КИЕВ (QHA) -

Часть людей сидит в застенках ФСБ, другую часть штрафуют за членство в Меджлисе и запугивают, проводя постоянные обыски и задержания.

Большинство семей с детьми, в которых арестовали отцов, лишились главного кормильца.

Вопрос в том, как помочь крымским татарам, которых незаконно судят на оккупированной территории. Ведь все доказательства, выдвинутые против обвиняемых в деле «Хизб ут-Тахрир», «26 февраля» или Ильми Умерова, притянуты за уши.

По мнению основателя проекта Free Crimea Тараса Березовеца, помочь этим людям очень тяжело, особенно с учетом того, что оккупанты всех живущих в Крыму считают своими гражданами.

- Россия признала всех этих людей своими гражданами, она навязала им российское гражданство, и это является серьезным основанием, согласно российскому законодательству, не выдавать этих граждан (к примеру, Сенцова и Кольченко) для отбывания наказания в другую страну. По словам заместителя министра юстиции, основанием для приобретения гражданства РФ может быть личное заявление гражданина, но этих заявлений нет. Более того, оказывается, что факт приобретения гражданства, в частности, Олегом Сенцовым подтверждается заявлениями следователя ФСБ, который вел его дело! То есть этот следователь установил, что у Сенцова есть российское гражданство, на основании неизвестных документов.

Это абсолютный нонсенс, но им навязали это гражданство, и это на сегодня главная проблема, которая касается большинства людей, незаконно осужденных в РФ, - объяснил Тарас Березовец, отвечая на вопрос корреспондента QHA.

Ильми Умеров, по информации Березовца, также не подавал никаких заявлений на получение российского гражданства. Если у него действительно нет российского гражданства, то ситуация с выездом из Крыма должна быть проще. Однако здесь существует другая проблема, ведь Умеров отказывается уезжать из Крыма, о чем он неоднократно заявлял.

В свою очередь эксперт по международному и гуманитарному праву общественной инициативы «КрымSOS» Евгения Андриюк подчеркнула, что на данный момент системной поддержки украинцев, незаконно заключенных в Крыму, нет. Они оказались в очень трудной ситуации, особенно те из них, кто находится в российских СИЗО за пределами полуострова - им практически невозможно передать передачу или навестить их в тюрьме.

Безусловно, семьям, чьи кормильцы оказались в застенках ФСБ, приходится очень тяжело.  

- Сейчас нет системной внешней поддержки этих людей. Оказывается, у них есть очень много мелких материальных потребностей. Тому же Евгению Панову, который сейчас в Лефортово, еще не передавали ни одной передачи, у него правда ничего нет. Начиная с этого вопроса и заканчивая вопросом поездок в Россию людей, чьи родственники туда этапированы, - они периодически должны туда приезжать, но у них просто нет денег на это. Не говоря уже об оплате адвокатов, особенно для тех семей, в которых есть маленькие дети или больные родственники.

То есть получается, что сейчас, к сожалению, эта вся нагрузка по поддержке заключенных ложится на их семьи, на их сообщество. Хорошо, что среди крымских татар очень тесные социальные связи, которые помогают им.

Есть ряд организаций, такие как «Крымская солидарность» или «Наши дети», которые помогают людям, подвергшимся российским репрессиям на полуострове. Но из этого следует, что все основные заботы по обеспечению и поддержке семей, лившихся отцов, ложатся только на плечи тех, кто живет в Крыму и каждый день рискует своей жизнью, - говорит Евгения Андриюк.  

По ее мнению, перед украинским государством и украинским обществом стоит вызов: построить системную защиту для этих людей, чтобы они постоянно чувствовали не только моральную, но и финансовую поддержку.

Именно поэтому «КрымSOS» очень часто обращается с просьбой к украинцам писать письма и отправлять посылки политзаключенным.

- Недавно моя коллега была на суде Ахтема Чийгоза, где его включили по видео. А перед тем она писала ему письмо, но оно не дошло. И вот ей предложили снова написать письмо, и она так и сделала. Чийгоз был искренне рад получить это письмо, когда его передали ему. Такие маленькие вещи в заключении очень важны, - рассказала Евгения Андриюк.

Член Меджлиса крымскотатарского народа Гаяна Юксель рассказала о том, как можно помочь людям, попавшим под репрессивную машину Кремля. Кроме прочего, им нужна информационная и правовая поддержка.

- Информация - это огромная поддержка для людей, которые находятся в Крыму, - то, что о них говорят, то, что о них не забывают. Те вещи, которые там происходят, нужно называть своими именами, разоблачая лживые термины российской пропаганды.

Также очень важна правовая поддержка, и то сопровождение, которое ведется. Сюда входят адвокаты, правозащитники и информационное сопровождение.

Сейчас многое ложится на плечи тех, кто находится на материке. И это тоже очень важная работа по поддержке тех адвокатов, которые работают в оккупированном Крыму - Эмиля Курбединова, Эдема Семедляева и других, - отметила Гаяна Юксель.

Член Меджлиса крымскотатарского народа подчеркнула, что 67 детей крымских татар с начала оккупации остались без отцов. Начиная от трех детей Решата Аметова и заканчивая теми, чьих отцов задержали 12 октября. А дочь Эмиля Джемаденова родилась уже после того, как отца забрали.

На данный момент на материковой части Украины созданы инициативные группы, которые занимаются поддержкой тех семей в Крыму, кормильцев которых оккупанты лишили свободы.

QHA