КИЕВ (QHA) -

В разговоре с корреспондентом QHA Риза Шевкиев высказал убеждение, что кремлевская репрессивная машина не сможет остановить коренной народ Крыма в борьбе за свою землю.

Первую часть интервью читайте здесь.

QHA: До оккупации Крыма никакой агрессии по отношению к русским со стороны крымских татар не было. Сейчас России удалось возродить старые мифы о жестоких татарах-предателях?

Риза Шевкиев: Русские в Крыму это понимают, но память очень часто бывает короткой, и они всегда поддаются на любую провокацию. Кремлевская идеология, разработанная для русскоязычного Крыма, позволяет легко манипулировать людьми.

Я вспоминаю, что когда мы в 90-х массово возвращались в Крым, русскоязычное население начало активно продавать дома и уезжать с полуострова, потому что кто-то пустил слух о том, что татары приехали забирать дома и убивать русских. Тогда на полуострове сложилась несколько нездоровая и напряженная ситуация. Чтобы ее разрядить – мы от Меджлиса сделали ряд заявлений для крымчан относительно того, что у нас ненасильственная форма борьбы и никого мы резать не собираемся.

И тогда русские успокоились, и уже такого потока из Крыма не было. Может, зря мы тогда это сделали, и лучше бы они уехали...

Позже, в 2004 году, у нас была пешая акция: первая колона крымских татар начала двигаться из Керчи, с самой отдаленной точки, и к ней стали примыкать колонны со всех концов Крыма, направляясь в Симферополь. И мы так шли пару недель. Ближе к Симферополю народу становилось все больше. Тогда на митинг собралось большое количество людей – 50 тысяч. Так мы отмечали день Депортации, показывая, что крымскотатарский народ един и помнит эту трагическую дату в своей истории. Наш ход освещался в СМИ. 

Я на все митинги обычно готовил лозунги, флаги и все, что необходимо. А потом на машине это все развозил в места большого скопления народа. И когда я в те дни заехал в Симферополь, то увидел мертвый город и пустынные улицы, где не было ни души, даже машины не ездили. И тогда я понял, что у местного населения появился дикий страх и многие просто уехали из города.

Своими мирными акциями мы показывали, что мы непоколебимы и никогда не успокоимся, ведь Крым – это родина коренного народа. Но мы готовы гостеприимно принимать любые национальности, живущие в Крыму.

QHA: Вы неоднократно вспоминали, что принимали участие в «дорожных» акциях, организованных крымскотатарскими женщинами. Вам не было страшно выходить на дорогу, по которой ехала российская техника?

Риза Шевкиев: Мы призывали со стороны Меджлиса, чтобы люди вышли и показали свою реакцию на ввод российских войск в Крым. А так как люди были в напряжении, то они с готовностью вышли на улицу. На всех ключевых участках проезжих дорог, где двигалась российская военная техника, начиная от Севастополя и Бахчисарая и заканчивая военной базой в Перевальном, выстроились женщины и дети.

Проводя подобные мирные акции, мы протестовали против российской оккупации полуострова. Это была очень большая массовая акция, куда люди вышли с плакатами и флагами, а основным лозунгом стали «Крым – это Украина» и «Мы не хотим в Россию».

Когда люди стояли возле края дорог, проезжающие «тигры» ехали с расчехленными пулеметами, дула которых были направлены на детей и женщин. Русские военные даже не придерживались элементарных правил безопасности по отношению к мирным жителям Крыма.

Многие люди нас упрекают, что крымские татары ничего не сделали во время российской оккупации. А я им отвечаю: «Вы знаете, что такое сопротивляться без оружия, без власти, без поддержки Киева и правительственных заявлений?» Если бы кто-то кинул коктейль Молотова в этот броневик, то они бы открыли огонь по беззащитным людям, а потом начали бы стрелять по всему Крыму. Какое сопротивление без оружия?

Хорошо, что они сами этого не спровоцировали и не начали стрелять.

QHA: Были ли у вас планы во время похорон Решата Аметова пройти траурным шествием через весь Симферополь, демонстрируя крымчанам, чем теперь может закончиться мирный пикет?

Риза Шевкиев: К сожалению, у нас это не обсуждалось, хотя нужно было это сделать.

Когда мы собрались в центральной мечети, объявили, что похороны состоятся на кладбище за городом. Моя недоработка была в том, что я не поднял шум и не начал инициировать идею пронести тело Решата Аметова через весь Симферополь. Это стало бы громкой акцией в честь первого жестоко убитого невинного человека во время одиночного протеста.

К сожалению, сразу меня не посетила подобная идея. Я уже потом подумал об этом, когда его тело подняли и понесли к машине, и только тогда я предложил пойти пешком. Но во главе процессии стоял муфтий, ставший впоследствии коллаборационистом, который не позволил этого сделать.

Если бы тогда колонна из 5-6 тысяч человек прошла бы 11-12 километров через весь Симферополь под камерами журналистов, то это получило бы мировую огласку.

В тот скорбный для всех крымских татар день состоялись скромные похороны Решата Аметова на кладбище за городом, где, впрочем, также собралось много людей.

QHA: Крымские татары впервые за долгое время столкнулись со зверским убийством невинного человека.  Наверное, тогда многие люди поняли, что на самом деле происходит и чем это может закончиться для каждого, кто захочет выступить против путинского режима?

Риза Шевкиев: Убийство Решата Аметова... Целью оккупантов не было остановить именно его, я так предполагаю. Ведь он не представлял физической угрозы, и он не брался за оружие, а вышел всего лишь с лозунгом. Но жестоко убив одного не согласного с оккупацией и готового бороться с российскими оккупантами, они поставили на этом жирную точку, запугивая таким образом самых активных проукраински настроенных людей. Ведь они хотели, чтобы его изувеченное тело нашли, иначе труп Аметова никто никогда не увидел бы.

Это было сделано в назидание всему крымскотатарскому народу и другим сопротивляющимся.

Но страх не победил наш народ и не заставил его покориться российской оккупации – возможно, он на короткое время заставил некоторых замолчать, но остались те, кто продолжает бороться.

Пока мы думали, какими именно методами нужно бороться против кремлевской оккупации полуострова, оккупанты снова решили проводить акции запугивания. Впоследствии начали бесследно исчезать люди. Когда люди пропадают без вести, то все думают, что с ними поступили, как с Решатом Аметовым – сначала замучили до смерти, а потом закопали, или они сидят где-то в застенках ФСБ, но никто об этом не знает.

Потом начались более мягкие акции, во время которых просто задерживали людей, держа их в СИЗО. Позже оккупационные власти придумали новые акции запугивания, открыв дело «Хизб ут-Тахрир». Когда молодых нормальных людей, даже если они проповедовали учение в свете своего понимания, сажают в тюрьму. Они же никому ничего плохого не сделали и ущерба никому не нанесли. Мы сами были против этого движения и считали его неправильным, но это не означает, что их надо было сажать или убивать.

QHA: Когда, по Вашему мнению, Крым вернется под украинскую юрисдикцию?

Риза Шевкиев: Я уверен, что Крым вернется в Украину. Прежде всего, это зависит от нашего народа. Наш народ не принял российскую оккупацию и он не подпитывает кадрами оккупационные власти. Наш народ всячески сопротивляется даже молчанием и неучастием в их акции и действиях. А оккупационным властям день ото дня нужно искать новые кадры и «лидеров», которые бы агитировали людей за «русский мир».

Их телевидение стало пропагандой ФСБ, превращающей человека в марионетку.

Президент Украины Петр Порошенко обещал до конца прошлого года дать нам крымскотатарскую национальную автономию в составе Украины, но эти законы до сих пор не приняты. Статус крымскотатарской автономной республики в составе Украины дает мировому сообществу новые рычаги для давления на Россию, он не позволит другим национальностям проводить какие-либо референдумы без согласия коренного народа Крыма. Украина должна это принять на законодательном уровне.

Украинское правительство должно продолжать бороться за Крым и Донбасс. Когда в СМИ появляются провокационные обсуждения насчет того, что Украина соглашается сдать Крым в обмен на Донбасс, украинские политики и депутаты должны резко выступать против этого, заявляя, что Крым никогда не будет разменной монетой в переговорном процессе.

Возможно, нам надо проводить митинги и пикеты у стен Верховной Рады и требовать принятия соответствующих законов.

На международной площадке у Меджлиса все нормально, ведь мы участвуем во всех заседаниях международных организаций, касающихся деоккупации полуострова. 

Мы должны постоянно обращаться к руководству Англии и Америки, которые ответственны за исполнение Будапештского меморандума, чтобы оно активнее принимало меры относительно возвращения Крыма под украинскую юрисдикцию. Нужно призвать Англию и США усилить санкции, позволяющие сохранить их собственное лицо. Необходимо путем экономического давления задушить Россию, чтобы она отказалась от оккупации и вывела свои войска с оккупированных территорий, найдя другие пути развития своего государства.

Беседовала Элина Сулима

QHA