КИЕВ (QHA) -

Крымский правозащитник Лиля Гемеджи рассказала в комментарии корреспонденту QHA, что в Крыму все поданные ею ходатайства по административным делам суды отклоняют.

 - Судьи намеренно пытаются перефразировать все наши слова и перевести в другое русло, делая вид, что они нас не слышат. Когда мы говорим о составе преступления, то нас все время возвращают к тому, что мы говорим о событии админправонарушения, а это абсолютно разные вещи и это потом отражается на решении суда. И в судебных решениях содержится то, чего мы не говорили, либо некоторые судьи излагают свои какие-то домыслы, которые суд должен обжаловать, - рассказала она.

По словам Лили Гемеджи, в зал заседания суда по административным делам удается попасть всем, но на этих заседаниях присутствует не такое большое количество людей. А по уголовным, которые ведут наши адвокаты, удается попасть 2-3%, а основная масса людей стоит как группа поддержки в коридоре.

Относительно ближайших административных дел, правозащитница отметила, что 24 января намечена апелляция по административной жалобе в отношении дела Энвера Шерфиева, принимавшего участие в несанкционированном митинге 12 мая 2016 года.  

- Мы будем показывать всю несостоятельность решения суда первой инстанции. Но я думаю, что это не изменит решение суда и штраф в 15 тысяч рублей, который назначен судом, останется в таком же размере, - заявила Лиля Гемеджи.

Крымский правозащитник отметила, что это уже пятый подобный случай. Например, по административному делу Османа Белялова из Бахчисарая, относительно его участия в несанкционированном митинге 12 мая прошлого года, суд отправил на доработку протокол об административном нарушении.

- Люди, привлекаемые к административной ответственности, рассказывают, что у майора полиции, заводящего эти дела, имеется множество фотографий лиц, которых он намеревается привлечь по данным статьям, - рассказала Лиля Гемеджи.

Еще одна правозощитница Ленура Энгулатова добавила, что все судебные заседания - абсурдные.

- Дела настолько абсурдные, что судья даже не знает, как это комментировать и высказывается не профессиональная точка зрения судьи, а "лишь бы что-то сказать". Например, по тем же митингам в ответ на наши аргументы о том, что несанкционированные митинги - это такое же стихийное собрание, как на пожаре или  ДТП, судья говорит, что во время таких митингов кто-то может пострадать, ведь они собираются в количестве больше 5 человек, - сказала Ленура Энгулатова.

В свою очередь, Лиля Гемеджи рассказала, что они в основном общаются с женами политзаключенных, потому что не имеют адвокатского статуса.

- И общаясь с их женами, мы видим массу проблем и правонарушений со стороны системы относительно семей политзаключенных. Они не могут передать продукты и одежду. Для того, чтобы попасть в СИЗО или психиатрическую клинику, приходится простаивать длительные очереди. В СИЗО нет туалета. А жены, у которых многодетные семьи и есть маленькие дети, вынуждены не только добираться в СИЗО, но и выстаивать с утра до вечера в очереди. Они испытывают массу трудностей для того, чтобы хоть как-то облегчить положение своих мужей. Им не разрешают встречаться со своими мужьями, а они могут только передавать какие-то посылки. Следователь им однозначно заявил, что раз ваши мужья не сотрудничают со следствием, то никаких свиданий вам не полагается, - поделилась правозащитница.

Лиля Гемеджи отметила, что жены политзаключенных испытывают трудности в получении доверенности на представлении интересов своего супруга по оформлению земельных участков и прав собственности. Также они не могут оформить различные пособия.

В частности, жены севастопольской четверки «Хизб ут-Тахрир» не могут оформить доверенность уже длительное время.

Что касается обысков, правозащитница рассказала, что силовики врываются в дома крымских татар, выбивая окна и все переворачивая.

- Во время последнего обыска в селе Строгановка в семье Тимура Абдуллаева в кроватке лежал трехмесячный малыш, и один из сотрудников ФСБ чуть не перекинул матрас с ребенком. Маленьким детям приходится проходить через все это. Мы добиваемся, чтобы с ними работали психологи, и стараемся их скоординировать, участвуя в таких проектах, как «Наши дети» Буджуровой, чтобы и финансово эти дети не испытывали какие-то затруднения. Мы работаем в команде, - заключила Лиля Гемеджи.

За участие в массовых акциях подвергаются преследованием активисты Крыма. Так, митингующие в Симферополе под лозунгом «Обманутый Крым» также привлечены к судебным разбирательствам и штрафам, отметила правозащитница.

QHA