КИЕВ (QHA) -

Главный реформатор Администрации Президента Украины – личность неординарная. До прихода во власть он успел основать свою компанию, поработать генеральным директором ALTA Eastern Europe и «Microsoft Украина» и стать лучшим украинским топ-менеджером. Ну а сейчас Дмитрий Анатольевич модернизирует страну на посту заместителя главы АПУ и по совместительству является секретарем Национального совета реформ.

Никто не ожидал, что электронные декларации заработают

Дмитрий Анатольевич, одной из тем, которые всколыхнули Украину и подняли значительный общественный резонанс, является электронное декларирование. Что Вы думаете по этому поводу?

 Прежде всего, хочу отметить, что у системы электронного декларирования есть некоторые важные аспекты, о которых почему-то не пишут журналисты. Во-первых, мы создали систему, аналогов которой нет нигде в мире. Грубо говоря, мы заставили украинский истеблишмент раскрыть информацию обо всем имуществе, включая наличные средства. Даже в странах развитой демократии такого нет. 

Что произошло? Важно, что появилась культура и понимание того, сколько стоит тот или иной актив и как он декларируется. Если раньше никто об этом не думал, то сейчас люди задумываются. Ведь борьба с коррупцией начинается с культуры. Я понял это, когда выстраивал процессы прозрачности и эффективности в бизнесе. Можно было сколько угодно наказывать, выгонять, увольнять персонал, но если я не менял процессы и процедуры, которые позволяли им делать ошибки, новые люди повторяли всё по новой.

Второй аспект: теперь мы можем переходить к электронному правительству, потому что все могут подписывать электронные документы. Фраза «у меня нет цифровой подписи, поэтому я не могу подписать» теряет смысл – она есть у всех, а кроме того, она обновляется каждый год.

При этом лично мне неинтересно, сколько у кого денег. Когда я создал свою первую компанию, одним из принципов работы было то, что мы не должны пытаться узнать, кто сколько зарабатывает, потому что это создает плохую атмосферу внутри компании.

Но я бы хотел видеть в общественном движении больше дискуссий на тему того, что это за прибыльный бизнес, у которого маржинальность около 80%, и требований, чтобы такие успешные бизнесмены-политики объяснили секреты своего успеха. Ведь система отчетности об уплаченных налогах существует в Украине с 1996 года. Всю эту информацию можно собрать и посчитать. Поэтому мне странно наблюдать, как некоторые пытаются обмануть систему. Самое интересное мы узнаем, когда будем смотреть на эту систему в динамике.

Нужно автоматизировать обработку электронных деклараций

Какие, по Вашему мнению, могут быть риски от внедрения системы?

Во-первых, будет попытка дискредитировать проверяющих. 116 тысяч деклараций НАПК с 56 сотрудниками не осилит, учитывая, что у половины из них нет доступа к системам, в частности, у нас нет единой системы сбора. Нужно работать с данными и обрабатывать их аналитически. Соответственно, им придется кого-то выбирать. И здесь появляется суперважный вопрос – selective justice (избирательное правосудие).

Одна из идей, которую я предлагал, – создание некоторого скоринга системы. Бизнес его уже придумал. К примеру, можно публично определить количество критериев, вероятность, модель подсчета, риски и вывести коррупционные риск-коэфициенты, а потом проверять людей с самыми высокими показателями.

Другой риск – возможная маргинализация дискуссии о богатых и бедных. В этом я поддерживал Богдана Дмитриевича Гаврилишина, который говорил, что в такой стране как Украина не может быть бедных людей. Но у нас должны быть и богатые. Я считаю, что человек, который всю жизнь работал и создавал бизнес, должен быть состоятельным. Как он тратит свои деньги – это его личное дело. Поэтому когда начинается дискуссия на тему «кто, где и что», давайте посмотрим, кто и как вел бизнес и какая у него маржинальность. Это все можно выяснить и оценить, ведь есть партнеры, клиенты.

Бунт масс и анти-истеблишмент

Сейчас весь мир будоражат результаты выборов в США? Что произошло, по Вашему мнению?

– Отвечая на вопрос, что произошло и как это понимать, напомню, что в первом после выборов выступлении Хилари Клинтон, которое я смотрел по CNN, она сказала: I’m sorry! Она извинилась перед всеми, что не смогла победить. Далее она открыто признала поражение и пожелала победителю гонки успехов в работе и стать президентом всех штатов, а не только тех, в которых Трамп победил. В первую очередь, вся эта история учит, что нельзя недооценивать конкуренцию.

Мы сейчас наблюдаем признаки движения против истеблишмента, против существующей системы.

Мы это видели в США и будем это же наблюдать в европейском сообществе, ведь приближаются выборы в Германии и Франции. Я думаю, что мы, возможно, увидим эти настроения и в Украине.

Для Украины открываются новые возможности

И все же, что значит смена руководства США для нашей страны?

– Большая часть мирового истеблишмента – это рафинированные государственные служащие или политики. Трамп – бизнесмен. Он может нравиться или не нравиться, но он  жестокий, прагматичный бизнесмен, для которого главное – market share (доля рынка), growing profit, а также возможность получить более выигрышную для себя позицию. Он вырос и построил свою империю именно на таких принципах. Надо понимать, что стиль поведения таких людей, как правило, не изменяется.

Как мы можем это использовать для собственной страны – другой вопрос. В Фейсбуке я написал: новые вызовы и новые возможности. Как будет выглядеть внешняя политика Трампа, я не знаю, как и в бизнесе  никто не знает. Это создает неопределенность, а она открывает возможности, которые могут перевести систему на высший или низший уровень. Я верю, что это будет лучшее состояние, вопрос в том, как мы этим воспользуемся.

Я думаю, сейчас стоит вопрос, как искать эти возможности и как их использовать для того, чтобы продвигать Украину, понимая, как американцы видят свою страну, учитывая агрессию Российской Федерации, мировую ситуацию и некоторые вопросы единства Европы. Мы понимаем, что Америка остается нашим стратегическим партнером и там много людей, которые нас поддерживают.

Мы говорили еще до выборов, и президент это подтвердил на встрече с послом, что мы будем выстраивать отношения с любым президентом, который будет демократически избран в США. Господин Трамп выбран демократическим путем, и мы будем строить отношения с ним, потому что мы – часть глобального сообщества. Америка всегда была, есть и будет стратегическим партнером Украины. Как я уже говорил, в Республиканской партии есть много сторонников и партнеров нашей страны, поэтому мы однозначно будем продолжать сотрудничество.

Вы – один из главных реформаторов Украины. Какие реформы ожидают нашу страну в ближайшем будущем?

Прежде всего, будет максимально разворачиваться реформа судебной системы. У нас начнут обновляться суды. Идет процесс по Верховному суду, и все эти механизмы как раз сейчас начинают воплощаться в реальность. Первая часть 2017 года будет посвящена изменению судебной системы. Мы исполняем те процедуры, которые прописаны в международных обязательствах Украины.

Кроме того, это набор экономических вопросов: дерегуляция, реформа государственных предприятий. А также в следующем году точно будет внедрено 4G.

Кроме того, будут продолжены все реформы, которые внедряются сейчас. Это продолжение военной реформы и приведение армии к стандартам НАТО, ведь это прописано в стратегическом бюллетене.

Относительно рынков земли и пенсионной реформы – я не верю, что с той ситуацией, которая есть сейчас в Украине, мы сможем это решить.

Не надо следовать за толпой

И последний вопрос. Какой бы Вам хотелось видеть Украину в недалеком будущем?

Я считаю, что если мы не начнем пользоваться возможностью нестандартного решения проблем и будем, так сказать, follow the crowd (следовать за толпой), как все делали до этого, мы будем просто отставать. К примеру, электронные закупки не делал никто в мире  и мы реально впереди всех, учим других, как это правильно делать.

Нам нужно находить вещи, которых раньше не делали. Когда мы строим дороги, почему бы не начать делать разметку, которая может использоваться для driverless cars (автомобилей без водителя)? Почему бы не предусмотреть в аэропортах,  которые мы сейчас восстанавливаем, площадки для дронов? И так далее...

Лично я мечтаю о космодроме в Украине. У нас есть достаточно большое пространство, где мы теоретически могли бы это сделать. Хотя бы заявить об этом мы можем. Как только возникает какой-то такой проект, вы сразу оказываетесь у всех на радарах. Все получают сигнал, что это incredibly creative country, где можно делать incredibly creative things – go there! Так мыслят инвесторы – и это означает рост капитализации. 

Другая вещь, которую я бы хотел видеть в Украине, – это оцифровывание всего. Все, что мы делаем, должно быть цифровым. Это тоже будет очень серьезным шагом, потому что весь мир уже цифровой. Все аналоговое и бумажное уходит в прошлое. Если принимать решение о переходе в цифровой формат, то нельзя запускать параллельно бумажный. Для нашего поколения бумага победит – это связано с культурой, привычкой, это удобнее, проще и так далее. Но наши дети уже так не думают.

Также наверняка у нас будут развиваться некоторые виды индустрии. Прежде всего, это точное машиностроение: уже сейчас мы видим в Украине присутствие немецких и японских заводов, и у нас есть инженеры, которые знают в этом толк. Еще это аэрокосмос. А кроме того, я выделю сельское хозяйство и переработку, которые станут значительно эффективнее, чем то, что есть в Украине сейчас. 

Беседовал Роман Кот

ФОТО: интернет

QHA