СИМФЕРОПОЛЬ/АКЪМЕСДЖИТ (QHA) -

74-й судебный день стал одним из поворотных в деле заместителя председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтема Чийгоза. В этот день прошел двухчасовой допрос свидетеля обвинения – экс-председателя алуштинского меджлиса Энвера Арпатлы, свидетеля, которого вполне можно назвать первым свидетелем защиты.

Первым важным фактом в допросе, проходившем по видеосвязи из Татарстана, было показание Арпатлы о том, что провокации исходили исключительно со стороны все больше прибывающих под здание Верховного Совета АРК казаков и людей в камуфляжной форме. При этом, свидетель знал, что митинг Меджлиса крымскотатарского народа назначен на 11 часов, а митинг партии «Русское единство» на 14 часов, поэтому нахождение посторонних людей в месте проведения митинга Меджлиса вызвало у него удивление.

По его информации, Ахтем Чийгоз в это время находился рядом с Рефатом Чубаровым, и старался не допустить конфликтных ситуаций среди митингующих. 

Неожиданный поворот произошел во время того, как право постановки вопросов свидетелю перешло к стороне защиты, которую представляет адвокат Николай Полозов. Свидетель рассказал об обстоятельствах и событиях, предшествующих 26 февраля. 

Так, накануне 26 февраля Арпатлы принял участие в заседании Меджлиса, на котором присутствовали Рефат Чубаров, Ахтем Чийгоз, Заур Смирнов и еще ряд членов Меджлиса и региональных меджлисов, где ставился исключительно вопрос о необходимости проведения митинга 26 февраля. При этом, никаких обсуждений по захвату зданий и воспрепятствованию работе органов власти не велось. Речь шла о выражении своего мнения относительно текущей политической ситуации в стране и поддержки территориальной целостности Украины.

Как после начал пояснять свидетель, функции членов Меджлиса были определены. До 2013 года организацией митингов занимался Ахтем Чийгоз. Однако после последних выборов в Меджлис произошло перераспределение функциональных обязанностей среди членов Меджлиса и обязанности по организации массовых мероприятий и взаимодействии с региональными меджлисами были возложены на Заура Смирнова. Таким образом, организацию митинга 26 февраля, включая оповещение региональных меджлисов и правоохранительных органов о предстоящем массовом мероприятии, осуществлял Заур Смирнов, что опровергает обвинения в отношении Ахтема Чийгоза. 

Как отмечает Николай Полозов, обвинение часто делает упор на неких предметах, которые митингующие использовали для применения насилия. Поэтому защита также выяснила эти обстоятельства у Арпатлы.

Он пояснил, что на заседании Меджлиса, накануне митинга, вопросы какого-либо противостояния вообще не обсуждались, также не ставился вопрос и уж тем более не давалось никаких поручений относительно палок, дубинок, арматуры, топоров, кирок, лопат и всего иного, что, по мнению обвинения и ряда потерпевших и свидетелей, использовалось митингующими. Вместе с тем, свидетель Арпатлы пояснил, что видел предметы, используемые для применения насилия у казаков, «ополченцев» и лиц, находящихся с ними в правой стороне внутреннего двора, причем как лично, так и на видеозаписях. 

Свидетель также подчеркнул, что ему ничего не известно о командах, якобы осуществляемых Ахтемом Чийгозом голосом и жестами, направленных на применение насилия. Напротив, на русском и крымскотатарском языках Ахтем Чийгоз призывал людей успокоиться и остановиться. 

Пока из всех допрошенных свидетелей обвинения и потерпевших, показания Энвера Арпатлы наиболее объективны и соотносящиеся с вещественными доказательствами, которые уже были исследованы судом и участниками процесса, отмечает адвокат Николай Полозов. Если в показаниях, которые уже были даны перед судом иными лицами зачастую присутствовали мотивы неприязни к Ахтему Чийгозу, а иногда и прямая ложь, опровергаемая фото- и видеодоказательствами, то в ходе этого заседания в зале суда звучала правда. Иными словами, свидетель обвинения Энвер Арпатлы не подтвердил ни одного тезиса обвинения, которые следствие и прокуратура используют против Ахтема Чийгоза.

QHA