КИЕВ (QHA) -

Признание к украинскому режиссеру и актеру крымскотатарского происхождения Ахтему Сеитаблаеву пришло после фильма «Хайтарма», в котором рассказывается о трагической странице истории его народа — депортации 1944 года. Кинолента стала одним из самых интересных событий в культурной и общественно-политической жизни Крыма. А впоследствии благодаря ей ближе узнать крымских татар смогли и на материковой части Украины. Сегодня этот фильм уже посмотрели более чем в 40 странах мира.

Однако Ахтема знают не только по «Хайтарме». В его творческом багаже ​​— сотни ролей в кино и театре, прекрасные режиссерские работы, телевизионные проекты. Сейчас он завершает съемки фильма «Ее сердце» и готовится к новому — об украинских киборгах. Он успевает везде и всюду, потому что хочет сделать как можно больше хорошего для своего народа и Украины. Ведь, осмыслив опыт депортации, Сеитаблаев понял, что возвращение на Родину — это не столько возврат в определенную географическую точку, сколько осознание того, на что ты готов ради родной земли.

С начала боевых действий на Донбассе Ахтем неоднократно ездил со своими коллегами на Восток, чтобы поддержать боевой дух наших защитников. А еще он усиленно учит украинский язык и пытается давать интервью только на нем — хороший пример для чиновников, молодежи и всех, кто придумывает себе какие-то препятствия в изучении государственного языка.

О том, к какой политической силе он готов присоединиться, о своем видении информационной стратегии возвращения Крыма, а также о планах на будущее в кино и не только Ахтем СЕИТАБЛАЕВ рассказал в интервью QHA.

QHA: Ахтем, скоро годовщина оккупации Крыма. Три года прошло с тех пор, как грязный сапог русского оккупанта ступил на крымскую землю. Лично Вы чувствуете, что Украина продолжает бороться за потерянную территорию?

А. Сеитаблаев: Я вижу, что президент работает в этом направлении, есть определенная государственная политика. Однако меня не покидает ощущение, что тема Крыма становится менее важной для самих украинцев. Я понимаю, что многие люди устали от войны, от оккупации Крыма и части Донбасса, от повышения тарифов и так далее. Но это смотря с чем сравнивать. Например, когда у матери, не дай Бог, погибает единственный сын, защищая Родину, а ты где-то в разговоре слышишь, что кто-то устал от таких новостей, устал бороться — то это несравнимые вещи. Так может говорить человек, которого лично ни война, ни оккупация никак не задели.

QHA: А как насчет некоторых украинских артистов, которые до сих пор дают концерты в России?

А. Сеитаблаев: Украинские артисты, которые не чураются ездить в государство-оккупант и зарабатывать там деньги, говорят стандартную фразу: «Искусство вне политики». С их точки зрения  пожалуй, да. Но правда заключается в другом: это подло и грязно.

QHA: Чего, по Вашему мнению, не хватает в политике государства для деоккупации Крыма?

А. Сеитаблаев: Если говорить о средствах массовой информации, то у нас отсутствует информационная стратегия, благодаря которой все центральные телеканалы и другие СМИ вели бы определенную политику. Понятно, что это частный бизнес. Однако в этом случае хедлайнером должно как раз выступать государство, которое бы создавало и мотивировало каналы для того, чтобы они делали контент, имеющий просветительскую функцию. Например, рассказывали бы о том, почему нам надо вернуть Крым, что там происходит, знали, какую информацию лучше подавать людям, которые находятся на оккупированной территории. Крымчане должны понимать: мы о них не забыли и делаем все, чтобы они избавились от кремлевских оков. Кроме того, этот контент должен быть различных направлений — исторический, актуальный, мысли о будущем и тому подобное.

QHA: Для Вас тема оккупации Крыма актуальна еще и потому, что там остались Ваши старшие дети. Насколько часто удается пообщаться с ними?

А. Сеитаблаев: Дети живут там со своей мамой. Довольно часто бывают здесь в Киеве, поэтому мы видимся. Однако, конечно, как любой нормальный человек, я хочу, чтобы мои дети были рядом. Но пока это не так. Назлы (дочь. — Ред.) закончила режиссерский факультет, у нее очень большой актерский опыт, за ее плечами уже более 20 фильмов.

QHA: Сейчас Вы заканчиваете работу над картиной с рабочим названием «Ее сердце». Под таким названием ее уже ожидают кинозрители. Однако недавно появилась информация, что название будет изменено...

А. Сеитаблаев: Думаю, что название мы все-таки изменим, и фильм будет называться «Саиде» по имени главной героини.

QHA: С чем это связано?

А. Сеитаблаев: Рабочее название «Ее сердце» предложил Николай Рыбалка (сценарист картины. — Ред.). Оно действительно хорошее. Однако мне кажется, что название «Саиде» — более точное. Ведь в самом имени заложен большой месседж. И кроме этого, сразу будет понятно, о ком и о чем пойдет речь в фильме. Также это дань памяти самой Саиде Арифовой и в ее лице всем тем, кто, несмотря на угрозу жизни, спасал людей. Стоит отметить, что было очень много крымскотатарских женщин, которые спасали евреев в Крыму.

Ахтем Сеитаблаев с членом Меджлиса крымскотатарского народа Эскендером Бариевым

QHA: Режиссер Ахмед Сарихалил создал документальный фильм о лидере крымских татар Мустафе Джемилеве. Вы говорили, что хотите создать художественный фильм о Мустафе-ага. Какой будет эта кинолента?

А. Сеитаблаев: Если я возьмусь за его съемки, то это будет роуд-муви, один день из жизни Мустафы-ага, а именно 2 мая 2014 года, когда оккупанты запретили ему въезд на территорию родного Крыма. Если говорить с точки зрения драматургии, то я планирую, что это будет классическая драма. Пока это просто мои рассуждения, ведь на этот год уже есть согласованный план работы. Однако все-таки я мечтаю снять этот фильм.

QHA: Вы подали свою кандидатуру на пост директора государственного предприятия «Крымский дом». Почему Вы приняли такое решение?

А. Сеитаблаев: Если я могу принести какую-либо пользу не только крымским татарам, а всем людям, которые считают себя гражданами Украины, в том числе тем, которые сейчас живут на территории оккупированного Крыма, то почему не сделать это? Считаю, что «Крымский дом» должен стать моделью того самого вожделенного для нас Крыма, в котором жили люди разных национальностей. Это должна быть конкретная стратегическая, прежде всего культурная, программа, которая помогала бы узнавать и понимать друг друга, начиная с самого раннего возраста. И я вижу свою задачу именно в том, чтобы «Крымский дом» стал прообразом того будущего Крыма, в который мы хотим вернуться и в котором хотим жить.

«Крымский дом» должен стать культурологическим центром, в котором будут проводиться дискуссии, куда будут приглашаться культурные и общественные деятели, лидеры общественного мнения. Ведь надо уже сейчас рассказывать, почему нет ничего страшного в понятии «крымскотатарская национально-территориальная автономия», показывать и доказывать, что Крым может стать не дотационным, а бюджетообразующим регионом.

QHA: Если так произойдет и Вам доверят возглавить «Крымский дом», с какой командой Вы придете туда?

А. Сеитаблаев: Это должна быть мощная команда, которая будет воплощать то, о чем мы мечтаем: Крым, в котором четко будет задекларировано, что это — Украина. Я не из тех, кто приходит на какое-то место и начинает с «чистки», увольняет людей ради защиты собственных интересов...

У меня большой опыт работы с творческими коллективами, в том числе и в киноиндустрии. Имею опыт работы с многочисленным коллективом людей с очень разными эмоциями и характерами, что влияет на отношения. Это же творческие люди, сложный конгломерат чувств, высказываний, страхов, надежд и тому подобное. Если мне доверят эту должность, буду проводить работу по сохранению профессиональных и хорошо работающих людей. Дальше увидим...

QHA: У Вас насыщенный рабочий график: режиссерские работы, роли в кино, телевизионные проекты. Удастся выкроить время для полноценной работы в «Крымском доме»?

А. Сеитаблаев: Да, я очень занят. Разного рода упреки по этому поводу я воспринимаю как комплимент. Если я не буду находить время для того, чтобы эта работа была выполнена на все сто процентов, то я стану тем первым человеком, который напишет заявление об увольнении.

QHA: Некоторые политики в контексте последних событий заявляют о том, что вернуть Донбасс можно, если окончательно сдать Крым. Как Вы это прокомментируете?

А. Сеитаблаев: Пусть сдадут свою семью.

QHA: А приглашали ли Вас к себе какие-то политические силы?

А. Сеитаблаев: Приглашали, и неоднократно. Но я всегда отказываюсь, так как не вижу себя ни в одной из них. Моя политическая сила одна — Украина и Крым.

Беседовала Ольга Волынец

QHA