, что шины проколоты особенным способом.

— Режут специальным способом – «розочкой». Когда ты садишься за руль, то не видишь, что что-то не так, но когда начинаешь ехать, понимаешь это. После колеса «выстреливают» и происходит две вещи: либо ты разбиваешься, либо, когда ты выходишь поменять колесо, тебя похищают, - поясняет активистка.

Анастасия говорит, что самое «удивительное» в их истории это то, что тех, кто преследует активистов, она знает в лицо.

— В делах они проходят как неустановленные лица, - сетует активистка, выкладывая на стол десятки фото с лицами тех, кого она подозревает в преследованиях.

Несмотря на то, что «война» против Анастасии и ее мужа продолжается уже два года, градус противостояния не снижается, и совсем недавно группа неизвестных подожгла магазин, принадлежавший семье.

Поджог авто и избиение

Юрист и правозащитник Александр Дядюк оказывает помощь активистам в разных сферах, но преследовать его начали после того, как он стал заниматься делами о незаконных застройках в прилегающих к Киеву районах.

В начале прошлого года автомобиль адвоката подожгли неизвестные, и если в то, что расследовать дела с поджогами авто сложно из-за отсутствия свидетелей, мужчина верит, то игнорирования ситуации с его избиением на глазах двух женщин просто не понимает.  

Утром 13 июня 2017 года Александр как обычно шел к своей машине, которую каждый день оставлял на стоянке у детского сада.

— Утром, когда я должен был идти на заседание апелляционного суда по делу о незаконной застройке, меня побили. Шел около забора из сетки возле детского сада,а навстречу мне идет спортивный парень. Он меня в лицо ударил, но я выстоял. Сразу после этого сзади подошли еще двое и ударили меня в голову кастетом, - вспоминает адвокат.

В это время в детском саду воспитатели начали собирать детей на прогулку и заметили, как трое избивают Александра.

— Они подбежали и начали кричать. Я записал их имена и поехал в полицию, - рассказывает мужчина.

В полиции адвокат провел много времени и даже заставил следователя записать имена свидетелей, но ни в тот день и даже через год женщин никто так и не опросил.

— Он (следователь - ред.) все записал, потом уволился и ничего про него не слышно. Вчера мне позвонили и сказали, что производство по моему делу закрыто из-за того, что во время экспертизы я не принес медицинских справок, - сокрушается Александр.

О том, что следствию нужны дополнительные документы, активисту, который не хуже других знаком с украинской правоохранительной системой, никто не говорил. Но теперь, по словам Александра, это уже никого не волнует.

— Правоохранительные органы у нас как работают: платишь ты – расследуют, платит кто-то другой – ты будешь виноват, - подытоживает активист.

Ранее QHA сообщало, что Уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская считает снос палаточного городка активистов у Верховной Рады грубым нарушением закона. 

QHA