КИЕВ (QHA) -

«Вопрос Крыма закрыт!» - резюмировал недавно свое общение с прессой российский президент. Конечно, ни один украинец не согласен с такой безапелляционной уверенностью хозяина Кремля в окончательной участи аннексированного полуострова.  Уже сейчас украинская власть предприняла ряд шагов, направленных на непризнание миром намеченных на 18 сентября выборов в российскую Госдуму на территории Крыма. 

Однако в среду, 7 сентября, украинский парламент так и не сумел принять Постановление относительно рекомендаций парламентских слушаний по реинтеграции Крыма в Украину, прошедшие в Верховной Раде еще в середине июня. Именно поэтому спикер Андрей Парубий решил отложить рассмотрение этого вопроса повестки дня. Но на другой день Верховная Рада приняла знаковое обращение к своим зарубежным коллегам о непризнании выборов в Крыму. Прокомментировать политико-правовую ситуацию вокруг Крыма корреспондент QHA попросил бывшего законодателя парламента четвертой каденции, известного политического эксперта Владимира Цыбулько.

- Владимир Николаевич, по вашему мнению, чем вызвана пауза в принятии Постановления о парламентских слушаниях: обычным стилем работы парламента нынешнего созыва, когда спикеру нужно всё время перед важными голосованиями смотреть, хватит ли голосов в зале, или сложностью проблематики реинтеграции оккупированных территорий?

- Вчера действительно был не лучший день для голосования. Поэтому хорошо, что его перенесли. А относительно сути вопроса - в действительности, в украинском парламенте сейчас борется несколько концепций деокупации. И каждая политическая сила, заботящаяся о своей перспективе, делает попытки перехватить инициативу, чтобы впоследствии внести собственный вариант решения проблемы и добиться определенного электорального успеха. От этого и наблюдается подобная состязательность.

- Может, дело не только в политической конкуренции или партийном PR-е? Возможно, кто-то элементарно лоббирует интересы врага, сознательно или неосознанно, по глупости своей?

- Синхронизация отдельных действий «Оппозиционного блока» и «Батькивщины» и в самом деле иногда очень настораживает, к тому же, в их русле может находиться часть «мажоритарников», которые будут подстраивать голосование в парламенте под предпочтения своих избирателей, особенно в геополитической проблематике.

Исходя из расклада парламентских политических сил, могу с уверенностью спрогнозировать, что любая попытка продвинуть концепцию лишь крымскотатарского Крыма всегда будет напарываться на сопротивление в парламенте. С другой стороны,  следует признать, что все украинские организации в Крыму разогнаны и никакой украинской жизни там нет. Вернее, она существует в пределах разрешенного – деятельности каких-то организаций культурничества, но это не является фактором политики. Поэтому, думаю, нам всем вместе предстоит воплощать в жизнь ту доктрину, которую озвучил Дмитрий Белоцерковец, отметивший что в  Крыму – сто процентов украинского населения, и тут важно не анализировать: сколько процентов крымчан принадлежат к той или другой этнической группе.

Для нас чрезвычайно важно очень аккуратно совмещать административные правовые механизмы с политическими. Скажем, оборот недвижимости или реестр предприятий и физических лиц - они же никуда не денутся, они остаются в Украине. Поэтому нынешнюю паузу следует использовать для того, чтобы Украина сформировала очень четкую и жесткую правовую позицию в судах относительно имущества и нанесенных убытков от оккупации. Когда же суммы компенсации за аннексию, выставленные России в международных судебных институциях, достигнут достаточно ощутимых размеров, на этом можно будет формировать и наши следующие политические шаги. 

- А вдруг Россия будет игнорировать решение этих судов?

- Она может не посылать своих представителей на заседания этих судебных инстанций, но игнорировать их вердикты – просто не получится.

- Кто должен быть инициатором подобных обращений? От имени кого иски должны подаваться? От имени государства, корпоративных структур, или физических лиц, которые ощутили ущерб?

- Тут важно отработать методику синхронных действий, чтобы одни иски дополнялись другими. Было бы оптимально, если бы иски государства и корпоративных структур усиливались шквалом обращений к суду со стороны физических лиц, пострадавших от аннексии.

- Но иногда рассмотрение судебных конфликтов затягивается надолго. Скажем, очередь к рассмотрению иска граждан в Европейский суд по правам человека может наступить только года через три-четыре...

- И все равно, несмотря на определённую волокиту при  рассмотрения дел в суде, это нужно делать, потому что правовая позиция - она «на века», тем более, что забрать иск может лишь пострадавшая сторона.  И в целом, в ХХІ столетии войны зачастую выигрывают юристы, и этого отчего-то не понимают в России, при этом считая себя правовым государством.

- 18 сентября у россиян состоятся выборы в Госдуму. Дело, в общем-то, внутреннее, если бы они не проводили их еще и на территории оккупированного Крыма. На сегодняшнем заседании парламента 269 депутатов (среди которых, как обычно, не было представителей «Оппозиционного блока») проголосовали за принятие постановления за №5075 «Об обращении к парламентам иностранных государств парламентских ассамблей и международных организации относительно непризнания выборов в оккупированном Крыму». Что еще должно делать украинское государство, чтобы результаты этих выборов действительно не признали в мире?

- В первую очередь, думаю, нашему президенту целесообразно было бы встретиться со всеми послами иностранных государств, аккредитованных в Украине и персонально представить нашу позицию по Крыму. Также нужно по линии  международных институций и зарубежных мозговых центров создавать дополнительное давление на агрессора, но для этого правовая позиция государства должна быть сформулирована безукоризненно. Здесь, конечно, следует сделать акцент и на том, что, проводя выборы на аннексированной территории, Москва готовит себе сценарий, в котором выборы признают нелегитимными по всей территории страны. На этом нужно настаивать везде.

- На сегодня известно, что на выборах в Крыму не будет официальных наблюдателей. Но Россия всегда подкармливала маргинальные партии и отдельных одиозных политиков прошлого, если они вдруг захотят посетить Крым во время незаконных выборов - каковы должны быть наши действия?

- Действительно, у РФ есть карманная сеть зарубежных крайне левых и крайне правых партий, и они таких политических туристов возят на оккупированный полуостров. Иногда говорят, что не стоит на этих маргиналов обращать внимания. Я уверен, что реагирование со стороны нашего МИД должно происходить постоянно, особенно, если среди них окажутся члены национальных парламентов, поскольку с большинством европейских стран наша Верховная Рада имеет общие межпарламентские группы сотрудничества.

Поэтому важно при условиях таких рецидивов напомнить их представителям, что и в их стране также внезапно может появиться внешняя поддержка их маргинальных структур, которые покушаются на их территориальную целостность и гражданский мир. В конце концов, в большинстве парламентов  мира есть механизмы лишения мандатов у тех депутатов, чьи действия идут вразрез с интересами собственного государства и международного права.

Александр Воронин

ФОТО: Интернет

QHA