КИЕВ (QHA) -

После таких неоднозначных работ как «Остров проклятых» и «Волк с Уолл-Стрит», в новой исторической драме Мартина Скорсезе, которая уже вышла в Украине на большие экраны, режиссер вернулся к серьезному кино.

Удался ли режиссеру фильм, над которым он работал почти тридцать лет? Отчасти. Надо отметить, что религиозная тема для 70-летнего католика Скорсезе играет особенную роль, ведь до этого работа над другим фильмом о христианах («Последнее искушение Христа») принесла ему славу талантливого повествователя, способного на неординарные ходы и решения.

Сама идея экранизации философского романа японского писателя-католика Сюкаку Эндо тоже пришла к режиссеру не сразу. Скорсезе переваривал произведение на протяжении нескольких лет:

- Это было очень раздражающим. В течение двух дней после съемки этого фильма мы полетели в Токио, а затем на Хоккайдо, и в то время как я был там, я прочитал книгу. На самом деле закончил его на скоростном поезде из Токио в Киото- отметил Скорсезе в одном из недавних интервью.

Хотя сама идея и первый вариант сценария появились вскоре после прочтения романа – в 1991 году, режиссер долго оставался им недоволен, раз за разом переписывая.

- Я был растерян, пережил невероятный творческий кризис. Бился изо всех сил и не мог найти основополагающий стержень истории. Но сделка была уже заключена. Пришлось садиться писать.

Но теперь работа над фильмом закончена, и в ней режиссер зовет нас окунуться в мир Японии XVII века – время, когда страна с одной стороны наконец-то смогла объединиться после нескольких столетий нескончаемых гражданских войн omnia contra omnes, заплатив огромную цену.

Новые правители закрыли Японию от внешнего мира, отбросив все заимствования. Именно на этом и базируется фабула фильма. Посчитав также и христианство вредным для японцев, новые власти организовали репрессии, сравнимые разве что с диоклетиановыми, физически истребив подавляющее большинство крещенных. Бедствие достигло таких масштабов, что по сей день японцы лидируют по количеству мучеников-христиан. Именно на фоне этих событий в Японию отправляются два священника-иезуита Родригес (Эндрю Гарфилд) и Гарупе (Адам Драйвер) чтобы разыскать своего наставника (Лиам Ниссон), пропавшего много лет назад.

Сценарий

Повествование в картине создает неоднозначное впечатление. С одной стороны, буквально с первых минут фильм втягивает зрителя, создавая интерес к происходящему. Хорошо проработаны как главные, так и второстепенные персонажи, мотивация которых отлично прописана и показана. Удачная операторская работа визуально подчеркивает те сюжетные ходы, которые невозможно передать словами персонажей.

Особенно же хороша в этом плане вторая часть фильма, тогда как первая немного затянута, что усложняет восприятие картины. Вообще с хронометражем Скорсезе в этот раз немного перестарался. Неоднозначной получилась также финальная сцена, в которой автор расставляет все точки над «і», тем самым показывая свое личное отношение к моральному выбору главного героя. Без этой сцены, с открытым финалом фильм бы оставил возможность зрителю самому догадываться об истинных мотивах персонажа Эндрю Гарфилда.

Визуальная составляющая

Признанный мастер своего дела, мексиканец Родриго Прието уже не первый раз работает со Скорсезе. В "Молчании" он в очередной раз продемонстрировал свое мастерство. Сочетание на фоне душевных переживаний героев явлений природы - здесь как будто отдельного персонажа с крупными планами (где это нужно), а также макропланы икон создают незабываемое ощущение присутствия более высоких сил рядом с персонажами. Отдельно стоит отметить удачную имитацию взгляда живого человека во время сцен за решеткой.

Актерская игра

Актерский состав фильма подобран довольно удачно. Если после “По соображениям совести” Эндрю Гарфилд только подтвердил свои актерские возможности, блестяще показав душевные метания главного героя, то Адам Драйвер удивит многих, кто после новой части франшизы «Звездных войн» воспринимал его как посредственность. Лиам Ниссон же как всегда на высоте. Из центральных персонажей не выдерживает уровень своих коллег разве что Таданобу Асано, местами переигрывая. В целом же видно, что актеры хорошо подготовились и замечательно влились в свои роли.

Атмосфера

Местами приглушенные тона вместе с жесткой реалистичностью тайванской природы, где снимался фильм, и правдоподобным изображением быта японского общества, с одной стороны, немного вгоняют в депрессию, но вместе с тем позволяют с головой окунуться в происходящее. Усиливает же этот эффект саундтрек четы Клюгге. Нельзя сказать, что в нем есть особо запоминающееся композиции, но где нужно, он отлично подчеркивает драматизм или трагичность момента.

Новое творение Скорсезе, безусловно, рассчитано не на широкого зрителя. Большая продолжительность и некоторая затянутость картины, особенно в первой части, несколько утомляют зрителя, кроме того, довольно сложно воспринимается размеренность повествования и отсутствие резких поворотов в сюжете. В то же время, невероятная операторская работа и актерская игра, вместе с глубоким наполненным философским смыслом сюжетом – это то, что вытягивает фильм. По большому счету “Молчание” – картина не для кинотеатров. Подобного рода фильмы лучше смотрятся в домашней атмосфере, когда есть возможность более глубоко погрузиться в смысл рассказанного. Перед показом Скорсезе демонстрировал фильм в Ватикане Папе Римскому, который и сам в свое время был миссионером и то, что понтифик одобрил работу, само по себе говорит о многом. Окупится ли фильм – большой вопрос, но то, что он войдет в золотой фонд мировой кинематографии – бесспорно.

Роман Кот

ФОТО: интернет

QHA