ЧОНГАР (QHA) -

В лагере активистов Гражданской блокады Крыма корреспондент QHA пообщался с крымчанином, который был занесен оккупантами в списки «невъездных» на территорию Крыма. Юрий Соломаха рассказал, что во время начала акции ГБК, он попал в объективы телекамер, после чего путь домой ему закрыли российские оккупанты.

- Я и раньше был им (оккупантам, - ред.) не очень симпатичен. Во время последних въездов (в Крым, - ред.) еще в 2014 году, пересекая админграницу, я минут по 40-50 общался с господами ФСБшниками. Ну а в первые дни блокады я был из тех, скажем, кто ее начинал. Я попал на экраны телевидения, как украинского, так и российского. После этого стал невъездным в Крым, - рассказывает Юрий.

По его словам, к данному процесу причастны не только российские спецслужбы, но и представители оккупационных властей, которые сейчас хозяйничают на полуострове.

- «Стоп-списки» ФСБ, конечно, есть. Но я так думаю, что в основном это инициатива местных «властей» города Армянска, жителем которого я являюсь. С ними у меня не очень сложилось еще с 2012 года... Просто город Армянск можно назвать «городом-героем русской весны», потому что такой вакханалии я не видел ни в одном городе Крыма, хотя на протяжении всего 2014 года я ездил по полуострову и наблюдал ситуацию, - отмечает активист.

Юрий утверждает, что причиной запрета на въезд в Крым является именно патриотическая украинская позиция или же непризнание оккупации, особенно, если человек этого не скрывает или же открыто отстаивает свои взгляды.. Только за это оккупанты могут запретить въезжать домой любому, кто им не понравится.

Но Юрий, который вынужден теперь жить на административной границе с оккупированным Крымом, не перестает улыбаться, ведь от дома он недалеко переместился. Он уверен, что рано или поздно оккупация завершится, а в Крыму уже никто не будет стыдится Украины. Тогда он с честью сможет вернуться домой, а пока строит свои планы только вокруг этой мысли.

Другая собеседница корреспондента QHA скрывает свое лицо, поскольку на данный момент она живет непосредственно на оккупированной территории и не желает попасть в «черный список» ФСБ. По ее словам, наибольшую угрозу представляют члены местной «самообороны», которым оккупационные власти предоставляют работу по «зачистке» украинских патриотов в Крыму.

- В Крыму составлены списки и даны ориентировки на определенных людей, они известны на границе и самое ужасное – это местная «самооборона». Силовики хоть немного придерживаются законов, а «самооборона» - это люди, которые могут делать все, что угодно. Они выполнят любой приказ, туда набираются люди не совсем порядочные, иногда даже бывшие осужденные, те на которых можно повлиять. Как только определенные люди попытаются въехать в Крым - они будут просто задержаны. Об их дальнейшей судьбе можно только догадываться, мы не знаем, что произойдет. Поэтому некоторые вынуждены жить только в Украине, не въезжая в Крым, - говорит крымчанка.

По ее словам, «самооборона» действует по указке силовиков, которые, в свою очередь, не расследуют действия своих «подчиненных». При въезде в Крым, оккупанты в первую очередь обращают внимание, например, на украинскую символику. Также под наблюдением те, кто раньше пересекал админграницу и некорректно ответил на вопросы сотрудников ФСБ или российских военных, которые постоянно спрашивают об украинских военных и о ситуации на материковой Украине.

- У них (на пунктах пропуска на админгранице с Крымом, - ред.) есть отдельные комнаты, куда приглашают «для беседы». Все эти данные заносятся в компьютер и журнал, потом люди обзваниваются, если они в Крыму, и приглашаются в отделения ФСБ. Там просят, чтобы от руки была заполнена анкета и каждый раз при переходе через админграницу срабатывает программа, что означает, опять же, беседу – человек задерживается на 3-4 часа. Я и мои знакомые это испытали на себе, - говорит женщина.

Таким образом, обычный переход крымчан на оккупированную территорию может длиться полдня. При этом, очень много местных жителей на территории материковой Украины помогают российским спецслужбам, предоставляя нужную им информацию за лояльность на границе.

- Есть категория людей, которые тесно связаны с Крымом – у некоторых там работа, бизнес, передвижения. Поэтому «сдают» и рассказывают, поэтому в Крыму знают о месте дислокации украинских частей и особенно о людях задают вопросы – кто чем занимается, кто как себя ведет, - отмечает крымчанка.

Собеседница рассказывает, что поддерживающие Украину крымчане сейчас затаились и не особо выражают свои позиции, боясь потерять свой дом. Пенсионеры, которые больше всего выступали за оккупацию, продолжают рассуждать о положении дел на лавочке возле подъезда – для них ситуация мало изменилась.

Но большая часть молодых, сильных, активных и боеспособных людей переместилась на материковую Украину, ожидая момента окончания оккупации или делая то, что может приблизить время освобождения Крыма.

QHA