КИЕВ (QHA) -

Мы неоднократно могли убедится в гениальности Кристофера Нолана в таких фильмах, как «Помни» (2000 г.), трилогии «Темный рыцарь» (2005–2012 гг.), «Интерстеллар» (2014 г.). Конечно, это не все проекты, где он выполнял роль режиссера или продюсера. Однако это именно те ленты, которые показали всю разножанровость Нолана и его способность сломать традиционные каноны драматургии и привнести в искусство кинематографа абсолютно новые техники. Каждый фильм Кристофера Нолана является крупным событием не из-за масштабной рекламной компании. Его картины всегда несут важный посыл человечеству и никогда не теряют своей актуальности. Они насыщены потрясающим визуалом. А подача сюжета абсолютно всегда заставляет вас пережить целую палитру эмоций.

Анонсированная несколько лет тому назад военная драма «Дюнкерк» сразу не связывалась в голове с образом Нолана. Однако удивляться тут нечему, так как режиссер любит пробовать себя в абсолютно разных жанрах. Сомнения в момент анонса мог вызвать лишь один факт: есть слишком много исторических фильмов о войне, где пафосных фраз больше, чем пафосных поступков.  Но Нолану удалось сломать стереотипы о военных фильмах, и сейчас мы расскажем как.  

Вкратце о главной идее фильма. Битва за Дюнкерк происходила с 26 мая по 4 июня 1940 года между фашистской Германией и силами союзников. Не будем вдаваться в исторические подробности, чего, кстати, не делал и сам Нолан. У города Дюнкерка в результате неудачной операции или логического просчета британские и французские войска оказались зажатыми в тиски немецкой армией. Около 400 тысяч солдат (некоторые источники называют цифру в 380 тысяч) оказались окружены с одной стороны морем, а с другой – немецким войском и постоянными обстрелами с воздуха и земли. Уинстон Черчилль и еще пара британских политиков, стремясь сохранить собственные вооруженные силы, гарантировали спасение лишь десяткам тысяч. Однако Дюнкерская операция вошла в историю именно благодаря тому, что из немецких тисков было эвакуировано 400 тысяч человек. 

Сюжет выглядит очень простым и наполненным кучей возможностей показать героизм, что, однако, означало бы злостное покрывательство реальной катастрофы. Но Кристофер Нолан, как всегда, не ударил в грязь лицом, предпочтя продолжать придерживаться своего метода подачи реальной ситуации, реальных героев и реальных эмоций – без приукрашиваний. 

Зрителям не подсовывают очередной фильм о войне, где ее жестокость демонстрируется через литры искусственной крови, человеческих внутренностей, намотанных на автоматы, и конечностей, разбросанных по полю боя. Нам не показывают фильм, главные герои которого бросаются на амбразуру, спасая своего товарища или выполняя мегасложную миссию в тылу врага. Вместо всего этого мы видим… тонущие корабли и убегающих крыс. Правда, жестоко? Но именно это дает нам Нолан. Жестокая история о том, как юнцы, служащие буквально пару недель или месяцев, оказываются в безвыходной ситуации и всеми силами пытаются спастись от, казалось бы, неминуемой смерти. Тут нет места героизму или пафосным фразам типа «Сражаемся за Родину». Тут есть место отчаянию и предательству. Но режиссер не делает на этом главный акцент. Это лишь часть пазла.

По всем канонам драматургии зрителя стараются познакомить с главными героями в начале фильма, чтобы по ходу сюжета они проследили за их дальнейшим развитием. Нолан плевать хотел на этот канон. Причем это касается не только «Дюнкерка», но и большинства его фильмов, где персонажи раскрываются постепенно. Фишкой же новой ленты мастера стало то обстоятельство, что персонажи в ней вообще почти не раскрываются. То есть мы знаем, что этот – солдат, тот – летчик, а тот – мирный британец. У каждого из них есть своя задача и миссия. Но они не рвут на себе рубаху, издавая крик горца на войне. Мы наблюдаем за их эмоциями и поступками, слышим их редкие фразы. Именно из-за такого нолановского финта на первый взгляд может показаться, что оценить игру актеров сложно. Однако это ошибка.

Кристофер Нолан из тех режиссеров, которые заводят своих любимчиков, что доказывает каждая его новая работа. В этот раз мы встретились с Томом Харди, который сыграл Бейна в «Темном рыцаре: Возрождение легенды». Причем любопытный факт, что в истории о Бэтмене ему лицо закрыли наполовину, а в «Дюнкерке» мы видим его практически весь фильм в маске пилота. А знаете почему? Потому что за Тома Харди всё делают глаза. Красивые, конечно, но важнее то, что он умеет ими одними передавать все эмоции и всю свою актерскую игру, которой ты однозначно веришь.

Перед нами – уже знакомый по роли Доктора Крейна/Пугала из «Бэтмена» Киллиан Мёрфи, который отыграл свою небольшую роль потрясающе, вызывая абсолютно разные эмоции как у остальных персонажей картины, так и у зрителей.

Конечно, хочется выделить и таких актеров, как Кеннет Брана, Джеймс Да’Арси и Марк Райлэнс, которые впервые появились в проекте Нолана. Вполне вероятно, что мы их еще увидим в будущих картинах режиссера. Отдельно можно отметить и молодое поколение, которое на протяжении всего фильма играет в основном роли немых солдат, но при этом играет их с полной самоотдачей. Если говорить еще об уже проверенном съемочном составе, то Нолан задействовал в «Дюнкерке» многих из тех, кто работал над трилогией «Темный рыцарь» и «Интерстелларом».

Да, «Дюнкерк» есть за что критиковать. В нем есть сюжетные дыры. В нем практически нет женщин и представителей других рас, что может вызвать негодование у некоторых ярых защитников. Но режиссер сделал акцент на войне. Кстати, в изображении любой войны визуал играет такую же немаловажную роль, как и актерские работы. В данном случае были использованы ІМАХ. а операторы приложили все усилия, чтобы максимально погрузить зрителя в историческую обстановку. Абсолютно нет сомнений, что эффекты были использованы по минимуму – уж лучше потопить несколько корабликов и подключить к съемкам настоящие эсминцы. Натуральность и реалистичность – вот что главное для Нолана. И конечно, атмосфера, отлично переданная в фильме через общие планы локаций, которые чаще всего вселяют в зрителя чувство безысходности. 

Еще одной важнейшей деталью и характерной чертой Кристофера Нолана является форма подачи сюжета. Не будем спойлерить, но мы заметили подвох только в половине фильма. Намекнем лишь, что строение мозга режиссера посложнее, чем у большинства других голливудских маэстро, и он любитель создавать многослойные сюжеты, логично раскрывающиеся ближе к концу. Сегодня это называется просто – взрыв мозга. 

Отдельного поклона, как всегда, заслуживает невероятный композитор нашего времени Ханс Циммер, который создал с Ноланом устоявшийся дуэт. Кажется, что им уже и разговаривать друг с другом не надо, настолько прекрасно они понимают, что хотят получить в результате. Незаменимым атрибутом фильма стало тиканье часов, которое с первых же секунд держит тебя в напряжении, отпуская лишь в финале. 

Максимально реалистичная картинка жестокости войны, музыкальное сопровождение, вызывающее мурашки по коже, игра актеров на максимуме и не такой уж простой сюжет – вот что такое «Дюнкерк» Кристофера Нолана, который сломал стереотипное мнение о фильмах про войну и еще раз доказал, что он – гений нашего времени. До вручения «Оскара» еще очень далеко, но «Дюнкерк» просто обязан быть номинирован на эту и еще множество других премий. 

Отметим еще один любопытный момент... «Дюнкерк» фильм, который вам наверняка захочется пересмотреть через месяц или два, но никак не завтра. И это неплохо. Ведь вкусное блюдо надо смаковать разумно. 

Настя Белова

ФОТО: интернет

QHA