КИЕВ (QHA) -

Считаные дни остались до презентации первого документального фильма о крымскотатарской певице Джамале. О победительнице «Евровидения-2016» были написаны сотни материалов и снято неисчислимое количество сюжетов, однако фильмов еще не было. Режиссер Анна Акулевич ни разу не усомнилась в выборе героини – яркой, позитивной и целеустремленной Джамалы. Год работы над 70-минутной картиной стал для нее новым и незабываемым опытом. О том, как проходили съемки, как ведет себя Джамала «за кулисами» и сложно ли сотрудничать с известной певицей, Анна Акулевич рассказала корреспонденту QHA.

Расскажите, пожалуйста, о фильме и его названии. Как появилась идея снять документалку о Джамале?

Фильм называется «Jamala.UA» – мы заведомо выбрали такое название, чтобы не фантазировать и не искать какие-то вычурные смысловые нагрузки. Для начала я хотела бы рассказать, как родилась идея. Мне поступило интересное предложение – снять позитивный месседж из Украины. Для этого, естественно, нужен был соответствующий герой. Мы долго над этим размышляли, возникло несколько концепций, от которых пришлось отказаться. В итоге, как нередко и бывает, совершенно случайно я прочла в Guardian новость о том, что Джамала написала песню «1944» и планирует ехать на «Евровидение».

После этого Вы сразу же поняли, что она – Ваша героиня?

Да, она самоидентифицированая, молодая, современная, европеизированная личность. А кино – о ее подготовке к концерту, о мыслях по поводу «Евровидения», терзаниях, сомнениях. Но кроме этого – о ее характере, каких-то шутливых и даже ребяческих моментах. Мы поставили себе цель: запечатлеть это, ничего не скрывая, чтобы ее увидели настоящей. Я бы сказала, что этот фильм создан из кусочков ее жизни.

Съемки заняли много времени?

Мы начали работу, когда еще было неизвестно, кто представит Украину на «Евровидении». Нам повезло – Джамала стала финалисткой. Мы работали до самого ее отъезда в Стокгольм, плюс еще несколько недель после триумфального возвращения.

Просматривала ли Джамала отснятый материал?

Нет, она смотрела уже готовое кино в черновом варианте, без чистого звука и без цветокоррекции. Но даже в таком «сыром» виде оно ей понравилось. В очередной раз я пришла к выводу, что ее умение видеть себя со стороны и принимать этот образ свидетельство огромной работы над собой.

Кого еще зрители смогут увидеть в фильме кроме Джамалы?

Одним из наших героев постепенно стал ее продюсер Игорь Тарнопольский (Гоша). Он, можно сказать, второе лицо повествования, так как постоянно взаимодействует с Джамалой. Хочу отметить, что у нас в фильме нет закадрового голоса или «говорящих голов», что обычно присуще документальному кино. Зато у нас есть живое общение, выяснения каких-то ситуаций, планов между Игорем и Джамалой, рабочие моменты  все это мы фиксировали. Но, кстати, бойфренда Джамалы в фильме не будет.

Какой лично Вам показалась Джамала, какое мнение Вы о ней составили?

Если передо мной стоит выбор о приятии или неприятии человека, то прежде всего я обращаю внимание на его мировоззрение, которое влияет на выбор его жизненной позиции. У Джамалы и ее сообщества, я поняла с первых дней, музыка – это религия, ей подчинено все. И это захватывает, в этом есть какой-то особый магнитизм! Причем захватывает не только меня, а и оператора и, естественно, ее фанатов. Прямо как в одной из ее песен «Заманила» – она манит, завораживает…

Все мы знаем, что Джамала – крымская татарка. Ваша история – только о Джамале как личности, или ее национальная принадлежность также затрагивается?

Естественно, это одна из линий ее портрета. Так случилось, что однажды ее гримировала девушка не из их команды, и задавала, с моей точки зрения, ряд нелепых вопросов, связанных с ее национальностью, историей семьи. Но Джамала была вынуждена отвечать  убежать она не имела возможности. Я хочу, чтобы на этот эпизод обратили внимание, именно на то, с какой интонацией и как она отвечает… Она вынуждена была рассказать случайной девушке интимную историю своей семьи. И ты не остаешься равнодушным, ты понимаешь всю боль и трагедию ее личного восприятия, зафиксированного в генетической памяти.

Вы были с ней на протяжении длительного времени. Скажите, Джамала изменилась после победы? Не было ли так называемой звездной болезни? Или, наоборот, победа повлияла в лучшую сторону?

Нет, этого всего не было. Она в принципе очень коммуникабельна. Но и не «няшка» в то же время. Я изменений не заметила. Может быть, причиной тому является ее желание концентрироваться на главном. В ее случае, как я уже говорила, это творчество. 

Джамала – человек эмоциональный. Это влияло на съемки фильма? Мешало или, наоборот, способствовало?

Скорее способствовало. Эмоции, о которых Вы говорите, я называю элементом инфантильности, когда ты абсолютно свободен. Нельзя забывать свое состояние ребячества, особенно творцу. Иначе ты теряешь полет, а это главное!

Не было ли каких-то конфликтных ситуаций во время работы над фильмом?

Мы не вступали в зону, которая была бы ей дискомфортна. В эти правила нас посвятил Гоша. Мы приняли эти условия и старались их не нарушать.

Легко ли было договориться по поводу съемок?
Это скорее технический аспект процесса. Наши продюсеры договаривались, уточняли графики, и мы порой втискивались в какие-то щели ее свободного пространства и времени. Ко всем бедам на наши головы, в тот период Джамалу рвали на части СМИ всего мира
от Японии до Канады.

Анна, это была Ваша первая работа в жанре документального кино?

Если не считать студенческих попыток, то да. Вообще, если честно, у меня пока еще скромный кинематографический опыт, но, наверное, разговор не об этом. Я всегда рада, когда сталкиваюсь с творческими испытаниями, а еще больше  когда находятся силы для их преодоления. Мне кажется, работа над историей с Джамалой хороший пример этому. В какой-то момент, уже монтируя фильм, я засомневалась в концепции и обратилась к мэтру документалистики Сергею Буковскому. На эту тему можно говорить бесконечно – он невероятен в своей творческой и человеческой манере. Тот фильм, который существует сегодня, состоялся во многом благодаря ему.

Теперь другая сторона медали. Меня нашла одна из фанаток Джамалы, 15-летняя девчонка с Закарапатья. Она мне пишет: «Ничего себе, никогда не представляла, что над фильмом можно столько работать! Я тебе пишу в выходные – ты опять на встрече, я пишу днем – ты занята, сколько можно работать с фильмом?!» Но так оно и есть. Второй год работы бесконечной, безостановочной, но в то же время  как мне без нее? Это уже моя религия.

Что касается даты премьеры, 13 апреля было выбрано намеренно или случайно?

Это неслучайная дата. Это стратегия дистрибьюторов.

Где можно будет увидеть «Jamala.UA»?

Фильм будет показан почти в 30 залах Украины. В связи с тем, что у нас уникальный дистрибьютор Культурный центр Довженко, они сами договариваются с кинотеатрами, какое время реально для того, чтобы пришел наш зритель, и реален ли вообще у них в зале показ подобного фильма.

Я знаю, что Вы ездили на Берлинский международный кинофестиваль. Расскажите, что там происходило?

Это целый мир киномероприятий. Я в основном участвовала в профессиональной секции документалистов это встречи с дистрибьюторами, кинофестивалями, агентствами и так далее. Существуют простые правила: у тебя есть всего семь минут на презентацию проекта. Не вкладываешься  твои проблемы. Зажег тебя заметили. О результатах говорить преждевременно. Главное – войти в воду и начать движение.

После Берлина я побывала в Швеции. Их общественное телевидение заинтересовалось этим проектом. Ждем от них конкретных предложений.

Беседовала Александра Шекера

ФОТО: личный архив Анны Акулевич 

QHA