КИЕВ (QHA) -

Разговор с главой БО Фонд «Крым» Ризой Шевкиевым получился очень интересным, ведь он был свидетелем событий, происходивших в дни оккупации Крыма.

Риза Февзиевич вспоминает, как дула автоматов на танках были направлены в сторону протестующих, которые не испытывали страха. В его памяти еще свежа картина оцепленной российскими войсками военной базы в Перевальном, куда он возил продукты для украинских военных.  

Он пережил и митинги, и допросы в ФСБ, где встретил бывших эсбэушников, которые переметнулись под крыло РФ. Одному из них Риза Шевкиев сказал, что на этом его карьера закончилась, так как предателей не любит никто.

QHA: Риза-бей, расскажите, пожалуйста, о митинге в память Номана Челебиджихана 23 февраля 2014 года.

Риза Шевкиев: На митинге было такое чувство, что в стране что-то происходит, события на Майдане сильно всколыхнули украинское общество. Именно из-за этого на митинг собралось много людей, площадь была практически заполнена. Там звучали разные высказывания в адрес крымских властей, у нас тогда было много претензий к власти в Крыму. И мы тогда уже знали о сепаратистских движениях в крымском парламенте.

QHA: Какие именно были претензии были у крымских татар к местным властям?

Риза Шевкиев: В основном были вопросы о том, что крымскотатрский народ недостаточно представлен в государственной власти Крыма, особенно в депутатском корпусе и в правительстве. Исходя из нашей численности и процентного состава в Крыму, мы не располагали там кадрами в достаточной степени, не говоря уже о силовых структурах, как СБУ и прокуратура.

Чувство беспокойства из-за ситуации в Киеве подтолкнуло людей прийти на площадь.

Там были люди, которые поставили вопрос о снятии памятника Ленину, стоящего на центральной площади в Симферополе. Я тоже против этого памятника, мы его уже пытались снять, но тогда был подходящий момент.

Это не было специальным решением Меджлиса – председатель во время своего выступления высказал такую мысль.

QHA: Вы обращались к украинскому правительству, чтобы изменить квоты?

Риза Шевкиев: Эти вопросы поднимались каждый год, но, к сожалению, кроме разговоров, ничего не происходило. Даже в лучшие времена – при Ющенко, когда мы ему открыли дорогу в Крым, после того как его не пустило «Русское единство», перекрывшее дорогу в аэропорт. Тогда от нас приехало несколько человек, и, раздвинув эту толпу, мы открыли дорогу будущему президенту.

Однако, когда он стал президентом, он не выполнил своих обещаний и не поддержал наш народ. Он оказался пустышкой, а мы в него верили. Естественно, и другие президенты приходили и уходили, но существенной помощи нам не оказывали.

QHA: Расскажите, что происходило на митинге 26 февраля.

Риза Шевкиев: Именно в тот день на внеочередной сессии крымские депутаты хотели принять сепаратистские решения. И тогда очень большое количество народа собралось под стенами парламента, чтобы не позволить им этого сделать.

Со стороны пророссийских активистов искусственно собрали толпу, свозя людей на больших автобусах из разных городов Крыма, но основной контингент был из Севастополя. Там собралась аксеновская банда. По нашим сведениям, они переодевали в гражданскую одежду российских морских пехотинцев и отправляли их на митинг. Также там присутствовали вооруженные нелегитимные формирования. Им удалось собрать большое количество митингующих, почти доведя его до нашей численности.

Но обычно пророссийское население не могло собраться на какие-либо митинги больше 100-300 человек. Как правило, у них не было такого стремления массово собираться и объединяться. Они проявляют свою политичность только в акциях под маркой «русского мира», демонстрируя свое превосходство над другими, особенно если им кто-то предлагает выпить. В этом они едины.

QHA: В тот день было много милиции, которая совместно с Чубаровым и его заместителями следила за порядком, создавая коридор, чтобы избежать столкновений между протестующими, не так ли?

Риза Шевкиев: Когда этот вопрос обсуждали в Меджлисе, то я и еще некоторые члены были против проведения митинга возле стен Верховного Совета АРК. Потому что у нас была информация, что «Русское единство» тоже хочет проводить митинг. И раз они там будут, нам нельзя совместно проводить акции. Ведь могут возникнуть провокации, там могут спровоцировать столкновения, подкинуть трупы из морга или убить кого-то. Уже тогда мы чувствовали присутствие спецслужб России, и я тогда говорил, что они могут спровоцировать драку, а потом все свалить на нас.

Я предлагал проводить митинг в другом месте. И сначала собраться возле Меджлиса, а тогда уж решить, где мы будем базироваться.

Мы тогда могли собраться на площади Ленина и поставить там палатки, чтобы начать длительную акцию протеста. Но не получилось, так как большинство склонялось к мнению, что нужно провести митинг возле крымского парламента.

Да, мы делали коридор вместе с Чубаровым и Аксеновым, потому что никто не был заинтересован в том, чтобы произошло столкновение. Потом я достал мегафон и передал Рефату Чубарову, чтобы он, обращаясь к людям, мог контролировать ситуацию.

QHA: Пророссийские активисты бросали в крымских татар какие-то предметы?

Риза Шевкиев: Та сторона дразнила нас, бросая бутылки с водой и оскорбляя. Естественно, с нашей стороны в ответ тоже начали кидать бутылки.

А вообще у русских для каждой нации имеются свои оскорбительные словечки. Узбеков они называют «зверями», украинцев – «хохлами» или «бандеровцами». Нас  могут назвать любимым советским словечком «предатель», ведь после насильственной Депортации нам было больно слышать такое. Тем более мы не терпим матов, особенно тех, где упоминается слово «мать», а русские их употребляют в каждом предложении.

Во время митинга они кричали: «Татары, вон из Крыма», «Крым – это русская земля», размахивая своими флагами или палками от них.

В тот день сторонникам «русского мира», которых привозили автобусами за деньги, наливали водку за Верховным Советом, где поставили столик и всех их бесплатно поили. Их специально спаивали, чтобы они были агрессивными, говоря им, что татары хотят создать свою власть, а всех русских перережут.  

Но у нас всегда был принцип ненасильственной борьбы, естественно, мы не совершали никаких насильственных действий.

QHA: По Вашему мнению, почему крымские татары тогда покинули площадь возле крымского парламента?

Риза Шевкиев: Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров боялся, что может пролиться кровь – ему сообщили о вооруженных автоматами людях в толпе.

В 1993 году толпа тоже зашла в здание ВС АРК и могла его занять, добиваясь принятия национальной автономии в Крыму, но нам тогда не дали этого сделать. И сейчас мы могли бы зайти в помещение парламента, нас было так много, что мы могли бы это здание занять, но я не гарантирую, что не было бы жертв. Возможно, тогда бы все сложилось по-другому. Сейчас трудно что-либо предположить.

Я не исключаю, что в Киеве могли ввести военное положение в Крыму и принять законы об автономии, дав сепаратистскому правительству под зад. И тогда мы бы лишили российские войска возможности зайти на территорию полуострова и проводить там лжереферендум. У них тогда не было бы никаких оснований его провести.

Кремль создал морально-идеологическую атмосферу для русскоязычного населения, говоря ему, что мы якобы пошли убивать и резать других. И, конечно, простой обыватель начинает бояться, не понимая, что мы проводим только мирные акции.

После всей российской пропаганды о возможных зверствах со стороны крымских татар, во время которых может пострадать мирное население, предводителю крымской «самообороны» Самвею (его настоящее имя Армен Мартоян) легко было собрать добровольцев в свои ряды, тогда пришло много желающих.  

А здание крымского парламента занял спецназ, что привело к принятию решения о присоединении Крыма к России путем проведения незаконного референдума.

Продолжение интервью читайте завтра.

Беседовала Элина Сулима

QHA