КИЕВ (QHA) -

Киевский художник, священник Сергей Вутянов увлекся Крымом в первый же день поездки на полуостров. Это было довольно давно, но именно во время этого путешествия художник почувствовал жизненную силу крымской земли, которая не только исцеляет и подталкивает к философским размышлениям, а и вдохновляет на творчество. Теплые воспоминания о любимой Киммерии (так в античные времена называлась территория Крымского полуострова) Сергей Вутянов оставил не только в сердце, но и на полотнах. Так, в поездках, размышлениях и молитвах художник создал более 50 картин, на которых изобразил различные уголки Киммерии сквозь призму собственного мировосприятия. Сегодня они образуют экспозицию выставки «Киммерия» в Доме ученых НАН Украины в Киеве.

В интервью корреспонденту информагентства QHA Сергей Вутянов рассказал о своем пристрастии к крымским пространствам и объяснил, как в одном человеке сосуществуют две разные ипостаси - священнослужитель и художник.

Вы погружаете посетителей выставки в легендарную Киммерию. Почему именно эта земля так повлияла на Вас?

- Киммерия - это, с одной стороны, земля, которая была еще до колыбели европейской цивилизации, античного времени, а с другой - это легендарно-поэтический образ именно Крыма, воспетого в творчестве художников, поэтов, писателей, философов. Главные из этих людей - Константин Бугаевский и Максимилиан Волошин, которые воспели этот край и подняли пласты культурного, художественного, философского наследия, которое тянется с давних времен и питает европейскую, украинскую, русскую культуру. Именно Киммерия - один из центров европейской культуры.

В течение какого периода создавались полотна, представленные на выставке?

- Я создавал эти картины в период с 2007-го по 2015 год. Более 50 полотен вошли в экспозицию выставки.

Вы писали картины по памяти?

- Нет. Это все натурные пейзажи.

Когда жизнь связала Вас с Крымом?

- В Крым меня привела болезнь. Как и большинство людей, я решил подлечиться и впервые попал в Феодосию, Коктебель. Они меня так очаровали, что я набрал материалов, акварелей разных - и рисовал. Сначала пытался в деталях воссоздать ландшафт. Чем дальше, тем чувства становились глубже. Последние работы уже были созерцательными, медитативными...

Какими Вы помните крымчан, в частности крымских татар?

- Очень приятно меня поразили люди в Старом Крыму, это недалеко от Коктебеля. Около шести-семи лет назад я участвовал в экскурсиях по разным музеям, в том числе и крымскотатарской культуры. Уже тогда я замечал некоторые вещи, которые в итоге и привели к оккупации Крыма. Во время того похода экскурсовод сказал, что очень хорошо относится к крымским татарам, ведь они очень порядочные и поддерживают хорошие отношения с украинцами.

Приходилось посещать аннексированный полуостров?

- Я долго колебался, но все-таки поехал. Понятно, что там произошли большие перемены, но так же, как уже около десяти лет, в Доме-музее имени Волошина проводятся различные мероприятия - художественно-литературные, в том числе «Волошинский сентябрь», международные конференции, симпозиумы. Директор музея, уроженка Киева Наталья Мирошниченко осталась на своей проукраинской позиции, так же поддерживает Украину. Мне очень это приятно, поэтому я всегда участвую в таких мероприятиях. Не стал исключением и прошлый год.

Знаю, что Вы еще и священник. Что для Вас первоочередное в жизни?

- И сам не знаю ... Сегодня я работаю настоятелем общины Апостольской православной церкви (автокефальная церковь) в Киеве на Красном хуторе. Очень многие священнослужители были музыкантами, художниками, врачами. Например, епископ Крымский Лука был профессиональным хирургом. Бог призвал меня к этому служению. А вот эти пейзажи, которые я рисую, - это в определенной степени отдых. В конце лета или осенью я всегда находил время, чтобы поехать в Крым и немного поработать, но вместе с тем отдохнуть, углубиться в себя, уединиться, помолиться... Знаете, восход или закат солнца - это кусок жизни, это воодушевление на целый год.

Вы пишете иконы?

- Да, пишу картины на религиозную тематику, в том числе и иконы. Это духовное творчество дополняет мое служение священника.

Какую мысль или чувство Вы хотели бы передать своими работами, представленными на выставке?

- Прежде всего мне хотелось бы показать красоту этого места. Когда складывалась экспозиция, я хотел избежать случайности. Ведь обычно мы видим, на набережной в частности, выставляются сюжеты, изображающие красивые, брендовые, знаковые места. Например, тот же Волошин поставил высокую планку именно философского звучания пейзажа. Он употреблял такие термины, как «лицо земли» или «пейзаж, связанный с историей». Надо понимать, что это не просто какая-то картиночка или какой-то ландшафт, это отражение внутреннего пространства человека, это внутренний ландшафт. Я лично сам себя спрашивал: почему эти места так меня привлекают? Я понял, что не просто еду в Крым, место в Украине. Это путешествие к самому себе. Я исследую пространства через внешние элементы - пейзажи, фактуры, артефакты, остатки древней посуды, мозаику, которые там можно найти буквально под ногами. Можно смотреть на горизонт, и ты увидишь стихии - море, горы, солнце, воздух. Тогда появляется неудержимое желание исследовать структуру этой крымской земли.

Мои работы выставлялись в залах Академии художеств, но есть и новые. Люди могут купить эти картины, однако не хочется их продавать, поскольку это целостная конструкция.

Расскажите, пожалуйста, о своем жизненном и творческом пути.

- После службы в армии я решил поступить в Киевский театральный институт. Но получилось только с пятого раза. По специальности я художник театра, немного работал в кино, много - с детьми. У меня есть трое братьев, двое из них - Саша и Андрей - также художники. Жена и дети у меня тоже художники... Вот такая художественная семья. Но что удивительно - родители не имели отношения к искусству, но ценили и чувствовали красоту. Пожалуй, именно это передалось и нам.

Как себя чувствует художник на территории оккупированного полуострова после печально известных событий февраля-марта 2014 года?

- Конечно, изменения произошли. Меня раздражали некоторые вещи: различные флажки, изображения, о которых не хочется даже говорить... Также очень странно было наблюдать за настроениями местного населения. Но это совсем другой аспект. Как писал Волошин: «Небо и земля все те же». Собственно, горы, море неизменны. Ведь все пройдет - останется только то, что вечно.

Ольга Волынец

ФОТО: QHA

QHA