КИЕВ (QHA) -

Режиссер Константин Кляцкин окончил КНУТКиТ им. Карпенко-Карого (мастерская Юрия Терещенко). С 2013 года снимает документальные фильмы в рамках проекта «Babylon'13». По окончании Майдана стал сорежиссером серии «Самооборона» из цикла «Зима, которая нас изменила». Первый опыт съемок на передовой получил в августе 2014 года. В соавторстве с Павлом Липой создал документальную короткометражку «Сотня Крым». Последняя работа режиссера - полнометражный документальный фильм «Крым. Как это было».

Корреспонденту QHA удалось пообщаться с создателями  фильма «Крым. Как это было» - режиссером Константином Кляцкиным и исполнительным продюсером Сергеем Малярчуком.

QHA: В некоторых интервью вы говорили о том, что идея создания фильма была случайной - это действительно так? Почему именно о крымских военных вы решили снять картину?

Сергей Малярчук: Идея рождалась, наверное, в нескольких местах одновременно. В частности, у меня возникло такое желание - снять военных, вышедших из Крыма - в первую годовщину аннексии, когда здесь, в «Кризисном медиацентре», проводились мероприятия, куда пришла крымскотатарская община, Джемилев и Чубаров. Я тогда подумал, что, наверное, кроме этой трагедии, еще существует всеукраинская беда - это беда наших военных.

К этой годовщине художник-инсталлятор Роман Михайлов сделал очень интересную арт-работу, которая называлась «Корабли». Эта работа представляла собой контуры кораблей, которые были подвешены на разной высоте в 3D-проекции. Чтобы придать этим кораблям символизма, он их выпалил паяльной лампой, и они висели почти обугленные.

Да, это был символический момент для нашего флота.

И у меня мелькнуло в голове, что то же самое было с военными, которые там оказались, и что я ничего не слышал об аннексии Крыма на документально-описательном уровне.

Константин Кляцкин: Я к тому времени сделал альманах о Крыме из собственного материала «Babylon'13» - он состоял из небольших историй и хроникального материала.

Я показывал фильм о Майдане как раз перед годовщиной аннексии Крыма в Брюсселе, и там встретился с нашей дипмиссией при НАТО, а они мне сказали, что там с Крымом «гайка» - и нужно что-то делать и показывать. И тогда я сделал для них этот альманах о Крыме, чтобы они его показывали. А вообще-то, меня тема Крыма уже давно интересовала.

Один из операторов «Babylon'13» был в Крыму - в Бельбеке, в Севастополе, поэтому материал для фильма у нас был. И в это время меня нашел Сергей через «Babylon'13».

QHA: Господин Сергей, почему вы решили сотрудничать именно с «Babylon'13»?

Сергей Малярчук: Именно в это время я организовывал выставку «Мариуполь - город, который обороняется». Я уже тогда был знаком с известной активисткой Валентиной Охлопковой, а она знала большинство наших героев, помогала создать эти документальные образы, которые мы отсняли в нашем фильме.

А началось все действительно как-то быстро. Я позвонил Константину и сказал, что есть такая идея, а он ответил: «Хорошо, давай сядем и переговорим». Собственно, проблем снять фильм не было - нужно было только найти средства. И с этого момента мы начали общаться с различными организациями. Вначале нам помог «Украинский кризисный медиацентр», а также Валентина Охлопкова имела определенные средства от своих волонтерских организаций. Таким образом, по крупицам мы собрали деньги на первую поездку и поехали в Одессу и Николаев, где начали первые съемки нашего фильма.

А дальше - как сказал Костик: «Мы не уложимся в короткий метр и не обойдемся малой кровью».

Константин Кляцкин: И не откупимся, потому что не было смысла. Тем более у нас была Валентина, которая знала этих людей из Крыма - военных, которые там были. Она им помогала в течение года, продолжая с ними общаться после их переезда на материковую часть Украины. И через нее мы установили с ними контакт, имели возможность общаться. Оставалась единственная формальная проблема - это пресс-служба Военно-морских сил. Но это была большая проблема.

QHA: У вас были проблемы с ВМС из-за бюрократических моментов ? С чем вы столкнулись, какие именно были препятствия со стороны военных структур?

Сергей Малярчук: Это отдельная история. Конечно, у нас были «свои люди», которые нам помогали коммуницировать с представителями штаба и пресс-центром ВМСУ, но, несмотря на это, был большой объем переписки, постоянные напоминания, и это все тянулось во времени. Тем не менее, мы получили карт-бланш на многих местах, и ​​все, что мы хотели увидеть, мы увидели. И несмотря на то техническое обеспечение, которое у нас было - мы отработали по максимуму в этой ситуации.

Константин Кляцкин: У нас не было той техники, которая желательна для съемок этого фильма. У нас было то, что было в «Babylon'13» - это довольно-таки скромный арсенал. Из него выжимали все, что могли. Условия были специфические, а мы хотели показать крымских военных в той среде, в которой они находились, то есть если это надводные корабли первой бригады, то мы хотели с ними выходить в море. Мы хотели снимать их во время выполнения военных задач. Если это авиация - мы хотели с ними летать, хотели понять, как экипаж взаимодействует между собой в воздухе, что они при этом делают. Если это тяжелая пехота - то месить с ними землю в окопах. Мы хотели снять то, чем сейчас живут наши герои. Мы просто начали снимать, и искать возможность снимать еще и еще...

Постепенно преодолевали бюрократические барьеры, хотя мне казалось, что мы уже никогда их не преодолеем.

Наверху не совсем понимали, что мы хотим делать, а мы просто снимали. Тем более, когда мы приезжали во второй или третий раз, военные начали нам полностью доверять. Они видели, что мы не телевидение, не ищем никаких сенсаций, не хотим что-то быстро выдать, и у нас нет заказчиков.

QHA: Вам удалось завоевать доверие военных, вышедших из Крыма, и именно поэтому они были такими раскованными и честными во время съемок фильма?

Сергей Малярчук: Это была самая большая проблема - убедить наших собеседников, что мы не ТВ, не делаем какой-то там новостной сюжет, а мы документалисты и рассказываем о фактах, которые произошли в Крыму, что мы хотим снять настоящие человеческие истории и услышать от них собственную историю - такую, ​​какой она была на самом деле.

Это послужило и названием фильма: «Крым. Как это было». Действительно, мы оставили отснятые кадры без какой-либо цензуры. Это фильм 16+, где присутствует ненормативная лексика, которую мы оставили для сохранения образов наших главных героев. Мы не гордимся этим, но мы показали людей именно в такой ситуации, в таких обстоятельствах, в которых они оказались. И они действительно раскрылись перед камерой и смогли показать себя настоящими, мы никоим образом не загоняли их в какие-то рамки. И в фильме это заметно.

Произошел откровенный разговор, они рассказали нам то, что они сами хотели рассказать - не оправдываясь, а скорее для того, чтобы оставить свои истории для потомков, для тех, кто вообще не знал, что такое было.

Когда Константин приехал в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе на показ этого фильма, то наши зарубежные партнеры действительно были поражены, ведь до того этот конфликт в лицах не видели.

Константин Кляцкин: До того они общались, скорее, на дипломатическом уровне с военными, а здесь они могли увидеть живых людей, персоналии.

Мы смогли привезти одного из наших героев - подполковника морской авиации. И те, кто был на показе (надо понимать, что это был рабочий день, и не все смогли прийти) - те, кто пришел, задавали вопросы подполковнику как очевидцу тех событий. Литовец сказал: «Вы можете нам рассказывать факты, но мы знаем немного больше, чем вы, и поэтому нас интересует как раз человеческая сторона. Как вы относитесь к измене? А что вы думаете делать дальше? Как вы тогда реагировали, когда у вас не было приказа?.. » Представителей НАТО интересовало поведение украинских военных, которые оказались между молотом и наковальней и были вынуждены делать выбор.

QHA: Я так понимаю, что вы сами начали сопереживать и проживать вместе со своими героями эту горькую страницу в нашей истории?

Сергей Малярчук: У нас была уверенность, что чем больше мы общаемся с нашими героями, тем больше мы получаем драйва от того, что мы делаем. И у нас не было каких-то коммерческих стремлений по этому проекту, а мы, скорее, были участниками этих событий. Пережили снова с ними эти моменты. Мы почувствовали на себе это все, так как мы выходили в море и поднимались в воздух на самолетах и ​​вертолетах. Для нас было важно проникнуться именно этим военным духом.

Фильм, действительно, без хвастовства, получился довольно-таки живым, органичным и честным. Самое главное, что он вышел честным.

У нас было много показов в Украине, и мы всегда оставались на дискуссии после просмотра фильма. На них как переселенцы из Крыма, так и другие небезразличные люди говорили, что фильм затрагивает душу, поскольку он не имеет в себе какого-то подтекста. Этот фильм просто о людях. Лента «Крым. Как это было» - без политики и без оправданий - это просто человеческие истории, переданные без пафоса, как было на самом деле.

QHA: Что больше всего вам запомнилось из этих 12 историй? Возможно, что-то сильнее запечатлелось в памяти?

Константин Кляцкин: Историй было гораздо больше...

Сергей Малярчук: О каждом из этих людей, с которыми я общался, можно снять отдельный фильм. Они все невероятные ребята. У всех из них были семьи, у всех были сбережения, жилье, имущество, и они понимали, если они не пойдут на условия россиян - все это, возможно, будет потеряно надолго или навсегда. Такие поступки действительно заслуживают внимания.

Что меня поражало - это огромное преимущество в соотношении сил, а еще - измена, которая была, и была масштабной. Но, несмотря на этот момент, нашлись люди, которые остались верными Украине - вот это по-настоящему важно.

Я смотрел в глаза людям, которые, имея измену в высшем руководстве, измену в личном составе и полную неопределенность, остались верными присяге. Фактически их семьи были заложниками в той ситуации, потому что они были в море или в своих частях, а их семьи оставались в общежитиях, в местах проживания, и для людей, которые занимались захватом Крыма, это не было каким-то секретом. Украинские военные хорошо понимали, что каждый их неосторожный шаг или действие могли привести к фатальным последствиям.

Продолжение следует...

Элина Сулима

ФОТО: интернет

QHA