КИЕВ (QHA) -

Джемиль Мамутов, вокалист группы Shatur Gudur, дал маленькое интервью корреспонденту QHA, рассказав о своих творческих планах и летней поездке в Крым.

Джемиль, расскажите, пожалуйста, о своих планах. Когда ждать выхода вашего альбома?

Надеемся, что альбом выйдет очень скоро, в ближайшие месяцы. Он уже записан на студии и сейчас на стадии сведения. Мы сейчас занимаемся тем, чтобы довести его до ума.

Как он будет называться?

У нас есть рабочее название. Есть такая крымскотатарская поговорка: «Выйдет через нос». Это значит, что что-то очень тяжело дается, но мы не можем это бросить и вытаскиваем через нос.  

Джемиль, а тексты к песням вы пишете сами?

Когда сами, а когда нам пишут. Наш барабанщик и мой брат пишут – это то, что из авторского. Также наше творчество оценили некоторые поэты и предложили нам свои стихи, в частности Maye Safet, и мы сами нашли поэта из Евпатории Шухрия.

Джемиль, этим летом вас часто приглашали участвовать в фестивалях?

Да, у нас есть менеджер, который нами занимается. Благодаря ему мы побывали в Германии, а на днях – во Вроцлаве и Львове. Правда, мы играли электронику, в библиотеке, и было очень весело. Я впервые видел людей, которые от души веселились под нашу музыку, и среди них не было ни одного крымского татарина  только поляки, американцы и даже русские.

Нас приглашают, но мы больше студийные. Для нас это больше личностный интерес.

В каких киевских клубах вас можно услышать?

Мы будем анонсировать. Играли первый и последний раз в «Диване». Играли на флюгерах во Львове. Еще нас приглашали на «Мазепа фест», но у нас не вышло туда попасть.

 Джемиль, у Вас много друзей осталось в Крыму?

Все. Я с ними общаюсь. Денег нет, но они держатся (смеется). Я их вижу, когда приезжаю к родителям, они дают мне силы. Люди не воспринимают за чистую монету все эти новые реалии и верят, что когда-нибудь все вернется на круги своя, то есть в законное русло.

Вы ездили этим летом в Крым?

Да, как раз попал на «диверсантов», и меня допрашивали российские пограничники. Пять человек нас насобирали, кто пересекал границу, как в одну сторону, так и во вторую. Нас там допрашивали, задавая какие-то контрольные вопросы. Самое главное, что их интересовало, – проходил ли я службу в армии. Я сказал, что не довелось. Они меня спросили, что я делаю в Киеве, а я сказал, что я переселенец. На удивление, они не фиксировали ничего. Так, мимо ушей все пролетело.

Много Ваших друзей попало под репрессивную машину в Крыму?

Когда это все началось, я искал для группы барабанщика, и был такой молодой человек по имени Эдем, которого нашли повешенным в Евпатории. Мы с ним так и не встретились и не порепетировали. Это первый и пока последний такой случай. Но мой родственник Муслим, муж моей троюродной сестры, сидит сейчас по делу «Хизб ут-Тахрир».

QHA