КИЕВ (QHA) -

Автозаки, вагонзаки, неофициальные тюрьмы в зоне боевых действий и частные наркодиспансеры... Украина переполнена местами несвободы, угрожающими жизни и здоровью человека. Мониторщики от ООН часто лишены возможности посещать «подвалы СБУ в зоне проведения АТО» или «погребы МВД». Словосочетание "места несвободы" бесполезно искать в словарях или в информационных сообщениях. Журналистов не подпускают туда на пушечный выстрел. За соблюдением прав и условиями содержания в местах несвободы следят представители НПМ — независимого национального органа, созданного в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции ООН против пыток для проведения регулярного мониторинга и предупреждения пыток и жесткого обращения в местах несвободы. Корреспондент QHA в беседе с членом мониторинговой группы Национального превентивного механизма (НПМ) Татьяной Печончик выяснил, как  удается мониторщикам работать в столь скрытных местах.  

QHA: Расскажите о главных местах несвободы в Украине, где массово нарушаются права человека.

Татьяна Печончик: Наш независимый орган может проверять любые места несвободы в Украине, беседовать с людьми, которые там находятся. Плюс ко всему, мы проверяем все документы. Имеем право приехать без предупреждения. По итогам работы группы НПМ хочу сказать, что одной из главных проблем в работе является отказ в доступе к так называемым местам несвободы СБУ, разбросанным по разным областям и районам страны.

В целом, если говорить о местах несвободы, опасных для жизни человека, мы делим их на категории. Основная – это те места, которые непонятно кем контролируются. И там есть большой риск того, что человек  страдает и находится в невыносимых условиях. Его пытают, не пускают родственников и адвокатов. Даже не сообщат заключенному, где он находится. Человек не видит ни пространства, ни времени.

QHA: И сколько примерно СБУ настроило таких мест по Украине?

Т. Печончик: Тяжело оценить масштаб. Мы  часто не имеем доступа, поскольку СБУ отрицает наличие таких мест. Но несмотря на отказы, мониторинговые миссии ООН в Украине фиксировали такие подвалы неоднократно. Встречались с людьми, которым удалось бежать, беседовали с ними, документировали сведения. Подкомитет ООН против пыток серьезно озадачен именно этой проблемой. Они приезжали в Украину в прошлом году.

QHA: И обнаружили в Харькове под землей в подвале СБУ 13 человек?

Т. Печончик: Да, но потом в докладе правозащитников Amnesty International и Human Rights Watch написали, что из "тайной тюрьмы" Службы безопасности Украины освобождены все заключенные. В отчете говорится, что шесть человек были освобождены 25 июля, еще семь человек, в том числе одна женщина – 2 августа. Члены подкомитета ООН, как и мы, пытались получить доступ к харьковским подвалам. Естественно, им отказали. Они были вынуждены уехать, а после был большой скандал. Вернулись осенью, проверили еще раз, но проблема до конца так и не решилась.

QHA: Что происходит на линии фронта? Ваши наблюдатели туда доезжали?

Т. Печончик: На территории, неподконтрольные украинским военным, мы не ездим по соображениям безопасности. Но в местах несвободы на позициях, подконтрольных Украине и находящихся в зоне проведения АТО, далеко не все гладко. Большые проблемы в так называемой «серой зоне». Людей содержат в самых разных местах – в изоляторах, психоневрологических интернатах, домах ребенка, интернатах для пожилых людей. Часто сами люди не могут их покинуть по состоянию здоровья. Они там практически живут.

QHA: Сколько приблизительно людей сидят в таких местах по «серой зоне»?  

Т. Печончик: Сложно оценить. Прежде всего, трудно понять, где начинается, а где заканчивается «серая зона». Снаряды летят беспорядочно. Мы делали серию мониторинговых визитов в прошлом году и видели системные проблемы. Подвалы не были адаптированы для нужд человека.

QHA: Расскажите хотя бы об одном месте несвободы, где Вы лично были.

Т. Печончик:  Я посещала психоневрологический интернат для мужчин в Артемовске. Тогда велись жаркие бои в районе города Дебальцево. Мои подопечные постоянно слышали взрывы. Не было куда спрятаться, эвакуировать людей. Таких мест полно. Ездили в школы для детей с инвалидностью в городе Счастье, посещали Станицу Луганскую… По всему периметру наблюдаются нарушения не только базовых права человека, но и элементарной безопасности. Пострадавшие оказываются заложниками в квадрате. Мало того, что находятся в месте, которое не могут покинуть, так еще существует постоянная опасность попасть под артобстрел.

QHA: То есть, страна не сильно заботится о своих граждан, чтобы эвакуировать их?

Т. Печончик:  Когда на Донбассе развернулась активная фаза боевых действий, часть украинских граждан попала на неподконтрольную боевикам территорию. Там они живут в ужасных условиях – в наркодиспансерах, реабилитационных центрах. Их пытают. Украина никак не может лицензировать и проверять эти учреждения. Мы, как мониторы НПМ, не имеем доступа к этим местам, поскольку мониторим лишь подконтрольные Украине территории. Большой проблемой оказываются и транзитные места несвободы. Это автозаки, вагонзаки, сборные отделения в СИЗО. Когда заключенных перемещают из одного пункта в другой, есть повышенный риск для их безопасности. Про таких несчастных часто забывают. День без еды и воды – стандартная норма. Перевозят их в душных помещениях, не предназначенных для перевозки людей.  

Беседовал Тимур Савин

QHA