КИЕВ (QHA) -

Юрий Шухевич во второй части интервью рассказал корреспонденту QHA о своем видении будущего украинского государства и о том, что нужно сделать, чтобы победить Россию. Первую часть читайте здесь

QHA: В свое время Святейший Любомир Гузар говорил, что избавиться от коррупции только законами будет очень трудно, а нужно воспитывать детей с детства, что воровать государственные деньги — плохо. Вы поддерживаете его мнение?

Юрий Шухевич: Да, можно сотни законов принимать, но это будет популизм и лицемерие. Мы будем говорить о честности, а в то же время воровать, грубо говоря. Нужно им прививать с детства соответствующий взгляд. Это должно быть в семье, детском саду, школе. Этот процесс будет нелегкий и длительный.

Мне также хотелось после провозглашения независимости Украины, чтобы сразу все изменилось, и люди стали другими — ну хотя бы такими, какими они есть на сегодня. Но сами понимаете, что эти люди были воспитаны в другом духе и им прививали совсем другие ценности.

А если сюда еще добавить террор и советскую пропаганду... Родители боялись говорить правду, а детей в детском саду и школе воспитывали в определенном духе, отовсюду звучала ложь. То же самое было по телевидению и в прессе. И на том люди выросли, так как больше ничего не видели и не слышали, слепо веря в это.

После того, как этот железный занавес исчез и люди начали ездить в Европу учиться и работать, то увидели там совсем другой мир.

А Революция Достоинства стала ярким показателем неизбежных перемен. И не политики, а эти дети самоорганизовались, а затем необученные взяли оружие в руки и пошли воевать добровольцами, отстояв свою землю. Пришли волонтеры, которые их одевали, лечили, кормили, потому что у них даже воды не было, и частично даже вооружали. И вот такая самоорганизация показала, что появились совсем другие люди. И они невольно воспитывают других своим примером.

И война открыла глаза, показывая, что там за поребриком не наши братья, а исконный враг.

И российская молодежь тоже устала от коррупции и вседозволенности, потому что она тоже увидела мир. Интернет прививает им другие мысли, и они уже начинают по-другому на все смотреть, но именно здесь возникает вопрос: они на самом деле хотят перемен? Им действительно надоела диктатура и коррупция в России? А они будут к Украине иначе относиться? Ведь нужно, чтобы много времени прошло для понимания, что мы не один народ и Украина - не Россия, как им это прививают. Мы разные народы, с разной историей и культурой, и нам не жить вместе в одном доме.

QHA: Что Вы думаете по поводу Минских соглашений, которые на практике оказались недееспособными?

Юрий Шухевич: Я давно говорил, что нужно было отказаться от этого и переходить к другим форматам. Нужно понимать, что с Россией бесполезно договариваться, как говорил Бисмарк: «Соглашения с Россией не стоят и бумаги, на которой они написаны».

QHA: Может, беда Украины в том, что юридически нигде не закреплено, что Россия является агрессором, оккупировавшим Донбасс…

Юрий Шухевич: Мы говорим российская агрессия, но не конкретизируем, и выходит что-то такое эфемерное.

Закон об оккупированных территориях был подан давно, но президент делал все, чтобы он не рассматривался, давя на соответствующие фракции в парламенте. И вот мы имеем то, что имеем.

Он хотел угодить кому-то там на Западе. Мы когда-то Москве угождали, а сегодня Брюсселю. Потому что госпожа Меркель и Олланд говорили ему делать так, как они считали правильным. А он не имеет своих мыслей, позиции и бросается из одного в другое. То он не признавал блокаду, а потом согласился, когда на него нажали. Потом он говорил, что нужно выбросить эти территории за пределы Украины, а теперь он говорит об интеграции, деоккупации. А деоккупация — это когда берут в руки оружие и выгоняют врага.

Почему не сказать все открыто, а то начинают говорить не война, а АТО, не российская война против Украины, а российская агрессия.

Правду кто-то сказал: «История учит, что она ничему не учит». Европа повторяет то, что было в 38-39 годах. Когда Италия напала на Эфиопию, аннексировав ее, то европейцы согласились с этим, зачем ссориться из-за какого-то куска территории, пусть эфиопы откажутся от нее. Император Эфиопии Хайле Селассие в Женеве на заседание Лиги Наций сказал: «Если вы хотите мира без справедливости, то вы не будете иметь ни мира, ни справедливости». За несколько лет так оно и произошло.

То же самое было с Чехословакией и другими странами, которые хотели "обойти" войну. И им удалось ее обойти? Нет, они только подтолкнули и ускорили ее. И в сентябре 1939 года мы видим, что произошло.

QHA: Тогда, что должна сделать Украина в таком случае? Прописать на законодательном уровне, что на Востоке идет война с Россией, или должны быть еще какие-то действия, кроме этих?

Юрий Шухевич: Ющенко когда-то правильно сказал, что война может закончиться или победой, или капитуляцией.

Мы должны юридически определиться с тем, что у нас происходит. Мы до сих пор не знаем, кто мы и что мы. И тогда мы можем требовать от международных организаций соответствующего отношения.

Мы с одной стороны латаем старые танки еще со Второй мировой войны и посылаем их на фронт, а с другой стороны - продукцию из Харьковского завода продаем за границу, потому что мы не можем, видите ли, потерять рынок, как говорит Укроборонпром.

Для того, чтобы наступать, Россия должна иметь трехкратную силу — она  не может позволить себе бросить все силы против Украины. У нее на востоке находится Китай, на западе — страны-государства НАТО — Польша и страны Балтии. И Кремль не может обнажить свои границы, и они это прекрасно знают. Есть еще другой вариант: даже если бы Россия дошла до Львова, то это была бы еще одна Чечня. А это может стать детонатором, который приведет к взрыву, от которого РФ не выдержит. И Путин это понимает, ведь он умеет блефовать.

QHA: То есть, Россия попытается изменить власть внутри страны, поставив пророссийскую старую гвардию на ключевые должности?

Юрий Шухевич: Да, он хочет иметь покорное правительство в Украине. И усыпить нашу бдительность сказками о мире, чтобы предоставить квазиреспубликам права, осуществив федеративное устройство в Украине. А нас привязать, отдав для Украины разрушеный Донбасс для восстановления, чтобы мы бросили все свои ресурсы на это.

А наши поддаются на навязанную Путиным линию поведения. И в правительстве сидят люди старой эпохи, которые привыкли, что на небе Бог, а в Москве — генералиссимус.

QHA: Вы входите в комитет по делам ветеранов, участников боевых действий АТО и людей с инвалидностью. С чем чаще всего обращаются к Вам бойцы?

Юрий Шухевич: Я, как заместитель председателя комитета, встречаюсь с матерями погибших, с теми, кто воюет, и с теми, кто стал инвалидом. И все их проблемы мы постоянно рассматриваем в комитете.

Они обращаются со многими проблемами. Эти люди добровольно идут на фронт, а после возвращения они никому не нужны. Наше правительство отстояли на энтузиазме бойцы, а те пришли к власти и держатся. И многие погибли, но остались их семьи, а есть те, кто вернулся оттуда инвалидом. Они никому не нужны, даже здоровые, ведь они все имеют свои определенные проблемы. С одной стороны, это ощущение депрессивно действует, а с другой стороны — вызывает страшное негодование. И это негодование может вызвать взрыв, который сметет тех, кто должен за это отвечать.

В первую очередь, нужно уделять внимание ветеранам и тем, кто воюет — они этого заслужили.

Если бы волонтеры им не помогали, то это выглядело бы жалко, хотя оно и так жалко выглядит по сравнению с нормальными армиями. Но волонтеры не могут все сделать, потому что для этого нужны немалые материальные ресурсы. Энтузиазм у них есть, и они готовы помогать, собирая по копейке у людей, у которых заканчиваются деньги, так как общество беднеет с каждым днем.

QHA: Сейчас россияне всех украинцев называет бандеровцами, а мы этим начали гордиться, признавая за столько лет героями Украины Бандеру и Шухевича. Украинцы начали переосмысливать свою историю и больше узнавать о том, кто есть кто.

Юрий Шухевич: Когда-то поляки поголовно всех украинцев называли гайдамаками, и уже сменилось поколение, а они все равно нас так называли. Что мы потом пели: «Ми гайдамаки – ми усі однакові. Ми не навидимо блядське ярмо, підуть дідові муки, прийдуть і правнуки, а ми за народ життя своє дамо». И все украинцы называли себя гайдамаками.

Нас россияне называют бандеровцами, ну и что? Я с таким успехом могу их сталинистами называть.

Я встречал парня, который воевал и был ранен, лечился во Львове. Он сам из Харьковской области и сказал мне такую ​​вещь: «Что я когда-то слышал, что Украинская повстанческая армия стреляла в спины нашим красноармейцам. А теперь, побывав на фронте, я понял, что УПА стреляли в ту же сторону, в которую стреляем мы». Понимаете, люди все переосмыслили и сделали переоценку во многих вопросах. Нам говорили, что УПА плохая, что это преступники, а сейчас уже люди не повторяют чужие слова, и дают свою оценку тем событиям, и тем людям. Вот и все.

Коновалец, Шухевич, Бандера и многие другие — не преступники, не предатели украинского народа, а люди, которые положили свою жизнь за идею независимой Украины. Чтобы мы, украинцы, были украинцами, а не малороссами.

А то, что нас называют бандеровцами, то действительно так было — они воевали против Москвы и мы воюем против нее.

QHA: Юрий Романович, Вам льстит, что наконец пошла такая волна патриотизма...

Юрий Шухевич: Безусловно, но жалею, что немного поздно пошла, может если бы Путин появился в истории России еще раньше и начал войну, то может до нас бы еще раньше дошло, кто есть кто. И тогда она дошла бы до того кульминационного пункта. Но на это нужно время.

В Украине есть определенное количество людей, которые просто уже не способны что-то делать, потому что тот совок настолько сильно у них засел, что они должны отойти от политики, и тут уже ничего не сделаешь.

QHA: По вашему мнению, что победит в Украине — любовь к родине, или равнодушие? Ведь есть много людей, которые продолжают жить, веселиться и им безразлично, что на Донбассе идет война.

Юрий Шухевич: У нас теперь проводится экспансия Украины в самой Украине. Настоящие украинцы воюют с малороссами, и это процесс "демалороссии" сейчас проходит у нас на глазах, и он полностью состоится. Есть еще безразличные, но это продукт той эпохи, ведь нас воспитали в патернализме, где власть знает, что делать. Эти люди в конце концов убедятся в чем-то другом, или они постепенно будут уходить. Уже подрастает новое поколение, которое наступает им на пятки.

Многим эта война открыла глаза и они поняли, что их воспитывали и вбивали в голову идеи дружбы с Россией люди, которые до сих пор находятся у власти, начиная с коммунистических времен. Безусловно, эти люди старой эпохи и они не хотели никаких изменений, но время идет и происходит неизбежная смена поколений.

QHA: По Вашему мнению, как вернется Крым и когда?

Юрий Шухевич: Я не берусь прогнозировать, как будут происходить события, но знаю, что вернется. Как — это уже вопрос, я бы сказал, тактики. А тактика будет зависеть от геополитических, экономических и военных обстоятельств.

В 2006 году во время выборов я поехал в Крым, и в Симферополе к нашему штабу УНА-УНСО подошли две молодые крымскотатарские девушки, лет 18-19, поздоровавшись: «Слава Украине». Одна из них была одета в вышиванку и хорошо разговаривала на украинском языке. И во время нашего общения они спросили, правда ли, что у нас на Львовщине живет человек, который убил генерала, выселявшего крымскотатарский народ, а потом он переехал к нам и там погиб. Я говорю: «Правда. Я могу вас сконтактировать с этим человеком, который это сделал». Я помог им связаться с Мирославом Симчичем, который был командиром сотни и зимой, когда ехал Дергачев с НКВД, в одном из ущелий в горах сделал на них засаду, положив 350 человек. Из них 50 человек умерли в ивано-франковских госпиталях из-за ранений и обморожений. И тогда же он во время засады убил их командира дивизии Дергачева, который, собственно, выселял народы Северного Кавказа и крымских татар, а когда приехал к нам, то нашел свой конец. Он был бывшим комендантом Кремля, был на Финской войне, правда, не знаю за что, но он получил Героя Советского Союза, а затем он командовал войсками НКВД.

А Симчич, под псевдонимом Кривонос, 22-го года рождения — живой и по сей день. Мы вместе с ним сидели затем в Мордовии. Он просидел 32 года и до сих пор не реабилитирован, хотя ему построили памятник в Коломые, а считается убийцей и предателем государства, которого уже нет. 

QHA: Что бы Вы, как человек, прошедший советскую репрессивную машину, посоветовали крымским татарам, которые сейчас в Крыму переживают то же самое?

Юрий Шухевич: Татары проходили через репрессивную машину — депортации, притеснения до 20-х годов, когда национальную партию Милли Фирка разгромили и судили ее членов. Тогда была война, а затем их выслали и не давали вернуться. И теперь это продолжается, и на Донбассе за все украинское убивают. То же самое происходит с крымскими татарами — они должны понять, что украинцы и татары переживают снова эпоху реставрационных тенденций российской экспансии и империализма для возвращения прежней Российской империи. Нет, времена империй прошли, но Россия этого понять не может. А мы должны знать, что это несчастье для украинцев и крымских татар закончится.

Беседовала Элина Сулима

QHA