МАРИУПОЛЬ (QHA) -

Цикл встреч с общественными активистами и журналистами Донецкой и Луганской области и создателями сайта «Доступ к правде» продолжился в Мариуполе. Сайт был создан благодаря усилиям общественной организации «Центр UA», и ее представители отправились в тур по городам Украины, чтобы помочь жителям получать ответы и связь от представителей власти. Главной целью проекта является выработка механизма улучшения доступа граждан к публичной информации.

В Мариуполе встреча проходила в формате круглого стола, в котором принимали участие журналист и редактор «Доступа к правде», журналист «Громадське.UA» Анастасия Станко и юрист Александр Бурмагин. Они рассказали о принципах и основных преимуществах закона «О доступе к публичной информации», которые активисты могут использовать для достижения задачи. Также спикеры коснулись темы журналистских расследований и собственного опыта в этой сфере. За время работы сайта благодаря ему было подано 14000 успешных запросов на доступ к публичной информации.

Леся Ганжа рассказала о сайте «Доступа» и особенностях его функционирования:

- Преимущества созданного нами сайта налицо: здесь у вас появляется личный кабинет и отсортированные запросы, также здесь есть стандартная форма запроса, которую остается только заполнить и нажать на кнопку «Отправить». Но отправить запрос легко, а получить на него содержательный ответ намного сложнее. Мы не юристы, но можем помочь говорить с адресатом на одном языке и даже оспорить некорректно пришедший ответ, получить новый и более полный. Также важно понимать, для чего вам нужен этот ответ, а это уже половина дела.

На вопрос из зала, зачем нужен доступ к публичной информации простым людям, не журналистам, Анастасия Станко ответила так:

- Многим кажется, что информация нужна только журналистам и каким-то деятелям, а не простым гражданам. Это заблуждение, на самом деле каждый из вас может узнать информацию о том, куда делись деньги в селе или городе, куда перераспределен бюджет и так далее. Обычные люди с помощью такого доступа могут добиться очень важных для себя вещей. Например, Сергей Андрушко создал фильм о том, как в селе Полтавской области его обычные жители добивались автобуса. Это село находится далеко, а автобуса просто нет, и у людей нет способа добраться до ближайшего города. И они писали запросы, интересовались, куда пошли деньги и почему автобусного маршрута больше нет. В итоге селяне добились своего, и автобус снова был запущен.

- Настя, а у вас были подобные успешные истории в журналистской деятельности?

- У нас есть сложная история переписки со Службой безопасности Украины, которая тянет не на один том. СБУ со всеми сложно общается, а особенно с нами. Наверное, с нами сложнее всех, потому что сейчас мы разрабатываем тему пленных на украинских землях в нелегальных тюрьмах. Есть люди, которые вышли из подобных мест лишения свободы, и там они провели более одного года. Они сообщают, что сидели там без прямых обвинений, без заведения дела, их родственникам не сообщали, где они находились и так далее. У нас есть информация о том, что и в Мариуполе на бывшем аэродроме также держали людей под присмотром незаконно. Мы решили разобраться в этом вопросе.

- И правильно делали! Их надо вообще закопать было! – прозвучал голос из зала

Анастасия Станко:

- Ну, это не мы должны решать, а вину задержанного должен доказать суд, - парировала Настя. – У этих пленных не было адвокатов, родные не могли им помочь, а криминальные дела не велись и не дошли до суда. А теперь СБУ просто утверждает, что никого не задерживало, и подобных историй у них не было. По сути, это сейчас идет обман населения и речь идет о неправовом государстве. Мы требовали ответов на запрос по Харькову и подобным случаям там. Сначала нам ответили, что следственный изолятор в городе не работает, но люди, которых мы опрашивали, утверждают, что их содержали именно там. И у них есть точные тому доказательства, которые сложно игнорировать. Потом мы спрашивали СБУ о конкретных людях, которые были задержаны. Фамилию одного из них называли на брифинге год назад, но теперь в ответе на наш запрос они говорят, что такого не было, а устным брифингам доверять не стоит. Якобы у них нет информации о таком человеке, а сказанная ранее информация – это не их рук дело, а бывших руководителей СБУ области. Позже они отвечают, что просто никого не удерживают и подобных случаев не было. Кажется, что наши запросы оказались неуспешными, но это не так. Благодаря им СБУ начала расследование о незаконном удерживании людей в Харьковской и Донецкой областях. Уже идут допросы сотрудников СБУ, и мы надеемся, что дело будет доведено до конца.

- Я – переселенка, и у меня вопросы больше не к военным и СБУ, а к полиции. Когда еще не было новой полиции, у меня случилась неприятная история с милицией. Ее сотрудник превысил свои полномочия и обвинил меня, а потом даже толкнул. Но мое заявление было проигнорировано. Как быть?

Анастасия Станко:

- Лично у меня есть истории о бывших «беркутовцах», которые стояли на Майдане в феврале 2014 года. Это дело было довольно эффективным. Мы написали запрос в Нацполицию и поинтересовались, отстранены ли эти люди (конкретные фамилии) от работы и продолжают ли вообще работать в структуре. Нам ответили, что они не отстранены, но также поинтересовались, есть ли у нас какая-то важная информация о них. Мы предоставили информацию, на основании которой Нацполиция отстранила от работы данных сотрудников и задержала их для предварительного расследования. Эти люди стреляли свинцовыми пулями вместо резиновых, и они должны быть наказаны.

- А как мы можем повлиять на политиков простыми запросами?

Анастасия Станко:

- Недавно Арсен Аваков сказал, что преступность в регионах, где живут переселенцы, выросла. Но когда он это сказал, он не опирался на какие-то цифры. Вырастает преступность из-за переселенцев или почему? Тогда он своими словами обидел многих. И мы отправили свои запросы, чтобы он привел конкретные цифры или же извинился. На протяжении трех недель мы ждали ответов от прокуратур областей, и в них было указано, что не ведется никакой статистики касательно роста криминогенной обстановки в связи с переселенцами и их количеством в разных областях. После получения запросов и наших усилий Арсен Аваков публично сделал заявление, что рост преступности связан не с переселенцами, и что вообще сами переселенцы становятся жертвами.

- Скажите, а случаи удерживания людей в подвалах и других местах – это во время войны и конфликта?

- Да, это все случаи, которые касаются сепаратизма, войны и военного конфликта. Но мы не судьи и не прокуроры, поэтому не можем сказать, что таким людям могут инкриминировать и как их содержать. Но тут идет речь не о том, виновны ли они, а о форме их содержания. Почему-то якобы правовая страна Северная Корея ведет себя подобным образом, и мы ее осуждаем. Да и в "ДНР-ЛНР" тоже держат людей в подвалах, тогда чем же мы отличаемся от бандформирований?

- А есть какие-то общие правила для составления запросов?

Александр Бурмагин:

- Наш сайт создан для того, чтобы облегчить эту задачу – предоставить типовую форму составления запросов. Но очень важно правильно составлять запросы, корректно прописывать в них каждое слово. Например, было у нас несколько запросов в СБУ, на три из которых областные представители службы ответили, а на последний попросили корректно переписать запрос и вместо слова «дело» написать «производство». Только после этого наш запрос получил корректный ответ. Иногда кажется, что государственные органы над тобой издеваются и отвечают с иронией. Нужно иметь терпение, чтобы правильно поставить на место каждое слово, и тогда вы получите желаемый ответ на него.

Галина Балабанова

QHA