КИЕВ (QHA) -

Украина не оказывает практически никакой помощи семьям задержанных оккупантами крымских татар в Крыму.

Об этом корреспонденту QHA рассказала  правозащитница Лиля Гемеджи.  

- Государство (украинское – ред.) ничем не помогает семьям задержанных или незаконно отбывающих наказание в российских тюрьмах. Вся помощь приходит от частных лиц и она, конечно, не ограничивается Крымом - ее шлют отовсюду. Но проблема в том, что финансовая или другая помощь поступает непостоянно и нерегулярно. То есть, изъявил человек желание оказать помощь – он оказывает ее в этом месяце. А в следующем никакой помощи может и не быть. Это действительно очень трудно, потому что на сегодняшний день насчитывается уже сто детей, нуждающихся в помощи. И их уже назвали крымской детской сотней, которая осталась без родителей и своих попечителей, - рассказала Лилия Гемеджи.

Правозащитница отметила, что очень часто крымчане сталкиваются с проблемами при оформлении украинских документов. Часть детей, которым исполнилось 14 лет, но еще нет 16, едут на материковую часть Украины для получения украинского паспорта. Однако въехать в Херсонскую область ребята могут, а выехать оттуда на полуостров без доверенности своих отцов, которые находятся в СИЗО, нет.

По ее словам, дети страдают не только от нехватки денег, но и психологически, поскольку испытали травму после обысков и задержаний их отцов. По этой причине с некоторым из них работают психологи, услуги которых оплачивают неравнодушные люди, переживающие за психологическое состояние этих детей.

У некоторых детей политузников Кремля присутствуют заболевания, а у задержанных в Бахчисарае крымских татар есть дети-инвалиды.

- У ранее задержанных крымских татар тоже есть дети, которые нуждаются в МРТ и различных медицинских обследованиях. Их мамы не в состоянии платить за все это, поэтому им помогают неравнодушные люди. Было бы хорошо, если бы украинское государство предлагало какие-то программы по оздоровлению, обследованию и оформлению документов для этих детей, - отметила Лиля Гемеджи.

Естественно, что дети незаконно осужденных или содержащихся в СИЗО родителей,       испытывают психологический шок после обысков.

- Эти дети привыкли видеть своих отцов дома, постоянно уделяющих им много внимания. Когда я общаюсь с ними, то вижу, что они действительно замкнулись в себе. Это отразилось на их учебе и отношениях с окружающими. С такими детьми работают психологи, которые говорят, что ребята стараются забыть о том, что у них есть папа из-за пережитого сильного психологического стресса. Таким образом детский организм вытесняет негативные воспоминания. У некоторых деток видны положительные изменения, но им тяжело из-за того, что того, кто их любил и уделял им внимание, назвали террористом. Особенно чувствуют нехватку отцовской любви и внимания более старшие ребята. У младших по возрасту деток еще не наступило осознание того, что своих отцов они потеряли на долгие годы, - сказала Лиля Гемеджи.  

Правозащитница также рассказала о том, что вчера она была в доме Сейрана Салиева - одного из недавно задержанных крымских татар. Общаясь с его женой, Лиля увидела перепуганных после обыска российских силовиков детей, боящихся зайти к ним в комнату.

- Мы вчера были в квартире Сейрана Салиева, у которого проходил обыск и на глазах его детей была избита его мать. Силовики били ее по лицу, а его самого бросили на пол, после чего у него на лобной части, по словам его жены, появилась ссадина. Когда мы пришли вчера к нему домой, то дети, увидев нас, побоялись зайти к нам в комнату и начали прятаться. То есть, они боятся даже людей, не говоря уже о силовиках. Для них это стало очень тяжелым стрессом, - сказала крымчанка.

Также она подчеркнула, что насильственные действия со стороны оккупационных властей вызывали сильное негодование среди крымскотатарской общины. Подобные силовые акции, которые проводятся в отношении взрослых, негативно влияют на детей.

- Вчера на избрание меры пресечения задержанным крымским татарам пришло очень много людей, которые были возмущены подобным беспределом. По поводу задержаний высказывались так: «Это не террористы, ведь мы их всех прекрасно знаем. Вы не сможете нас убедить в том, что это террористы. На протяжении многих лет задержанный позавчера Асанов Марлен помогал семьям ранее задержанных. Он мог, если надо, любого крымского татарина отвезти куда надо. У него есть свое кафе, где он бесплатно мог накормить членов семей задержанных. Асанов всячески материально им помогал и делал ремонт в их домах. Да и другие ребята тоже опекали эти семьи, всячески помогая этим детишкам, - рассказала Лиля Гемеджи.

Напомним, с утра 11 октября в Бахчисарае прошли обыски сразу в нескольких домах крымскотатарских активистов — Сулеймана Асанова (владелец кафе "Салачыкъ"), Сейрана Салиева (активист, у которого обыск проходит в третий раз), Тимура Ибрагимова, Сервера Зекерьяева, Мемета Белялова и Эрнеста Аметова.

Шестерым крымским татарам инкриминируют «преступление против основ национальной безопасности России, конституционного строя и территориальной целостности». Сулеймана Асанова обвиняют в организации ячейки «Хизб ут-Тахрир». Остальных 5 задержанных в Бахчисарае — за «участие в террористической деятельности».

Отметим, что все задержанные являются активными участниками общественной организации «Крымская солидарность».

12 октября Киевский районный суд Симферополя избрал меру пресечения в виде двух месяцев ареста. 

QHA