КИЕВ (QHA) -

По данным Министерства образования и науки Украины, за два года в Украину из оккупированного Россией Крыма переехало порядка 15 тысяч студентов. Наиболее популярным университетом для переселенцев стал Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко, который принял 2-2,5 тысяч крымчан.

Ректор ТНУ Владимир Казарин в телефонной беседе с корреспондентом QHA прокомментировал перспективы развития крымского образования в оккупации, а также рассказал о проблемах студентов из Крыма на материковой Украине.

– Владимир Павлович, сейчас есть крымчане, которые уже готовы перевестись в киевский ТНУ?

 Да, конечно. У нас сейчас только на официальном почтовом ящике, который специально для этого создан, более тысячи заявлений. А есть еще и другие ресурсы, через которые к нам обращаются, – это через Министерство образования и науки Украины. Зная, что наш патрон – КНУ, некоторые пишут туда, а оттуда нам пересылают их обращения. Сейчас идет довольно интенсивный процесс, потому что последние поправки к закону, который был принят парламентом 17 марта, существенно облегчили студентам перевод. В частности, если у них на руках диплом бакалавра российского образца, раньше это было определенным препятствием, а теперь Украина принимает эти документы и меняет их на украинские.

– Какие еще проблемы возникают с переводом?

– Другие крымские университеты, которые лишены лицензии, тоже обращаются к нам. Например, аграрии или медики. Министерство идет им навстречу: если документы об образовании нами подтверждаются, их студенты тоже могут перевестись. То есть проблемы существуют, однако за последний год, наверное, 65 % этих проблем снято.

– Есть ли студенты из Крымского инженерно-педагогического университета?

– Много, в основном крымские татары. Они чувствуют себя не очень уютно. Это понятно.

– Каковы самые частые причины перевода студентов из Крыма в вузы материковой Украины?

– Главных причин две. Первая – это то, что диплом, выдаваемый оккупационными властями в Крыму, никем не признается, кроме самой России. С этим дипломом нельзя ни в Европе нигде устроится, ни в Азии. Помню, полтора года назад один студент-азербайджанец у нас учился, потом уехал в Баку работать с крымским дипломом. Что ему сказали? Ему сказали, что нет такого университета – КФУ! После он уже в Киеве осуществил замену документов. То есть первое – это непризнание диплома во всем цивилизованном мире, ну, может, в каком-нибудь Никарагуа или Венесуэле, у которых особые отношения с Россией, и признают, но нигде более. И вторая причина: быть в Крыму, в объединенном крымском вузе – это значит быть лишенным международных контактов, связей с миром. Университет не может быть закрытой консервной банкой, он умирает в этом случае. Университет может существовать только как открытая структура, когда обмениваются идеями, опытом, мозгами. Учеба в Крыму сегодня – это как учеба в глубоко провинциальной глуши.

–  Какова судьба преподавателей из Крыма?

– У нас большое количество преподавателей из Крыма. У них та же проблема: нельзя элементарно поехать на международную конференцию. Мои коллеги, которые остались там, лишены возможности международного общения. Но наука умирает без общения, она не может развиваться в изоляции. Поэтому наиболее деятельные, активные и амбициозные сейчас уже работают в Украине. Мы вместе воссоздаем Таврический университет, но так как мы сейчас не являемся региональным вузом, нам предлагают свои услуги лучшие преподаватели из Львова, Киева, Днепропетровска, Запорожья. Как говорил Константин Сергеевич Станиславский, «МХАТ не собирает артистов, он их коллекционирует». Так и мы!

Медине Аединова 

ФОТО: интернет

QHA