КИЕВ (QHA) -

До того, как новый Кабинет министров назначил Юсуфа Куркчи первым заместителем министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц, он занимал должность заведующего отдела обеспечения деятельности Уполномоченного Президента по делам крымскотатарского народа Администрации Президента.

Юсуф-бей, как Вы относитесь к блокаде Крыма? По Вашему мнению, насколько эффективно это сработало?

– Надо быть откровенными: блокада – это пример гражданской инициативы, когда государственные структуры оказались бессильными что-либо предложить. И в ответ на коррупцию, на поток товаров, который в тот момент шел в Крым, проявила себя общественность. Она смогла создать такой механизм, благодаря которому товаропоток в Крым прекращен.

После Майдана – это первый пример, когда гражданская инициатива была направлена на решение конкретной проблемы, связанной с коррупцией в пунктах пересечения границы. Притом никто не может сегодня сказать, что тот объем товаров, который входил в Крым, решал продовольственные проблемы крымских жителей. Все эти товары шли дальше, на материковую Россию через Краснодарский край. Цена вопроса была высокой, на этом зарабатывали огромные средства, на которые потом финансировались и самооборона, и другие. Люди, занимающиеся блокадой, смогли это остановить.

Удалось обеспечить и энергетическую блокаду: Крым не получает со стороны Украины того количества электричества, которое ему необходимо.

Все это делается для того, чтобы усложнить агрессору, которым на самом деле является Российская Федерация, реализацию его планов в Крыму. А планы нам известны: создание большой военной базы.

Как бы это выглядело, если бы в ответ на санкции, которые вводит мировое сообщество, Украина продолжала бы торговать с Крымом и поставлять туда продовольствие? Это нонсенс.

Благодаря решительности участников блокады эти вопросы были решены.

Участники блокады также планировали провести морскую и интернет-блокаду, но разрешение на их осуществление не получили.

– Если говорить о морской блокаде, то сегодня мониторятся практически все заходы судов во все порты Крыма, и опять-таки, большая часть этой работы делается общественниками.

Ресурсы, которые сегодня существуют, позволяют говорить о том, с каким грузом корабль или другой транспорт входит и выходит. Санкции работают потому, что порты Крыма закрыты и отслеживаются.

Можно по-разному говорить об эффективности этих инструментов, но других инструментов нет. Когда твоим противником является страна – правопреемник СССР, имеющая членство и высокий статус в ООН и в других международных организациях, сложно говорить об эффективности таких инструментов.

 

А как насчет отключения России от международной банковской системы SWIFT?

– Если бы отключение от банковской системы SWIFT не несло прямую угрозу уровню жизни жителей России – ведь основные игроки, которые принимают решения о расширении или послаблении санкций, учитывают такие моменты. Этот инструмент никто не снимает со счетов. Но в этой очень тонкой политической игре, которая сегодня идет за восстановление справедливости, все участники учитывают как потенциал и возможности соперника, так и свои риски.

Нет уверенности в том, что все европейское общество выступит за введение этих санкций. За период свободной торговли на российском рынке создалось много коммерческих связей. Поэтому сегодня идет очень серьезная работа союзников, которые принимают те или иные решения. И это все происходит под прессингом той пропаганды, которую Россия развернула не только в Крыму, в Украине и на своей территории, но и раскинула по всему миру.

В Херсонской области в прошлом месяце был проведен ряд провокаций против организаторов блокады. Россия не оставляет попыток дестабилизировать ситуацию в Украине?

– На сегодня можно говорить о системности, а не стихийности этих усилий по раскачиванию политической стабильности в Херсонской области. Они кем-то спланированы, они кем-то реализуются. Если они кем-то спланированы, значит, у них есть конечная цель. Если они реализуются, значит, это может быть либо ускорено, либо оттянуто во времени. Мы понимаем, что если в этом регионе идет такое повышенное напряжение – значит, это кому-то выгодно. И если мы посмотрим на нашего соседа (Россию. – Ред.) и оценим степень выгоды для него, мы поймем, что это все – одна цепочка, с которой мы боремся уже третий год. Это Крым, Донецк, Луганск.

Исключать разного рода провокации не нужно. Я знаю, что органы проводят определенные мероприятия по своим направлениям, которые позволяют сегодня удерживать ситуацию под контролем.

Элина Сулима

ФОТО: интернет

QHA