КИЕВ (QHA) -

В понедельник 28 августа на пресс-конференции «Хорватский опыт мирной реинтеграции неподконтрольных территорий» представители хорватской делегации рассказали киевским журналистам о том, как Хорватии удалось вернуть деоккупировать свои территории. Об этом сообщает корреспондент QHA.

Сегодня хорватская делегация встретилась с 12 делегатами от всех органов исполнительной власти Украины. 

Ранее глава МинВОТ Вадим Черныш дважды посетил с визитом Хорватию, а в июне этого года побывал там с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом, после чего была создана совместная рабочая группа, которая призвана помочь Украине решить проблемы с переселенцами и реинтеграцией оккупированных территорий. Ее возглавили госсекретарь МИД Хорватии Здравко Бушич и заместитель министра иностранных дел Украины Елена Зеркаль.

Мы в Хорватии обсуждали роль миссии ООН во время интеграционных процессов, оценку убытков, а также избирательное право граждан. Сюда же было включено множество вопросов о людях, проживающих на неподконтрольных или оккупированных территориях,  рассказал Вадим Черныш.

Хорватии удалось реализовать свои стратегические задания и получить членство в НАТО и ЕС.

Мы рады поделиться нашей моделью под названием «мирная реинтеграция». Конечно, мы освобождали нашу территорию во время военных операций, но самую тяжелую работу мы провели во время мирной реинтеграции. Это единственная миссия из 130, которая закончилась так успешно. На территории Хорватии работало три миротворческие миссии, но две из них были неуспешными. Зато третья стала очень успешной, потому что работала вместе с Хорватским государством, которое сделало все для того, чтобы эта миссия была полностью реализованной. Мы старались решать все вопросы на местах совместно со всеми органами власти, чтобы создать стратегию для переселенцев и тех, кто проживал на оккупированной территории, рассказала экс-министр юстиции Республики Хорватия Весна Шкаров-Ожболт.

По ее словам, хорватская делегация говорила с представителями правительства Украины о демилитаризации, о конвалидации (признании гражданских документов и статусов), о пилотных проектах переселения беженцев, о прощении и примирении.

Шкаров-Ожболт отметила, что реализацию этой программы Хорватия начала для восстановления нормальной жизни на освобожденных территориях и становления мира. И этот процесс продолжается до сих пор.

Наша ситуация была сложнее, чем в Украине, из-за того, что на момент начала агрессии мы не были субъектом международного права. Нас еще не признали как независимое государство, и большинство на нас смотрело, как на часть Югославии. После оглашения нашей независимости агрессия началась с большей силой, и на территории нашей страны совершались преступления, равным которым по жестокости в Европе не было после Второй мировой войны. Треть территории Хорватии была оккупирована, а население изгнано. Из-за своей географической формы, которая выглядит, как булочка, Хорватия была поделена пополам, и во время оккупации приходилось долго добираться с севера на юг. Люди не могли проехать через оккупированные территории, поэтому их нужно было объезжать, поделилась воспоминаниями экс-министр юстиции Хорватии.

Несмотря на то, что Хорватия была жертвой агрессии, к ней применили эмбарго на ввоз оружия, то есть государству-жертве не дали возможности обороняться. Тогда Хорватия попросила международную общественность ввести миротворческую миссию, и Совет безопасности ООН поддержал эту идею. После введения миротворцев военные действия прекратились, но эта миссия не смогла реализовать основные задачи ввести правой порядок и вернуть оккупированные территории под контроль государства.  

Некоторое время у Хорватии был статус-кво, который ее не удовлетворял. Ситуация напоминала кипрскую: линия разграничения проходила между оккупированными и подконтрольными государству территориями.

После негативного опыта двух первых миротворческих операций Хорватия договорилась о третьей операции, которая оказалась успешной. После этого хорватское правительство получило возможность приступить к мирной реинтеграции, которая стала эффективной.

Мы решили идти по пути мирной интеграции, потому что военный путь был бы коротким и быстрым, но среди гражданского населения было бы намного больше жертв. Поэтому мирное решение победило военное. Мы успели сделать очень многое в этом процессе ввели свою валюту, провели местные выборы, осуществили процесс консолидации, признав часть жизни людей, проживавших на оккупированных территориях,  факты смерти, рождения, бракосочетания, дипломы. Мы сделали все для того, чтобы они получили трудовой стаж и пенсии.

Хорватское государство работало над этой программой на протяжении двух лет при поддержке международного сообщества. Целью было не только вернуть под контроль территорию, но и реинтегрировать людей, проживающих на ней.

ФОТО: интернет

QHA