КИЕВ (QHA) -

Россия использует в Крыму свое антиэкстремистское и антитеррористическое законодательство для борьбы с инакомыслием, и международное сообщество должно пересмотреть роль РФ в борьбе с терроризмом. Как передает корреспондент QHA, об этом сегодня, 26 апреля заявил адвокат крымских мусульман и политзаключенных оккупированного Крыма Эмиль Курбединов на пресс-конференции «Применение антиэкстремистского законодательства РФ в Крыму».

По словам Курбединова, Россия манипулирует и подменяет понятия, называя «терроризмом» проявления несогласия общества с действиями оккупационных властей. Ярлык «террорист» на тех, кого Россия считает нелояльными элементами, в первую очередь, на крымских татар и украинцев, навешивается для запугивания общества и предотвращения какого-либо сопротивления власти.

— Законодательство России в сфере экстремизма и терроризма превратилось в инструмент борьбы с инакомыслием; когда борьба со злом превратилась в само зло. Это не только проблема в России – она отражается на Крыме очень сильно, и мы это видим. Обвинения в терроризме стало инструментом подавления общественных свобод и преследования гражданских активистов.

В качестве одного из последних вопиющих примеров преследования по фальшивым обвинениям в терроризме, Курбединов назвал задержание гражданского активиста, блогера Наримана Мемедеминова.

Кроме того, клеймо «экстремистских и террористических» навешивается на целые организации, в частности, Меджлис крымскотатарского народа. Россия прибегает сначала к попыткам запугать или купить тех, в чьей лояльности заинтересована, а когда это не удается, прибегают к лживым обвинениям в экстремизме. Именно так произошло с крымскотатарским сообществом и его представительным органом Меджлисом – сначала оккупанты пытались договориться и привлечь их на свою сторону, и адвокат напомнил, что в 2014 году Владимир Путин звонил Мустафе Джемилеву. Но когда не получилось, и крымские татары четко отметили, что они остаются верными Украине и Крым является Украиной, начались репрессии против представителей Меджлиса – и теперь он запрещен в РФ как экстремистская организация.

— Когда Россия пришла в Крым, она пыталась договориться с Меджлисом, а когда это не удалось, Меджлис стал "экстремистской организацией" и был запрещен, — напоминает Курбединов.

По словам адвоката, Россия создала целую репрессивную машину для борьбы с несогласными под предлогом борьбы с экстремизмом и использует разнообразные варианты как манипуляций в процессе доведения несуществующей вины, так и давления на тех, кого она «назначила террористами».

По антитеррористическим статьям людей задерживают так, как берут действительно каких-то вооруженных террористов – на задержание выезжает несколько десятков спецназовцев, в ходе обысков выбиваются окна, крушится мебель.

Скажем, в ходе антитеррористических судебных процессов используются такие эксперты и скрытые свидетели, которых фактически нельзя проверить. Кроме того, проводят закрытые суды, мотивируя это тем, что это суд над экстремистами. В ходе всего судебного процесса и уже после вынесения приговора на подсудимого оказывается физическое и психологическое давление. Во время этапирования к людям относятся как к террористам, и уже после вынесения приговора, когда люди этапируются в места лишения свободы, то там тоже к ним относятся как к террористам.

Курбединов считает, что Россия использует антитеррористическое законодательство в своих узкополитических интересах и для проведения репрессий против гражданского общества как на своей, так и на оккупированной территории. Поэтому мировое сообщество должно обсудить этот вопрос, сделать выводы и пересмотреть роль России как международного борца с терроризмом. В частности, предлагается провести экспертный круглый стол в Киеве, где нужно начать обсуждение этих вопросов.

— Россия сегодня абсолютно себя дискредитировала в плане борьбы с экстремизмом и терроризмом; она абсолютно дискредитировала этот институт. И международному сообществу нужно тысячу раз проверять заявления России о каких-то экстремистах и террористах, эти ярлыки, которые навешивает Россия. Я считаю, что провести этот круглый стол надо в Киеве. Это было бы замечательно, если бы из России, из Крыма, из Украины, из постсоветских стран, эксперты собрались бы здесь и просто выразили бы те проблемы, которые существуют сегодня.

Координатор общественной инициативы «КрымSOS» Тамила Ташева подчеркнула, что в оккупированном Крыму антиэкстремистское и антитеррористическое законодательство используют для запугивания людей, для укрощения гражданской активности на всех уровнях и по всем возрастным категориям.

В первую очередь, этническое преследование испытывают крымские татары и украинцы. По словам Ташевой, одним из ярких примеров давления на Меджлис является вытеснение из Крыма лидеров крымскотатарского народа, задержания и судебные процессы против заместителей главы Меджлиса Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова. Примером репрессий против крымскотатарских политических и общественных деятелей она назвала также запрет на въезд в Крым советнику председателя Меджлиса крымскотатарского народа Исмету Юксель и его жене Гаяне Юксель, которая является директором информационного агентства QHA («Крымские новости») и Радио Hayat.

Но этнические притеснения на территории Крыма испытывают и рядовые украинцы, и крымские татары – их пытаются маргинализировать в глазах соседей, коллег, учеников.

Тамила Ташева рассказала о случае, когда в одной из симферопольских школ учитель подошел к девушке мусульманке и в присутствии учеников спросил: «Что у тебя в портфеле? У тебя там бомба?». Растерянный ребенок едва не расплакался.

— Сначала создается миф, что на территории Крыма есть экстремисты и террористы, с которыми надо бороться, потом создается сеть людей, которые должны заниматься борьбой с этими террористами; и в конце концов начинают проводиться обыски и аресты под предлогом борьбы с террористами. Причем, все происходит в очень грубой форме – с разбиванием окон, ломанием мебели и т.д.

Координатор КрымSOS также отмечает, что проблемой является и то, что списки псевдо-террористов Россия подает в базу Интерпола, и люди оказываются под угрозой задержания и выдачи РФ по необоснованным обвинениям.

— Россия активно использует Интерпол для того, чтобы бороться с так называемыми экстремистами и террористами. Это очень опасная тенденция, которую мы должны объяснять нашим зарубежным партнерам.

Первый заместитель министра информационной политики Украины Эмине Джапарова отметила негативную роль российских СМИ на территории Крыма, которые являются важным элементом пропагандистской машины по запугиванию общества и подавлению инакомыслия.

— Пропагандистские СМИ пытаются убеждать, что в Крыму действительно есть украинские диверсанты и шпионы, и только Россия может решить проблему борьбы с терроризмом, в том числе, в мире. Для того, чтобы тебя признали террористом (на оккупированном полуострове или на территории государства-агрессора) тебе иногда достаточно лишь быть гражданином Украины, этническим украинцем, крымским татарином.

По словам Джапаровой, на полуострове оккупационными властями провоцируется межнациональная рознь, стравливание людей друг с другом. В частности, Украину и украинцев пытаются представить, как экстремистов и карателей, которые несут опасность другим жителям полуострова. Это очень опасная тенденция, считают в МИПе.

QHA сообщало, что адвокат Эмиль Курбединов связывает вспышку обысков в оккупированном Крыму с ростом международного внимания к ситуации на полуострове.

Напомним, сотрудники российской ФСБ, проводящей обыски в Белогорске, вывели из дома директора ООО «КрымОпт» Али Бариева и увезли в неизвестном направлении. В протоколе по задержанию Бариева расписался следователь отделения по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны.

Сегодня утром в оккупированном Крыму в Белогорске силовики провели обыски в доме директора ООО «КрымОпт» Али Бариева и в сети магазинов «Гузель».

Также стало известно, что оккупанты обыскивали не только дом директора фирмы, но и дома сотрудников «КрымОпт».

По словам председателя Меджлиса крымскотатарского народа Рефата Чубарова, обыски в оккупированном Крыму в Белогорске проводили сотрудники ФСБ России.

QHA