МАРИУПОЛЬ (QHA) -

Людмила Анастазиевская – одна из основательниц «Майдана Миннесота» движения в поддержку Украины. Она приехала в родной Мариуполь ненадолго, чтобы лично познакомиться с местными активистами и узнать о проблемах не только военного характера.

Наше интервью начинается в машине во время поездки по детским домам города. На очереди – посещение сразу двух детдомов, в каждом из которых есть свои проблемы и нужды. Их опекают мариупольские волонтеры, но только их помощи недостаточно. По пути мариупольчанка из Миннесоты говорит: «Дороги за последние десять лет стали такими ужасными! Хотя тогда я думала, что хуже уже некуда».

Людмила хотела приехать на родину с момента оккупации Крыма, но страх и уговоры близких сдерживали ее. Наш разговор не похож на интервью, скорее он напоминает встречу давних друзей по переписке. Гостья быстро переходит с русского на украинский, как только речь заходит о ее филологическом образовании, но некоторые слова все же заменяет английскими – прожитые десятилетия в США дают о себе знать.

– Я училась в России, хотя об этом лучше не упоминать. Не хочу лишний раз говорить об этой стране... Вырежьте это из интервью, просит Людмила.

Расскажите, как появился «Майдан Миннесота»?

Когда в Киеве во времена Майдана расстреляли Небесную сотню, украинцы в моем окружении не могли спокойно сидеть дома. Мы стали выходить на первые митинги и акции в поддержку Украины. Мы душой и сердцем переживали за нашу страну, хоть и находились далеко. Наша диаспора при Украинском доме быстро стала основой инициативной группы, которая вскоре превратилась в общественную организацию. Первым важным делом для нас был сбор средств для семей погибших на Майдане. Средства собирались на концерте, полученную сумму удвоил местный меценат, который предпочитает оставаться инкогнито. Двадцать тысяч долларов были переданы лично в руки семьям погибших. С этого события и началась наша деятельность.

Подъезжая к первому детскому дому, мы вспоминаем оккупацию Крыма и то, как страшно тогда было всем нам.

Украинцы в Америке понимали, что на захваченном полуострове Путин не остановится и пойдет дальше захватывать наши земли?

– Лично мне все стало понятно с момента крымской оккупации. Я до сих пор поддерживаю отношения с крымскими татарами, которые стали первыми в Украине современными волонтерами. Они первые приняли удар от России и показали свою верность стране и принципам. Но поддерживает ли их Украина так, как они поддерживают ее? В Крыму похищают и убивают наших соотечественников, но правительство ничем им не помогает…

В детском доме нас ждет печальная картина: на месте игровой площадки на улице – заросли и заржавелые качели. В заведении остались четверо детей, которые еще не успели уехать на море на каникулы. Они рассказывают Людмиле, какую бы хотели площадку: с качелями, как в «Диснейленде», и местами для катания на роликах (асфальтированных мест вокруг детдома немного). Волонтерка обещает помочь в этом вопросе, которым, кстати, уже занимаются волонтеры мариупольской «Схидной брамы».

Мы прощаемся с детьми и воспитателями.

Как Вы получали информацию о событиях в Мариуполе и Украине?

– В тот период я начала тесно общаться со своими одноклассниками, расспрашивать их, как дела в Мариуполе. Было понятно, что дальше ситуация будет ухудшаться. В тот период очень активной стала жизнь в Фейсбуке, организовалась Мариупольская дружина. Я, кстати, стала одним из первых ее членов (смеется). Так и началась наша помощь в разных направлениях: приобретение биноклей, тепловизоров, одежды и аптечек для военных. Также «Майдан Миннесота» проводил акции в поддержку Надежды Савченко, пикеты с требованиями предоставления Украине летального оружия, продолжал сбор средств.

А как Вам удалось наладить связи с местными волонтерами?

– Сила Фейсбука свела меня со всеми активными мариупольцами, которые даже во время обстрелов умудрялись ездить на передовую и снабжать защитников всем необходимым. А на тот момент – в 2014-2015 году – нашей армии требовалось все: от одежды и еды до техники и оружия. Было виртуальное общение, а все необходимое передавалось через волонтеров. Так и завязались наша дружба на расстоянии. В волонтерах я нашла свою вторую семью, которая одинаково понимает ситуацию и переживает вместе со мной страх и боль за Украину.

И Вы доверяли немалые суммы мариупольским волонтерам, которых практически не знали?

– Конечно, потому что они вели прозрачную отчетность и тут же выкладывали в интернет все фотографии полученной помощи, чеки о приобретении необходимого. Нас сблизила боль за родной город. Я была поражена, насколько велика их сила духа и желание помогать другим. Это пчелки, которые вместе трудятся над одним общим делом, чтобы в итоге Мариуполь был защищен. Мне кажется, что раньше не было такой общественной активности. В критические периоды обстрелов города она достигла пика, а теперь распространяется на разные направления.

...Второй детдом для детей с особенностями развития встречает пустыми стенами – все воспитанники на оздоровлении. Людмила с директором осматривают помещение, детские поделки и картины, уникальные комнаты для творческих занятий. Но и здесь есть необходимость в волонтерской поддержке: государственной явно не хватает. Людмила обещает подумать, чем сможет помочь. Со смешанными чувствами покидаем детский дом.

Какие чувства останутся у Вас после этой поездки? Изменился ли Мариуполь?

Мой город очень изменился, в нем проснулся дух сплоченного общества. И пусть пока это лишь несколько процентов от общего числа жителей, но эти инициативные граждане могут создавать положительные перемены в обществе. Я встречалась с волонтерами из нескольких общественных организаций, и теперь изнутри могу увидеть некоторые недопонимания и изъяны в их работе. А она должна быть командной, потому что все мы трудимся ради одной общей цели – мирной и процветающей Украины.

ФОТО: QHA

QHA