КИЕВ (QHA) -

Российские войска без маркировки захватили правительственные здания и военные части, быстро провели «референдум» о присоединении Крыма к РФ, при «власти» поставили марионеток Кремля. С этого момента миру стало очевидно, что Москва осуществила аннексию украинской территории.

В эти трагические дни на полуострове началась цепочка систематических нарушений прав человека по отношению к проукраински настроенным гражданам, которые продолжаются по сегодняшний день. Информационное агентство QHA в четвертую годовщину аннексии Крыма собрало самые громкие правонарушения, произошедшие на полуострове с начала оккупации.

Убийство Решата Аметова

С первых дней захвата Крыма оккупанты начали демонстрировать диктаторские методы подавления инакомыслящих. Тех, кто выступил против захвата полуострова, сразу начали устранять. Одной из первых жертв репрессивной машины стал простой крымский татарин Решат Аметов, который хотел исполнить свой гражданский долг – встать на защиту территориальной целостности Украины. 3 марта 2014 года он отправился в военкомат, где хотел получить оружие и стать на защиту родины. Получив отказ, он решил не сдаваться, и вышел на площадь Ленина в Симферополе с одиночным мирным протестом, после чего пропал.

Спустя некоторое время начали появляться видео, на которых видно, как несколько мужчин в форме так называемой самообороны Крыма увели Аметова с площади, посадили в машину и увезли в неизвестном направлении.

О Решате Аметове не было вестей около двух недель, а 15 марта 2014 года его тело со следами многочисленных пыток нашли в селе Земляничном Белогорского района. Несмотря на видеоматериалы и другие улики, расследование жуткого убийства до сих пор не завершено.

Спустя три года после зверского убийства президент Украины Петр Порошенко присвоил Решату Аметову звание Героя Украины, посмертно вознаградив его смелый поступок.

На данный момент на территории оккупированного Россией Крыма известно о 12 убитых. По большинству этих дел, как и в случае с Аметовым, убийцы не найдены.

Пропавшие без вести

С начала аннексии Крым захватила волна протестов против военного вторжения РФ. Для того, чтобы пресечь их, оккупанты начали похищать самых активных участников антироссийских митингов. Так, в начале марта 2014 года пропали Иван Бондарец и Валерий Ващук. Оба были участниками Революции Достоинства в Киеве. Когда в Крыму появились российские военные, молодые люди, не раздумывая, отправились на полуостров, чтобы поддержать проукраинское движение. Практически сразу после приезда в Симферополь, их задержала милиция. После этого они больше не выходили на связь, и что с ними произошло, до сих пор неизвестно.

Большинство случаев похищения людей в Крыму произошли именно в 2014 году. В конце мая, в Симферополе пропали без вести Тимур Шаймарданов и Сейран Зинединов, а спустя несколько месяцев, 27 сентября, неизвестные насильно затащили сына правозащитника Абдурешита Джеппарова Исляма и его двоюродного брата Джевдета Ислямова в микроавтобус и скрылись. Еще через месяц, в октябре, пропал крымский татарин Эскендер Апселямов.

В ночь на 25 мая 2016 года в Бахчисарае был похищен экс-депутат горсовета, член исполкома Всемирного конгресса крымских татар Эрвин Ибрагимов. Не скрываясь, люди в форме российской ДПС насильно затолкали его в автомобиль и увезли в неизвестном направлении. Несмотря на существование видеозаписи похищения, никакой информации об Ибрагимове от правоохранителей до сих пор нет.

На данный момент на территории оккупированного Россией Крыма насчитывается 16 пропавших без вести людей. В большинстве случаев и пропаж, и убийств, правозащитники выявили факты, указывающие на участие в совершении этих преступлений государственных органов РФ, что объясняет отсутствие расследований.

Дело «26 февраля»

Во время одной из самых крупных акций протеста в Крыму, которая произошла 26 февраля под стенами крымского парламента, произошло несколько крупных стычек между проукраинскими активистами, и участниками митинга коллаборантов. Пострадало более 30 человек, двое стали жертвами — мужчина, который умер от сердечного приступа, и женщина, погибшая в давке. Так называемый Следственный комитет возбудил по данным фактам уголовное дело. Однако обвиняемыми по нему стали исключительно крымские татары.

Главным фигурантом сфальсифицированного дела о массовых беспорядках во время митинга 26 февраля стал заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз. Также обвинили Мустафу Дегерменджи, Али Асанова, Эскендера Кантемирова, Арсена Юнусова и Эскендера Эмирвалиева.

Судебные заседания по резонансному делу из-за отсутствия реальных доказательств вины крымских татар изобиловали сфабрикованными фактами и подставными свидетелями. Чийгозу вынесли обвинительный приговор - 8 лет колонии строгого режима. Благодаря усилиям Меджлиса крымскотатарского народа и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, осенью 2017 года Ахтема Чийгоза, как и Ильми Умерова, удалось освободить, и сейчас они в Киеве. Однако еще 5 фигурантов сфабрикованного дела ждут своих приговоров, находясь в СИЗО или под домашним арестом.

Сфабрикованное дело «Хизб ут-Тахрир»

С 2015 года в Крыму активно проводят вооруженные обыски в домах крымских татар, членов Меджлиса крымскотатарского народа, руководителей региональных и местных меджлисов, мечетях. Они сопровождаются допросами, задержаниями, арестами и пытками.

Откровенным преследованием из-за вероисповедания стали обвинения десятков крымских мусульман в участии в организации «Хизб ут-Тахрир». Первыми по данному делу задержали Руслана Зейтуллаева, Нури Примова, Рустема Ваитова и Ферата Сайфуллаева. В сентябре 2016 года суд в Ростове-на-Дону приговорил Зейтуллаева, которого российская власть называет организатором ячейки «Хизб ут-Тахрир», к семи годам колонии общего режима, Сайфуллаев, Ваитов и Примов получили по пять лет исправительной колонии. Все судебные заседания по данному делу характеризовались множеством нарушений и фальсификаций.

В декабре 2015 года крымского татарина Энвера Кроша вызвали на «беседу» в полицию, где склоняли к сотрудничеству. После отказа его пытали при помощи электрического тока с целью получить письменное согласие на сотрудничество с ФСБ. В 2018 году к нему снова пришли силовики. На этот раз с обыском. Кроша арестовали на 10 суток. Причиной стала публикация изображения флага организации «Хизб ут-Тахрир» в социальной сети «Вконтакте».

Одним из самых громких преследований по национальному и религиозному признакам стали массовые обыски с последующим задержанием в домах 11 крымских татар 11 февраля 2016 года. Задержанные Эмир-Усеин Куку, Энвер Бекиров, Муслим Алиев и Вадим Сирук до сих пор остаются под стражей.

2 октября 2017 года после обысков в Симферопольском и Белогорском районах силовики задержали четверых крымских татар. Талята Абдурахманова, Рената Сулейманова, Арсена Кубединова и Сейрана Мустафаева обвинили в причастности к мусульманской религиозной организации «Таблиги Джамаат». Троих задержанных на время следствия удерживают в симферопольском СИЗО, Сейран Мустафаев под домашним арестом.

«Террористы» Сенцов и Кольченко

Еще одно обвинение с явным политическим подтекстом — так называемое дело «крымских террористов» — Олега Сенцова и Александра Кольченко. Оккупанты обвинили их в создании террористической организации, а также подготовке и совершении терактов на территории полуострова.

В основу обвинительного приговора легло заключение ФСБ, сделанное в мае 2014 года. В нем говорилось о задержании членов диверсионно-террористической группы, основной целью которой являлись «дестабилизация общественно-политической обстановки на полуострове и оказание воздействия на принятие решения органами власти Российской Федерации о выходе Республики Крым из ее состава».

Оккупационный суд приговорил Сенцова и Кольченко соответственно к 20 и 10 годам колонии строгого режима. Девятью месяцами ранее после пыток к семи годам лишения свободы были приговорены двое других обвиняемых по «крымскому делу» — Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний. В июне 2016 года Афанасьев был освобожден, ныне живет в Киеве и занимается правозащитной деятельностью.

Суд над Владимиром Балухом

Резонансным стало и дело над украинцем Владимиром Балухом. После аннексии Крыма в 2014 году он вывесил украинский флаг на крыше своего дома. Ему несколько раз угрожали, однако символ государства оставался на месте. В декабре 2016 года к нему пришли с обыском и на чердаке дома «нашли» 90 патронов и несколько тротиловых шашек.

16 января после длительных судебных тяжб и апелляций, подконтрольный Кремлю суд приговорил украинского активиста к трем годам и семи месяцам колонии-поселения.

«Крымские диверсанты»

Летом и осенью 2015 года сотрудники ФСБ в Крыму задержали несколько человек и обвинили в диверсионной деятельности и работе на Министерство обороны Украины. Среди задержанных - Евгений Панов, Андрей Захтей, Редван Сулейманов, Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов, а также бывшие украинские военные Владимир Дудка, Глеб Шаблий и Владимир Присич.

Данные задержания призваны были стать доказательством того, что украинские власти угрожают жителям полуострова террористическими атаками. На данный момент всех фигурантов дела удерживают под стражей.

Запрет Меджлиса

Спустя два года после оккупации российские власти приняли решение о запрете Меджлиса крымскотатарского народа. 13 апреля 2016 года назначенный Кремлем «прокурор Крыма» Наталья Поклонская издала решение о приостановлении деятельности Меджлиса на территории полуострова до решения суда.

Уже 18 апреля Минюст России внес Меджлис в перечень общественных и религиозных объединений, деятельность которых в этой стране остановлена «в связи с осуществлением ими экстремистской деятельности», а 26 апреля нелегитимный крымский суд вынес приговор по «делу Меджлиса», запретив его деятельность на территории России, в том числе, в Крыму.

Этот шаг осудила Украина, а также ряд международных организаций и правозащитников. Многие из них справедливо отметили, что теперь пророссийские правоохранители смогут задерживать практически любого крымского татарина, который поддерживает Меджлис и не считает его запрет законным.

Свобода слова и самовыражения

С первых дней захвата Крыма оккупанты начали ограничивать свободу слова. За выражение позиции, отличной от той, которую диктует Кремль, граждан преследуют. За время аннексии «из-за призывов к сепаратизму» открыли несколько громких дел. Одним из них стало преследование крымского журналиста Николая Семены из-за материалов, в которых он якобы призывает к нарушению территориальной целостности России. Ему присудили 2,5 года тюремного заключения условно с испытательным сроком и запретом на 3 года заниматься публичной деятельностью. Вторую часть приговора, после обжалования стороной защиты 18 декабря, сократили на год.

Еще более громким был суд над заместителем председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеровым, которого приговорили к двум годам колонии-поселения «за призывы к сепаратизму» в эфире телеканала ATR. Вместе с Чийгозом Умерова удалось вырвать из лап оккупантов. На данный момент оба заместителя председателя Меджлиса, которые показали себя в трудный для страны момент настоящими патриотами, продолжают работу в Киеве.

Дискриминационные действия оккупационных властей привели к прекращению или переформатированию деятельности ряда независимых крымскотатарских СМИ. Выехать из Крыма и продолжить свою работу на материковой Украине вынуждены были 11 медиа – телеканалы «Черноморка» и АТR, информационное агентство QHA («Крымские новости»), сайты «Центр журналистских расследований», «События Крыма», «Крым.Реалии», «15 минут», Black Sea News, газета «Крымская Светлица», а также радио «Meydan» и детский телеканал «Lale».

Культурное наследие

После аннексии на полуострове участились акты вандализма. Регулярно происходят поджоги мечетей, кражи денежных пожертвований мусульман, осквернение мемориалов жертвам Депортации.

В течение 2014-2017 годов на полуострове активно ведутся незаконные археологические раскопки, а также варварские работы на скале, где расположен памятник архитектуры национального значения, дворец «Ласточкино гнездо» и на территории Генуэзской крепости в Судаке.

В конце 2017 года оккупационные власти Крыма начали проведение масштабных ремонтных работ памятника национального значения «Ханский дворец», которые оккупанты называют реставрацией и которые проходят с большим количеством нарушений. Во время съемки всей черепицы и старинных дубовых балок были повреждены росписи XVIII века, а на фасаде здания пошли трещины и обвалилась штукатурка. Теперь Ханский дворец, который имел все шансы попасть в список ЮНЕСКО, потерял такую возможность.

Другие правонарушения

После ряда безуспешных попыток добиться от крымских татар сотрудничества, оккупанты перешли к более радикальным мерам. В апреле 2014 года лидеру крымскотатарского народа Мустафе Джемилеву был запрещен въезд на территорию Крыма. Более ста крымских татар, которые выступили с протестом против запрета въезда на родину для своего лидера, подверглись преследованиям.

В июле 2014 года въезд на территорию Крыма также был запрещен главе Меджлиса крымскотатарского народа Рефату Чубарову. Затем — советнику главы Меджлиса крымскотатарского народа Исмету Юкселю, а также активисту национального движения, политическому заключенному в годы СССР Синаверу Кадырову.

Репрессивная машина Кремля за четыре года аннексии только наращивает обороты. Практически во всех сферах жизни население полуострова испытывает давление и ограничения. Несмотря на то, что официальными языками в Крыму считаются также крымскотатарский и украинский, обучение в школах проходит исключительно на русском языке.

Из-за давления правоохранителей свою деятельность на некоторое время вынужден был приостановить Украинский культурный центр, который в декабре 2017 года присоединился к деятельности общественного объединения «Крымская солидарность». В 2017 и начале 2018 года оно также подверглось давлению. 11 октября в ходе массовых обысков в Бахчисарае силовики задержали и арестовали «за участие в террористической деятельности» Тимура Ибрагимова, Мемета Белялова, Сервера Зекерьяева, Сейрана Салиева, Эрнеста Аметова и Марлена (Сулеймана) Асанова. Все шестеро являлись активными участниками общественного объединения «Крымская солидарность». В домах у активистов регулярно проходят обыски, а их общественная деятельность пресекается.

Оккупационная власть в Крыму продолжает ограничивать свободу собраний. Осенью 2017 года полиция арестовала 49 человек, которые проводили одиночные пикеты в знак протеста против преследования крымских татар. Также крымским татарам неоднократно запрещали проводить митинги в память годовщины смерти Номана Челебиджихана, в день Депортации крымскотатарского народа и в День крымскотатарского флага.

В ноябре 2017 года оккупанты открыли еще одно уголовное дело. Четырем крымским татарам - Бекиру Дегерменджи, Асану Чапуху, Казиму Аметову и Руслану Трубачу инкриминировали «вымогательство в особо крупном размере» у гражданина Турции. Все они до сих пор находятся под стражей. В результате спецоперации силовиков при задержании умерла от сердечного приступа ветеран крымскотатарского национального движения Веджие Кашка.

Многие из незаконно задержанных, находясь в местах несвободы, не получают необходимую им медицинскую помощь. С систематическим умышленным неоказанием медицинской помощи столкнулись, находясь в СИЗО, Мохаммад Кабир, Асан Чапух и Бекир Дегерменджи. Это создало прямую угрозу для их жизни. Об ухудшении здоровья также заявляли Арсен Джеппаров, Владимир Балух, Дмитрий Штыбликов, Александр Кольченко, Олег Сенцов, Владимир Дудка, Андрей Захтей.

Российская Федерация не соблюдает и нормы международного гуманитарного права. В 2017 году значительно возросло количество крымчан, призванных в армию РФ. Если в 2016 году это было около 3100 человек, то за 2017 год в армию РФ отправили уже почти 5000 призывников из Крыма. В целом за период оккупации в Вооруженные силы РФ призвали уже около 10 000 крымчан.

Общая статистика

Основными тенденциями оккупационной деятельности за годы аннексии Крыма стали политические преследования, преследования по национальным и религиозным признакам, ограничение свободы слова и самовыражения, административные и уголовные дела против крымских татар, регулярные обыски и допросы. Исходя из данных, представленных на интерактивной карте правонарушений на полуострове, разработанной общественной организацией «КрымSOS», в Крыму зафиксировано 422 случая нарушений прав человека.

Чаще всего нарушался запрет дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений – 319 раз. Право на свободу и личную неприкосновенность было нарушено 169 раз, право на свободу мнений и их свободное выражение — 119, право на жизнь, свободу и безопасность — 87, право на свободу мирных собраний— 40 раз.

Ожидать, что Российская Федерация начнет соблюдать права человека в Крыму, не приходится. Все больше и больше людей недовольны режимом, который воцарился на полуострове, и оккупанты всеми силами пытаются предотвратить всевозможные акции протеста. Все, кто даже просто приходят под здания судов, где рассматриваются сфальсифицированные дела, или к домам крымских татар, в которых проходят незаконные обыски, сразу становятся объектами внимания ФСБ. Люди понимают, что однажды и к ним в дом также могут ворваться силовики, однако тотальное беззаконие и несправедливость не позволяет им сидеть, сложа руки. В основном эти смелые люди — крымские татары. Из-за своей активной позиции они больше всех страдают от власти оккупантов, которая всеми методами пытается изгнать их с полуострова.

Главное, что может и должна в этой ситуации сделать для своих граждан в оккупации Украина — предпринимать всевозможные меры для освобождения территорий, документировать все случаи нарушений прав человека и совместно с международным сообществом продолжать осуществлять давление на страну-агрессора.

Александра Шекера

QHA