МАРИУПОЛЬ (QHA) -

Волонтеры – это слово стало нарицательным в современном украинском обществе, а в мариупольских реалиях приобрело дополнительный смысл. И если раньше военные волонтеры вызывали большое уважение, то теперь такое же отношение заслуживают и те волонтеры, которые помогают не только на «нуле», но и в глубоком тылу. И речь в этой статье пойдет не о помощи нашей армии, а о помощи простым людям – таким же, как мы.

Они – переселенцы, которые оказались в плохое время и в плохом месте. У них больше нет дома (временно или навсегда), им некуда возвращаться. Кто-то пережил смерть близких, кто-то стал свидетелем страшных обстрелов и чудом спасся, а кто-то просто выехал заблаговременно, надеясь на то, что совсем скоро вернется обратно. И все они объединены одним временным пристанищем – Мариуполем и его окрестностями, которые за последние два года приняли более 200 тысяч людей, бегущих от войны.

Город пополнился новыми жителями, но городские власти мало что сделали для того, чтобы новые жители (пускай и временные) почувствовали себя здесь, как дома – в безопасности и с уверенностью в завтрашнем дне.

А когда руководство города или страны не хочет или не может выполнять свои важные функции, их на себя берут простые украинцы. И наше мощное волонтерское движение показало, что страна способна эффективно функционировать без правительства.

Этот тезис продолжают доказывать волонтеры Мариуполя, которые предпочитают не раскрывать своих настоящих имен и оставаться неизвестными. Они – мариупольцы, которые просто берут и помогают. И они позволили корреспонденту QHA заглянуть в волонтерский центр в свой обычный рабочий день и провести его с ними.

Итак, день волонтеров-невидимок начинается около восьми утра с кофе и сигарет. Ведь впереди долгий день и много работы, не предполагающей перерывы из-за нескончаемого потока посетителей центра. Конечно, докурить сигарету не удается, поскольку уже в 8.04 приходит первый посетитель. Никто не читает расписание «Работаем с 9.00 до 17.00», проснулся – и пришел. Первая же посетительница оказывается скандальной личностью, и с порога заявляет, что ей здесь "все должны".

- Как это нет картошки? Вы же волонтерский центр! – буквально кричит женщина.

Она хорошо одета, на ее шее – золотая цепочка, а в ушах – серьги с драгоценными камнями. Ей непонятно, почему в центре помощи нет еды, и ее не сильно интересуют причины.

- Могла бы продать свои брюлики и принести нам пару кило гречки! - в сердцах комментирует волонтер-"невидимка".

Волонтерский центр существует независимо от государства, в отдельном помещении, которое арендуется за собственные средства волонтеров. А все, что находится в нем – еда, медикаменты, одежда и канцелярские товары – все является благотворительной помощью мариупольцев и небезразличных людей со всей Украины и даже из-за ее пределов. Украинцы, которые оказались в далеких странах, переживают за свою родину и стараются помогать, как могут. Они присылают рюкзаки и тетради для детей-переселенцев, которые готовятся к школьному году, каши быстрого приготовления и просто хорошую одежду. Мариупольцы тоже несут все, что могут, но потоки помощи значительно уменьшились за последний год.

- Наверное, все просто привыкли к войне и к тому, что вокруг так много людей, нуждающихся в помощи, - говорит второй «невидимка».

В двери входит следующий переселенец – подвыпивший молодой человек в относительно новой, но уже грязной одежде. Видно, что употребляет он регулярно, на лице заметны характерные изменения. С его приходом заметно, как у волонтеров сжались челюсти и напряглись запястья. Оказывается, это их старый знакомый. Он приходит в центр регулярно, раз в неделю, чтобы устроить тут скандал.

- Ну, я пришел. Есть че? – на повышенных тонах начинает пришедший.

- Женя, ты опять? У тебя есть деньги на выпивку, но нет средств, чтобы купить килограмм гречки. Мы не собираемся каждую неделю выдавать тебе помощь, у нас есть и другие люди, которым больше надо.

Женя говорит что-то нечленораздельное, но видно, что он сильно возмущен и готов поспорить. Входит руководитель центра и доходчиво объясняет, что в таком состоянии посетителю здесь делать нечего. Тот сразу меняется в лице и пятится к выходу. Волонтеры говорят, что это точно не последний его визит. Пройдет неделя, а потом он снова придет за очередной порцией помощи, потому что все полученные от государства деньги будут просто потрачены на алкоголь.

- Таких персонажей немного, в основном к нам приходят вполне адекватные люди, которые действительно нуждаются в помощи. Хотя бывают и откровенные бездельники, которые не хотят что-то делать, искать работу и шевелиться, потому что есть такие организации, как наша.

Кажется, что «невидимые» волонтеры уже устали от подобных посетителей и немного разочаровались в них. Но это не мешает им продолжать свою работу и тянуть все на собственной шее.

В двери входят трое молодых мам, а вместе с ними – их семеро детишек. Дети тут же принимаются рассматривать игрушки, и только самые маленькие из них плачут и в их глазах виден сильный страх. Им сложно адаптироваться на новом месте, а от громких разговоров они вздрагивают и пугаются. Пока старшие дети пытаются успокоить младших и параллельно отыскивают самые интересные для них игрушки, их мамы получают питание и подгузники, а также другие необходимые предметы. Они молча все собирают, интересуются, нет ли для них чего-нибудь еще. Волонтеры предлагают оставить вместе с их контактами еще и предпочтения по поиску работы - вдруг они смогут им помочь с трудоустройством. Женщины с опаской, но все же оставляют свои контактные телефоны и говорят, что были бы не против работать в садике нянечками или, в крайнем случае, уборщицами на полставки. И так же быстро они уходят, будто бы тоже стесняются того, что берут помощь от чужих людей.

Молодые мамы с Вашей помощью находят работу?

- Да, - отвечает «невидимка», - мы собираем базу с их контактами и образованием или пожеланиями по работе. Как только кто-то из друзей или знакомых при беседе вспоминает о вакансии, мы тут же сводим их с работодателем.

А служба занятости и другие государственные органы не помогают?

- Ну, мы как-то и не особо рассчитываем на их помощь. Пока сами справляемся.

Тем временем, порог переступает маленькая бабушка. «Божий одуванчик» долго стоит в дверях, не решаясь войти. После бабуля нерешительно пытается произнести первое слово и, краснея, опускает глаза. Видно, что ей стыдно и неудобно просить о помощи, но приходится.

- Проходите, не стесняйтесь. Что Вы хотели?

- Мне бы одежды какой-нибудь на лето, и, может, печенья… - говорит бабушка.

Оказывается, она живет в ужасных условиях - без кровати в летней кухне. Ей нужно не просто печенье и летняя одежда, ей нужно буквально все: матрас и кровать, постельное белье, зимняя одежда, обувь, бытовая химия и много-много всего… Но она не кричит о том, что вокруг ей все должны. Она прячет ноги, обутые в домашние тапочки, сквозь которые видны большие пальцы. Ей стыдно, что она не в состоянии обеспечить свою жизнь и старость. Волонтеры помогают бабушке получить все необходимое, заказывают кровать и матрас, в нагрузку дают одеяло и доставляют все прямо к ней в летнюю кухню. Адрес бабушки заносится в особенный блокнот, и теперь о ней будут заботиться регулярно, доставляя продовольствие и важные мелочи прямо домой.

Почему эти люди не перестали помогать другим? Почему они вместо своей обычной работы выбрали волонтерство? Видя мой немой вопрос, один из них говорит:

- Я сам выехал из Горловки во время обстрела и прекрасно знаю, что значит потерять все. Я просто не могу оставаться в стороне, и делать все возможное – вот выход для меня. Мне кажется, что таким образом я приближаю победу в Украине. И это будет не только победа над внешним врагом, но и большая внутренняя победа, благодаря которой наше общество изменится.

Галина Балабанова

ФОТО: QHA

QHA