СИМФЕРОПОЛЬ/ АКЪМЕСДЖИТ (QHA) -

19 апреля 2017 года Международный суд ООН своим решением обязал Россию возобновить деятельность Меджлиса крымскотатарского народа в аннексированном ею Крыму.  

Только спустя почти три месяца российская прокуратура решила обратиться в «Верховный суд» полуострова, решением которого был запрещен Меджлис, за разъяснениями в отношении дальнейших действий.

Казалось бы, ввиду усилившихся санкций и международного давления Россия все же принялась исполнять решение Гаагского суда. Однако не все так однозначно, отметил в интервью QHA глава ЦИК Курултая крымскотатарского народа Заир Смедляев. По его мнению, в этих действиях российской власти прослеживается стремление в очередной раз обмануть международное сообщество в том, что касается ситуации с соблюдением прав и свобод крымскотатарского народа.

QHA: Заир-бей, как Вы думаете, почему спустя почти три месяца прокуратура пошла на такой шаг — обратилась в суд за разъяснениями? Могли бы просто продолжать игнорировать.

Прочитав письмо из прокуратуры по вопросу возобновления деятельности Меджлиса крымскотатарского народа, можно было бы и обрадоваться — вот, мол, благоразумие взяло верх, но, наверное, не все так просто и однозначно, как кажется!

Начнем с того, что решение суда от 26 апреля 2016 года о признании общественного объединения «Меджлис крымскотатарского народа» экстремистской организацией и запрете его деятельности на территории Российской Федерации является не актом правосудия, а политическим заказом. А столь запоздалая реакция на решение Международного суда ООН говорит о том, что к данному вопросу вернулись после очередного давления международного сообщества, которое проигнорировать не удалось.

QHA: Значит ли это, что под давлением деятельность Меджлиса все-таки возобновят?

К сожалению, существует такая практика, как имитация бурной деятельности. Так происходит и сейчас. Вместо того, чтобы опротестовать решение суда о запрете деятельности Меджлиса по вновь открывшимся обстоятельствам, там просят разъяснения: первое — о возможности деятельности Меджлиса крымскотатарского народа, второе — о возможности создания в соответствии с законодательством Российской Федерации общественного объединения с включением в его наименование словосочетания «Меджлис крымскотатарского народа».

Также дается и подсказка, что суд вправе дать разъяснение, не изменяя при этом содержания решения. Таким образом, пока одни будут заняты процессом создания общественного объединения «Меджлис крымскотатарского народа», ответственность будет ложиться на суд, при этом будут делаться заявления о независимости и незаангажированности судов и судей.

Таким образом, четко прослеживается стремление в очередной раз обмануть международное сообщество с ситуацией с соблюдением прав и свобод крымскотатарского народа.

QHA: Вы сказали о возможном создании аналогичного Меджлису органа… Как это может быть реализовано на деле?

Напомню, что попытки переформатирования Меджлиса крымскотатарского народа «под нового лидера и новые реалии» уже проводились, но не увенчались успехом.

Для избрания нового состава Меджлиса и его председателя необходимо проведение сессии Курултая крымскотатарского народа. Заявления отдельных претендентов на пост председателя Меджлиса крымскотатарского народа о том, что уже есть поддержка свыше 125 делегатов, необходимых для изменения состава, оказалась очередной их ложью.

Дальнейшие заявления о том, что скоро пройдут новые выборы так называемых делегатов нового курултая, также не получила поддержку среди крымскотатарского народа.

Потерпев фиаско с переформатированием, власти приступили к запрету деятельности Меджлиса, при этом подписантами искового заявления являлась группа так называемых официальных татар: Сейтумер Неметуллаев — «Крым бирлиги», Бекаев — «крымские татары — опора Крыма», Арслан Смирнов — «комитет крымскотатарской молодежи», Сервер Джелялов — «совет крымскотатарских старейшин», Эйваз Умеров — «национально-культурная автономия крымских татар городского округа Судака». Затем последовало заявление прокуратуры Крыма о запрете деятельности Меджлиса, а позже — решение суда.

Очередные попытки под видом исполнения решения Международного суда создать объединение «Меджлис крымскотатарского народа», так же, как и все предыдущие, обречены на провал, поэтому логичнее было бы отказаться от этой затеи.

Беседовала Медине Аединова

ФОТО: интернет 

QHA