КИЕВ (QHA) -

26 лет назад Хорватия смогла отстоять свои земли, и провозгласить свою независимость, несмотря на гегемонию и превосходство в военной силе «старшего брата» — Сербии. Она смогла провести две блестящие военные кампании «Буря», позволившие отвоевать большую часть оккупированных территорий.

Когда Сербия объявила войну Хорватии, то у нее на тот момент не было своей армии и вооружения, поэтому ей приходилось все начинать с чистого листа. Более того, юридически Хорватского государства не существовало, но ее жители хотели избавиться от сербского гнета раз и навсегда. И в конечном результате она провозгласила свою независимость, оставшись без армии и оружия. И это несмотря на то, что весь мир думал, что у нее нет никаких шансов, и она в ближайшем будущем перестанет существовать.

До этого сербские сепаратисты хотели отделить от Хорватии Далмацию — ее юго-восточную часть. Им даже удалось там провозгласить Сербскую Народную Республику. У сербского президента Слободана Милошевича осталась вся Югославская народная армия (ЮНА) под его контролем. Поэтому он считал, что сможет с легкостью разгромить хорватских повстанцев.

25 августа 1991 года многочисленная и хорошо вооруженная сербская армия атаковала пограничный хорватский город Вуковар. Началось одно из самых больших и продолжительных сражений, которое, по сути, переломило ход сербско-хорватской войны.

Сербы совсем не ожидали встретить в Вуковаре какое-либо сильное сопротивление, тем более, что в городе была военная часть ЮНА. Хорваты выставили против армии двухтысячный гарнизон. Он был сформирован преимущественно из полицейских отрядов и народного ополчения. Гарнизон фактически не имел военного опыта и тяжелого вооружения. Но он держался.

На протяжении трех месяцев город был в осаде врага, ведь сербская армия, которая окружила Вуковар, насчитывала в разные периоды от 30 до 80 тысяч солдат, которые имели на вооружении 1500 танков, около тысячи единиц артиллерии и много другой военной техники.

Но решающим фактором в этой битве оказалось не количество солдат и оружия, а дух хорватов. Небольшие хорватские отряды в постоянных уличных схватках наносили агрессорам ощутимые потери. Тяжелая техника на улицах города была малоэффективной. Армия не могла двигаться дальше вглубь страны.

Сербы все же взяли город, но с большими потерями, оставшись обескровленными до конца военного конфликта. Им удалось также занять третью часть территории.

Несмотря на все трудности, хорватское руководство совместно с гражданским обществом и диаспорой мобилизует все силы, собрав деньги на закупку оружия.

— Мы имеем очень большую диаспору в 4,5 миллиона человек, которая равняется количеству населения, проживающего в стране. Хорватия не только не имела своей армии, но она ни от кого не получила никакой помощи. Только диаспора присылала деньги, лекарства и любую другую помощь. Большую часть денег на вооружение дали хорватские граждане, которые отдавали свои накопленные сбережения. Например, мой отец отдал часть своих собственных сбережений. Также на территории Хорватии было много военных частей, которые принадлежали Югославской народной армии, и некоторые из этих казарм были заняты. Мы с сербским руководством путем переговоров договорились о том, что они уйдут. И после их ухода мы взяли оружие себе, — рассказала корреспонденту QHA экс-министр юстиции Республики Хорватия Весна Шкаров-Ожболт.

После героической борьбы с сербской армией мировое сообщество обратило все же внимание на Хорватию.

Для хорватского государства было важным деоккупировать свои территории, и никто из политического истеблишмента ни на минуту не сомневался в том, что ее нужно возвращать.

Но тут стал вопрос о том, сможет ли их правительство урегулировать этот процесс так, чтобы спасти десятки тысяч людей от сербской агрессии. 

— Мы перед военной операцией «Буря» вели бесконечные переговоры с сербами, чтобы решить это мирным путем, ведь наше государство было разделено. Оно находилось в очень тяжелом экономическом состоянии. И это несмотря на переговорный процесс, который не увенчался успехом из-за того, что другая сторона не хотела мирно решить возникший военный конфликт. Поэтому мы начали проводить свои военные операции, а в той части Хорватии, которая была сильно втянута в войну, решили провести мирную реинтеграцию. Нашей моделью мирной реинтеграции сейчас используются в Ираке, Косово и на разных кризисных территориях, — отметила Весна Шкаров-Ожболт.

Во время войны Хорватия переживала сложные экономические времена, так как туризм — ее важный экономический сектор, перестал существовать. Прекратила свою работу индустриальная промышленность, негативно отразившись на благосостоянии хорватских граждан.

К этому всему добавился большой гуманитарный кризис. И в связи со сложными экономическими и социальными условиями, хорватское правительство приняло решение создать «Офис по вопросам переселенцев и беженцев», так как в то время появились беженцы из Боснии и Герцеговины, где также вспыхнула война. В 1993-1994 годах в Хорватии проживало 500 тысяч переселенцев и беженцев.

Хорватия, благодаря своим гражданам, вооружалась, создав свою армию и народное ополчение. Им удалось не только остановить сербов по всем фронтам, но и освободить большую часть оккупированной территории.

Оккупированная часть Хорватии была богатым сельскохозяйственным регионом, где в основном проживали самые богатые жители страны. После начала войны они вынуждены были бежать, потеряв все. Многие из них погибли, оставшись в массовых захоронениях.

После деоккупации большинство переселенцев вернулось на свою родную землю, а тем, кто оказался в более сложном положении, государство начало помогать через процесс мирной реинтеграции. Только 5% переселенцев из общего количества не вернулось к себе домой.

После войны Хорватия понесла убытки в 40 миллиардов евро. Ведь вся коммунальная и социальная инфраструктура была полностью разрушена: дороги, железная дорога, водопроводы, канализация, линия электропередач, 330 школ, 1300 церквей. Целая линия разграничения была полностью заминирована, и правительство начало процесс разминирования, который продолжается до сих пор из-за больших финансовых затрат. Вуковар — жемчужина Хорватии, был полностью разрушен, как Донецкий аэропорт.

В первую очередь, хорватское правительство начало отстраивать разрушенные дома. А для того, чтобы отстроить экономику, правительство проводило донорские конференции, чтобы собрать необходимые средства. Благодаря этому удалось отстроить 150 тысяч домов, как частных, так и государственных. Также 21 жупания (область) возобновляла один социальный объект для того, чтобы показать единство нации.

Если говорить о помощи международного сообщества, то хорватское государство получило 3% от общих расходов, что негативно отразилось на уровне жизни хорватов.

Хорватия с 92-98 годов три раза оглашала прощение, предварительно приняв соответствующий закон. На основании которого президент Хорватии попросил всех хорватов оставить оружие и вернуться домой.

Со временем были прощены мобилизованные, которые не совершили преступления. Они остались жить на своей земле. И напоследок были приняты законы об амнистии и об опеке государства над отдельными территориями, которые сильно пострадали во время военного конфликта.

ФОТО: интернет 

QHA