КИЕВ (QHA) -

Украинский военнослужащий Алексей Кодьман, освобожденный из плена террористов "ДНР", в интервью Радио Hayat рассказал о своем пребывании в заложниках у боевиков.

Радио Hayat: Прошло два месяца со дня вашего освобождения - украинских военнослужащих освободили 27 декабря 2017 года. Можете поделиться ощущениями, эмоциями, которые вы испытали в те дни?

Алексей Кодьман: 27 числа утром нас вывезли из макеевской колонии. Часов в 11 мы приехали в Горловку на блокпост. Где-то до 6 часов вечера нас продержали в автозаках. Мы думали, что обмена уже не будет. Нас вывели на улицу. Мы увидели автобус. В нем были люди в нашей форме. Мы поверили в обмен, когда уже увидели Ирину Владимировну Геращенко.

Радио Hayat: Почему вы думали, что обмена не будет?

Алексей Кодьман: Потому что долго ждали. У меня уже был один такой случай. В марте 2016 года нас четверых уже вывозили на блокпост, но не обменяли.

Радио Hayat: В плен вы попали под Мариуполем?

Алексей Кодьман: Да, в районе села Пищевик 12 ноября 2015 года. Мы получили задание, вышли в серую зону и нарвались на разведгруппу противника. Их было больше. Мы попали в плен. Там командир группы был русский. Командир батальона тоже русский. Я не буду утверждать, что это кадровые военные российской армии, но это точно были русские. Сначала нас завезли в штаб батальона, там допросили. Местные, из Донецкой области, просили, чтобы нас оставили «повоспитывать», но какой-то генерал позвонил и сказал, что нас троих (мы попали в плен втроем: я, Вася Гулька и Коля Иовов) срочно доставили в Донецк.

Радио Hayat: Где они сейчас?

Алексей Кодьман: Они после госпиталя уже дома, на реабилитации.

Радио Hayat: Сколько времени вы провели в плену?

Алексей Кодьман: Больше двух лет.

Радио Hayat: Расскажите об условиях содержания в плену.

Алексей Кодьман: Сначала нас привезли в бывшее здание СБУ в Донецке на допрос. Там есть два таких «режимных объекта» - яма и подвал. В подвале содержались наши военнопленные, а в яму свозят нарушителей порядка, там также были и наши военнопленные. Сначала нас посадили в подвал, а меня на следующее утро – в яму, в одиночную камеру. Там не было света, камера маленькая, с лавочкой. Я там просидел 10 дней. Меня на допросы не вызывали. Потом приехал человек из их «МГБ» и сказал, что нас троих вывезут в город, будет видеосъемка, чтобы показать нашим родственникам, что мы живы и здоровы. Нас вывезли в центр Донецка, сняли сюжет. Мы передали родителям, что мы живы и здоровы, все нормально. После этого меня посадили в подвал к военнопленным, но я с ними не сидел, сказали, что мне с ними нельзя. Мы сидели «на избушке», нас возили на работы, мы, в основном, убирали.

В конце февраля, по-моему, 2016 года нас перевезли на улицу Артема, здание связано с железными дорогами. Там тоже было подвальное помещение, были сделаны камеры. Потом перевезли на улицу Молодежную, а 22 июня 2016 года нас перевезли в колонию в Макеевку, в так называемую Западную исправительную колонию № 97. Нас посадили в сектор особого режима. Там я находился до конца плена.

Радио Hayat: Что они говорили? Многие люди, которые попадают в плен, рассматриваются российской стороной как «обменный материал», чтобы в дальнейшем можно было вести переговоры, торги с украинской стороной. Вам что-то говорили о том, что будут обменивать?

Алексей Кодьман: Нас троих хотели поменять на какую-то женщину. Потом что-то не получилось. Перед новым 2016 годом приезжал командир их батальона. Он обещал, что до Рождества нас поменяют, но что-то сорвалось. Потом в 2016 году меня и Васю вывозили на марьинский блокпост на обмен. Мы просидели 1,5 часа ночью. Тоже не поменяли. На следующий день поменяли других людей. Да, нас держали как обменный фонд.

Радио Hayat: Я знаю, что, находясь в плену, вы попали под статью  так называемого «законодательства» «ДНР». Вас должны были «судить». По той статье, которую вам вменяли,  вам грозило от 10 до 20 лет. Вы можете более подробно рассказать об этом?

Алексей Кодьман: В конце лета 2016 года приехали представители так называемой «генпрокуратуры» «ДНР». Был допрос, нам сказали подписать бумаги о том, что мы отказываемся от адвокатов и предъявили обвинение в пособничестве терроризму.

Радио Hayat: Вас пытались завербовать? Что обещали?

Алексей Кодьман: В самом начале нам предлагали перейти на их сторону. Мы отказались.

Радио Hayat: Были ли случаи, когда украинских военнослужащих выкупали из плена?

Алексей Кодьман: Я лично не знаю, но слышал, что до 2015 года были такие случаи.

Радио Hayat: Какие меры воздействия применяли к вам, кроме одиночной камеры?

Алексей Кодьман: По-разному. Поначалу прессовали, а в тюрьме было уже психологически тяжело.

Радио Hayat: Было такое ощущение, что Украина забыла о вас?

Алексей Кодьман: Нам постоянно об этом говорили, что мы никому не нужны, что нас хотят поменять, но нас не хотят забирать.

Мы все думали, что нас не обменяют, что мы получим сроки и будем сидеть, нас заберут только после войны.

Радио Hayat: Если бы состоялся этот незаконный «суд» «ДНР», если бы получили сроки,  вы были готовы к тому, чтобы сидеть?

Алексей Кодьман: Сидели бы и ждали обмена. Но мы понимали, что, если дадут срок, нас или обменяют, или будем ждать конца войны. Мы верили, что как-то договорятся и заберут нас.

Радио Hayat: Была ли связь с родными из плена? Была ли возможность звонить?

Алексей Кодьман: Когда мы сидели в бывшем здании СБУ, была возможность звонить. Нас выводили по 5 человек раз в две недели или раз в месяц. Когда нас перевели в колонию, то уже не звонили. Первый раз смогли написать родным письма, когда приезжала Фиона Фрейзер из ООН. Потом начали передавать письма через Красный Крест.

Радио Hayat: Савченко вас посещала?

Алексей Кодьман: Да, в феврале 2017 года  привезла передачу.

Радио Hayat: Государство помогает вам сейчас адаптироваться?

Алексей Кодьман: Мы прошли лечение в военном госпитале. Обещали какую-то финансовую помощь, но я сильно не прошу. Дадут – спасибо.

Радио Hayat: Среди освобожденных военнопленных есть ли случаи возвращения в зону АТО?

Алексей Кодьман: Я знаю, что некоторые хотят продолжать служить.

Радио Hayat: Вы себя ощущаете героем?

Алексей Кодьман: Нет, героем точно не ощущаю.

Радио Hayat: Какие ваши планы ?

Алексей Кодьман: Пока не определился.

Радио Hayat: Чем вы занимались до службы в зоне АТО?

Алексей Кодьман: Я работал в МЧС. Потом был за границей. В 2014 году вернулся, в начале 2015 года ушел в армию.

Я хочу поблагодарить волонтеров, которые поддерживали нас в госпитале, и всех людей, которые нам помогали все это время. Отец рассказывал, что нам собирали передачи, отвозили, помогали нашим родным.

Радио Hayat: Какая ситуация сейчас с оставшимися украинскими военными?

Алексей Кодьман: Когда мы уезжали, оставалось 6 человек. Одного, Романа Совкова, уже обменяли в январе. Остались Пантюшенко Богдан, Сергей Глондар, Александр Кореньков, Твердой Рома и Поляков Саша. Это те люди, которые сидели с нами. Я не знаю, что они чувствовали, когда мы уезжали. Обещали, что в скором времени их освободят, но пока тихо.

Радио Hayat: Если вернуться в 2015 год, вы бы пошли в ВСУ защищать Украину?

Алексей Кодьман: Да, я не жалею. Мы это делаем не для себя, а ради наших детей и внуков, чтобы им проще жилось.

Радио Hayat: У вас нет желания через какое-то время издать в виде книги свои воспоминания, чтобы люди понимали, через что проходят украинские ребята, которые стоят на передовой?

Алексей Кодьман: Книгу, наверное, нет. Я хочу сказать, что очень плохо, что у нас все уже привыкли к войне, гражданские не понимают, им все равно. Я понимаю, что среди военных есть люди, которые могут напиться на гражданке, что-то сделать не так. Но там больше 80% нормальных ребят. И там действительно война, а не АТО.

Радио Hayat: Что бы вы хотели пожелать украинцам, украинской молодежи?

Алексей Кодьман: Чтобы не падали духом. Рано или поздно все это прекратится. Как бы тяжело нам сегодня не было, мы такой народ, который все преодолеет.

Радио Hayat: Наше радио называется Hayat. С тюркских языков это слово переводится как «жизнь». Что для вас жизнь?

Алексей Кодьман: Тяжело ответить на это вопрос. Надо жить ради чего-то, ради детей, внуков, родителей.

Радио Hayat:  А сейчас у вас какая цель? Чего больше всего хочется? 

Алексей Кодьман: Чтобы ребята освободились из плена.

Радио Hayat:  Для вас Украина – это?

Алексей Кодьман: Батьківщина.

QHA