КИЕВ (QHA) -

Решение о направлении в Украину Специальной мониторинговой миссии Организации безопасности и сотрудничества в Европе (СММ ОБСЕ) было принято 21 марта 2014 года, после оккупации Крыма и начала развития конфликтной ситуации на Донбассе. Сегодня участниками миссии на Востоке Украины являются 600 наблюдателей, которые собирают информацию о ситуации в зоне вооруженного конфликта и представляют отчеты обо всех инцидентах, зафиксированных во время осуществления патрулирования.

Первый заместитель главы СММ ОБСЕ в Украине Александр Хуг рассказал корреспонденту QHA об особенностях работы наблюдателей в условиях вооруженного конфликта в Донецкой и Луганской областях. Помимо двух областных центров этих регионов, наблюдатели работают еще в восьми городах Украины, в частности, возле административной границы с оккупированным Крымом.

По словам Александра Хуга, миссия постоянно рассматривает возможность увеличения присутствия наблюдателей возле админграницы с полуостровом.

– Когда начали поступать сообщения о проблемах на административной границе, мы решили увеличить количество патрулей СММ ОБСЕ именно в этой местности. Они постоянно наблюдают за пунктами пересечения административной границы (Чонгар, Чаплынка и Каланчак. – Ред.). В день на патрулирование выезжает четыре команды наблюдателей. Все факты, которые были зафиксированы патрулями, публикуются на нашем веб-сайте на трех языках. Мониторинг этого района продолжается, и мы постоянно оцениваем необходимость увеличения числа наблюдателей там. Исходя из наших наблюдений, мы не можем подтвердить поступающую информацию о событиях в Крыму, – говорит Александр Хуг.

По его словам, ОБСЕ работает на основании консенсусных решений, а касательно мандата СММ в Крыму консенсуса среди 57 государств-членов ОБСЕ нет.

Поскольку на административной границе с Крымом наблюдатели фиксируют минимальное количество инцидентов и в целом спокойную обстановку, наибольшее число наблюдателей направлено на Донбасс. В последнее время в отчетах миссии говорится о большом количестве угроз в адрес наблюдателей, что значительно усложняет их работу. Однако Александр Хуг заверил, что работа миссии не будет прекращена досрочно.

– Это правда, что мы сталкиваемся со множественными рисками в работе мониторинговой миссии на Востоке Украины. Наши коллеги на Донбассе имеют в своем распоряжении все, чтобы эти риски минимизировать. Но, естественно, есть часть рисков, которые предусмотреть невозможно. Однако миссия намерена приложить все усилия для стабилизации и нормализации ситуации в этом регионе. Очевидно, что безопасность наблюдателей является для нас приоритетным вопросом, но в то же время мы не планируем оставлять ни одно из 14 мест постоянного присутствия на Востоке Украины, как на подконтрольной, так и не подконтрольной правительству территории. [...] Сейчас угроз стало меньше. Мы всегда отмечали, что уровень угроз, с которым сталкиваются наши наблюдатели, непосредственно связан с уровнем боевой активности. На данный момент СММ является единственной международной организацией, предоставляющей объективную информацию о том, что происходит на Востоке Украине. Это те храбрые наблюдатели, и мужчины, и женщины, которые осуществляют наблюдение, собирают и передают всю информацию. Наши наблюдатели будут вести свою работу, пока не закончится мандат миссии.

Как считает Александр Хуг, очень важно, чтобы те договоренности, которые были подписаны в Минске, непосредственно исполнялись в зоне конфликта, и подчеркивает, что важно не прекращать работу по разрешению конфликта со всех сторон.

– Самые большие трудности состоят не в том, чтобы подписать на бумаге, а в том, как реализовать это на месте, в поле. Результаты пока что не идеальны, ситуация остается сложной. Некоторые виды вооружения были отведены, вооружение меньшего калибра все еще используется. Уже приняты определенные меры по защите гражданского населения от мин и неразорвавшихся снарядов, но их не хватает и они нестабильны. В начале сентября стороны повторно взяли на себя обязательства придерживаться режима прекращения огня, и мы отмечаем уменьшение количества случаев нарушения режима. Сейчас как раз тот момент, когда мы можем закрепить и продлить это положение вещей, чтобы не возвращаться к тому моменту, который был у нас до 1 сентября. Все тяжелое вооружение должно быть отведено, СММ должен быть предоставлен полный доступ, работа по разминированию должна начаться незамедлительно. Для того чтобы гражданское население могло свободнее пересекать линию соприкосновения, необходимо открыть больше пунктов пропуска. Каждое нарушение Минских договоренностей должно быть расследовано, необходимо приложить все усилия для того, чтобы не позволить боевым столкновениям возобновиться. Мы работаем над множественными путями разрешения этой ситуации – в частности, это разведение сил на большее расстояние, нежели есть между ними сейчас.

Для полного прекращения огня необходимо не только отвести тяжелое вооружение, но и достичь развода конфликтующих сторон на расстояние, превышающее эффективную дальность стрельбы из автоматического оружия.

– Стороны уже согласились отвести именно далекобьющие единицы артиллерии дальше от линии соприкосновения. 82-мм минометы и танки должны быть отведены как минимум на 15 километров, системы с большим калибром («Грады» и прочие) – на еще большее расстояние. После этого сторонам необходимо будет развести свои передовые позиции как минимум на два километра – но только при условии, что тяжелое вооружение уже будет отведено. К примеру, в промзоне Авдеевки позиции конфликтующих сторон находятся на расстоянии около 50 метров – очевидно, что они постоянно ведут перестрелку друг с другом. Если этого не изменить, то ждать позитивной динамики (в разрешении конфликта. – Ред.) не приходится.

Первый заместитель главы СММ ОБСЕ считает, что важно не только придерживаться Минских договоренностей, но и попытаться изменить отношения между воюющими сторонами в пользу доверия. СММ ОБСЕ готова способствовать установлению доверия между сторонами.

– У всех, кто имеет в руках оружие, независимо от того, с какой стороны они находятся, есть одна большая проблема: полное отсутствие доверия. Любые меры требуют доверия с обеих сторон, иначе они просто не будут работать. Очень важно, чтобы Специальная мониторинговая миссия имела доступ к тем местам, где происходят боевые столкновения, потому что доступ предусматривает возможность мониторинга, а мониторинг позволяет подтвердить, что соглашения соблюдаются. Эта верификация будет как раз основой для доверия. А доверие является ключевым элементом нормализации и стабилизации ситуации на Донбассе. Залогом успеха является доступ для СММ, позволяющий осуществлять верификацию договоренностей, посредством которых можно будет выстраивать отношения между сторонами.

По мнению Александра Хуга, одна из первостепенных проблем, которая возникла в результате конфликта – безопасность детей, живущих в зоне боевых действий. Основные переговоры ведутся на тему вооружения, и гораздо меньше внимания уделяется стороне, которая страдает больше всего, – пожилым людям, больным и детям, считает господин Хуг. По его словам, обстрел школ стал обычной практикой за время вооруженного конфликта на Востоке Украины.

– Хотя количество обстрелов сократилось, риск того, что школы станут целью или пострадают от ударов, является довольно высоким. Наблюдатели часто замечали, что обе стороны конфликта используют школы для обустройства военных позиций, или же отмечали наличие вооруженных позиций в непосредственной близости от учебных заведений. Естественно, школы при этом становятся потенциальной целью для контратак. Надо помнить, что мишенью по обе стороны конфликта являются дети, а ведь именно они – будущее Донбасса. Вне всякого сомнения, именно их нужно защитить и уберечь в первую очередь. Не только предоставить им возможность безопасно добираться в школу, но и обеспечить мирную жизнь, которой живут их сверстники в неконфликтной зоне. Абсолютно ненормальной является ситуация, когда окна школы заложены мешками с песком, а дети тренируются добегать до укрытия во время обстрела. Еще хуже, если дети вообще не могут попасть в школу по той простой причине, что она находится по другую сторону линии соприкосновения, – говорит Александр Хуг.

По его словам, объективная информация, предоставленная наблюдателями СММ, позволяет привлечь людей, которые способны обеспечить помощь гражданским лицам. Но необходимой мерой остается перенесение боевых действий подальше от мест концентрации населения. Если же огонь не прекратится, помимо населения будет далее страдать и так уже почти уничтоженная инфраструктура региона.

– Инфраструктура Донбасса очень пострадала от этого конфликта. Во многих местах объекты инфраструктуры находятся непосредственно на линии соприкосновения. Кроме того, боевые столкновения часто происходят в районах или пригородах населенных пунктов, где также расположены многочисленные объекты инфраструктуры. СММ прилагает все усилия для обеспечения возможности ремонта пострадавших водопроводов, газопроводов, линий электропередач с помощью «зеркальных патрулей», работающих по обе стороны линии соприкосновения параллельно друг другу. Для этого мы стараемся организовать так называемые локализованные перемирия. Но необходимо помнить, что пока стороны не достигнут понимания – нет никаких гарантий, что следующий же обстрел не уничтожит отремонтированный объект инфраструктуры, не приведет, например, к взрыву газа, и все снова не будет разрушено.

Александр Хуг говорит, что локальные перемирия полностью проблему не решат, поскольку неразорвавшиеся мины и снаряды значительно осложняют работу ремонтных бригад. По словам замглавы СММ ОБСЕ в Украине, опасности подвергаются и действующие пункты пересечения линии разграничения.

– По состоянию на сегодняшний день есть только пять контрольно-пропускных пунктов на протяжении всех 500 километров линии столкновения сторон. Необходимо открыть намного больше подобных пунктов. По сути, каждая дорога, которая соединяет две стороны, должна быть введена в эксплуатацию. Но для того, чтобы это осуществить, чтобы открыть эти дороги и сделать их пригодными к использованию, надо развести стороны конфликта и начать разминирование. Даже в существующих пунктах пересечения необходимо провести более существенное разминирование.

Подтверждение данных о поддержке боевиков со стороны Российской Федерации не является компетенцией миссии ОБСЕ, поскольку вся исходящая от нее информация основывается исключительно на объективных фактах, зафиксированных наблюдателями.

– В отчетах Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ сообщается о том, что видят и слышат ее наблюдатели. СММ не спекулирует информацией и не выдвигает гипотезы. Мы предоставляем людям возможность самостоятельно делать выводы на основании наших наблюдений. У нас нет цензуры относительно того, что попадет или не попадет в отчет. В то же время любая информация, которая попадает в отчет, самым тщательным образом проверяется, чтобы подтвердить ее правдивость. Мы видели множество различных видов оружия, мы очень детально их описали, мы встречались с разными людьми, которые рассказывали нам различные истории и мысли, мы видели перемещение вооружения – все это отображено в наших отчетах. Но именно читателям предоставляется право делать выводы на основании этой публичной и доступной всем информации.

Условие введения полицейской миссии на Донбасс идентично ситуации с введением наблюдателей на территорию оккупированного Крыма: страны-участницы ОБСЕ должны достичь консенсуса, говорит Александр Хуг, отмечая, что такое решение должно быть согласовано со стороны не только Украины, но и России, и остальных стран-участниц ОБСЕ. Только тогда будут возможны изменения в мандат СММ ОБСЕ или же введение другой миссии. До принятия подобного решения наблюдатели СММ ОБСЕ продолжат выполнять свои обязанности, предоставленные им соответствующим мандатом организации.

Артем Темнов

QHA