КИЕВ (QHA) -

Представители оккупационных властей избивали и допрашивали на "полиграфе" водителя супруги лидера крымскотатарского народа Мустафы Джемилева Ахтема Мустафаева. Об этом рассказал Мустафаев 10 июля на пресс-конференции в Киеве, передает корреспондент QHA.

По словам активиста, его задержали лица в военной форме без опознавательных знаков.

— 28 июня 2018 года против меня были проведены противоправные меры. Я на своем автомобиле где-то без пяти десять выехал со двора, припарковал автомобиль и собирался выйти, чтобы закрыть ворота. Когда я открыл автомобиль, то увидел перед собой людей в военной форме без опознавательных знаков. Они схватили за ручку, я автоматически закрыл дверь, и они начали направлять на меня огнестрельное оружие — пистолеты. Я был вынужден выйти со своей машины. Тогда они меня схватили, одели наручники, бросили в Mercedes Sprinter и одели мешок на голову.

Мустафаева допрашивали в помещении без окон, похожем на подвал.

— Привезли меня и держали в неизвестном месте. Это был подвал. Как я это понял? Меня спускали вниз. Все это происходило в мешке и в наручниках. Уже в подвале меня посадили на стул и сказали, что дела у меня очень плохи, и что к ним в мешке просто так никто не попадает. Это помещение было без окон, там также находились люди в форме и балаклавах. Стоял стол. На нем — ноутбук и какой-то аппарат. В дальнейшем я понял, что это был полиграф. Мне начали задавать вопросы: как часто я бываю в Украине, когда в последний раз, где именно, с кем общался, к кому ездил. Судя по звуку, вопросы набирали на ноутбуке. Я отвечал на все вопросы. Назвал фамилию Мустафы Джемилева. Они спросили, с кем я еще общался. Я ответил, что не помню. Мне нанесли удары в область грудной клетки, а также ударили сзади по затылку. Били руками.

Активиста допрашивали около 4-х часов, после чего предложили сделку.

— Если им мой ответ не нравился, мне наносили удары в затылочную часть. Меня спрашивали про поджог дома муфтия в Крыму, поджог ЛЭП в Алуште… Я отвечал, что мне об этом ничего не известно. Мне угрожали и говорили, что я не выйду оттуда, что я потеряюсь навсегда, и что они научат меня любить Советский союз. Я ощущал реальность этих угроз, понимал, что моя жизнь в руках этих неизвестных людей. Затем с меня сняли мешок, отстегнули наручники, подсоединили ко мне полиграф и задавали аналогичные вопросы. Это длилось порядка 4 часов. Меня спросили, хочу ли я домой, и поле моего утвердительного ответа предложили мне сделку, что я даю согласие на сотрудничество с ними о неразглашении, что все это происходило без физического и психологического давления на меня. Все это они заставили меня написать от руки и потом я все это еще прочитал на видеокамеру.  После этого мне на голову снова надели мешок, посадили в машину и повезли дальше. Меня везли около часа. Как потом стало понятно, меня привезли в Симферополь., на улицу Франко. Мешок мне сняли уже в кабинете следователя. Их было двое человек. Они составили протокол, я его подписал, следователь вывел меня из здания, где меня уже ждали родственники.

Напомним, координатор Крымской контактной группы по правам человека Абдурешит Джеппаров сообщил, что Ахтем Мустафаев покинул Крым 6 июля.

QHA