КИЕВ (QHA) -

Проект «Sarykhalil & Ramazan Project» - синтез четырех уникальных людей, и трех абсолютно разных миров, объединившихся воедино для того, чтобы создавать особенную, наполненную национальным колоритом, с современным оттенком музыку.

Сам музыкальный коллектив состоит из авторов Эльвиры Сарыхалил и Расима Рамазанова, украинско-американского гитариста и контрабасиста Андрея Арнаутова и американского барабанщика Дэна Курферста. Их музыкальный проект объединил национальный крымскотатарский колорит, джаз, модерн и импровизацию.

Пообщаться с музыкантами об их жизни, творчестве и планах на будущее удалось журналисту информационного агентства QHA.

У Вас состоялась презентация проекта «Sarykhalil & Ramazan project». Расскажите о том, как он был создан? 

Расим Рамазанов. Изначально я познакомился с Эльвирой Сарыхалил и ее творчеством, а она, соответственно, с моим. После этого она предложила сделать такой проект акустической музыки. Ну а позже к нам добавились уже другие музыканты - Дэн Курферст и Андрей Арнаутов. И вот так, постепенно, мы приобрели тот вид, который имеем сейчас. Что касается нашего знакомства с Эльвирой – я увидел видео с ней в интернете, и меня привлек ее необычный голос. Я решил изначально написать что-то для нее. И вот одна пьеса, которая войдет в наш альбом, была написана уже несколько лет назад для Эльвиры.

Вы упомянули новый альбом, который сейчас записываете. Каким он будет?

Расим Рамазанов. Наш альбом будет разноплановый. Там много разных композиций, и ни одна не повторяет другую. Там будет и баллада в современном стиле, близка к стилю R’n’B, и модернистские пьесы со сложной фортепианной фактурой. Это очень насыщенная музыка. Всего будет 11 композиций в альбоме, большую часть из которых мы представили на нашем выступлении в Киеве. В целом, в альбоме две народные композиции, одна из которых будет с моей обработкой. Остальные все будут авторскими песнями.

Как я понимаю, в альбоме будут собраны композиции абсолютно разных жанров?

Расим Рамазанов. Да, там совмещается много разных пластов. Знаете, на протяжении многих лет в голову приходили различные идеи, и мы это все собрали за последние несколько месяцев. У Эльвиры были какие-то мысли, и у меня, но мы занимались разной музыкой. А теперь получилось это воплотить. Каждый достал то, что у него было заготовлено раньше, и оказалось, что у нас есть много разных направлений. И потом, когда мы собрали этот альбом, оказалось много разных стилей из разных областей. 

           

Как в таком разном коллективе, где каждый музыкант самодостаточен, у вас получается сработаться?

Расим Рамазанов. Заранее высылался каждому материал, и все отслушивали его, после чего развивали свои идеи. А здесь, в Киеве, мы уже встретили, и услышали, как это все звучит в студии. Видимо все отлично подготовились, и все получается хорошо. 

Расим, расскажите о Вашей музыке и ее особенностях?

Расим Рамазанов. Изначально я начинал как композитор, и писал более авангардную музыку. А сейчас она начала впитывать в себя элементы этники. Ну а благодаря Эльвире она приобрела совершенный вид, она стала петь эти темы, которые я написал. Можно сказать, она приобрела по-своему аутентичный вид. Еще добавились элементы джаза и классической музыки.

Эльвира Сарыхалил. Я хочу добавить, что Расим не создает свой стиль искусственно, это настолько богато из него идет, и это так естественно. А еще он очень скромный человек, и не говорит, что у него есть сборник, который он выпустил еще когда учился в Москве, куда вошли 24 народные темы в полифонической обработке. Это очень сложно и для крымскотатарской музыки это большой вклад. Но, к сожалению, это может быть не очень популярно.

Почему такая выдающаяся музыка остается не замечена большинством?

Расим Рамазанов. Она не популярна. Чтобы она стала популярной, нужно ее переосмысливать, и делать что-то более адаптированное для масс.

Эльвира Сарыхалил. Может быть, в Крыму это не очень развивается, мало слушателей для такой музыки.

Расим Рамазанов. Популярна развлекательная музыка. Там, конечно же, если развитие своих жанров, но все это идет в другом направлении. Там развивается этническая музыка, только больше инструментальная, без композиторских наработок.

Эльвира Сарыхалил. Ну и все-таки это не очень популярно. Вот приезжает какой-то артист с Кавказа, который исполняет шансон, и это пользуется огромной популярностью, люди идут. Но как только местные артисты делают концерты, стараются, собирают интересные материалы, пытаются возродить старый фольклор, собираются в одну команду, играют, и при этом всем это меньше поддерживается. Но это все равно не сбивает с ног, по крайней мере, нас.   

Бытует такая фраза – «Музыка вне политики». Как Вы к этому относитесь?

Эльвира Сарыхалил. Музыка вне политики может быть только в том случае, если, например, я сама организую концерт себе. Вот он будет вне политики, так как это будет мой концерт и моя идея. А так, в концертах, которые организовываются нашим «обществом» в Крыму, которые занимаются культурой, лично у меня нет желания участвовать.   

Андрей Арнаутов. Когда произносится эта фраза - «Музыка вне политики», она вызывает некоторый когнитивный диссонанс. В основном большинство музыкантов используют ее в свое оправдание, чтобы не отказываться от работ, которые им предлагают в России, в других местах, и такая музыка никогда не была вне политики. Если взять многих известных композиторов, музыкантов, как в США, так и в Европе, они имели четкую гражданскую позицию. И многие из них были и борцами за права человека, за права национальных меньшинств. Многие джазовые музыканты в Америке, например, Чарльз Мингус, контрабасист, он был не просто музыкантом, но и общественной и политической фигурой, и во времена, когда поднялся вопрос о равенстве этнических меньшинств, многие музыканты выражали свою четкую гражданскую позицию. И мне, честно говоря, когда музыкант говорит: «Музыка мне политики», для того, чтобы придумать себе оправдание, чтобы сыграть концерт у оккупантов, кажется его позиция беспозвоночной и бесхребетной.

Эльвира Сарыхалил. Вот музыкант сам по себе может быть без политики. Я таких знаю, они играют хорошо, и могут это делать в любой стране мира, и не затевают эти вопросы, которые связаны с политикой. Но музыкантов в политику все равно втянут. Он выступил где-то там, и все равно какие-то определенные обстоятельства, люди, журналисты, в конце концов, могут все равно втянуть, заметить какой-то там момент, и сделать акцент на этом. А может он сам не занимается этими вопросами или идеями, просто от души делает свою музыку, и все.

    

Вопрос из похожей темы – как Вы относитесь к тому, чтобы привлекать на оккупированные территории украинских исполнителей для того, чтобы они популяризировали национальную культуру?

Андрей Арнаутов. Привлечь может только одно – профессиональный и грамотный пиар. Большинство населения, которое слушает музыку, они слушают в основном то, что им преподносят. Вот он едет в маршрутке, он включил радио, и там без разницы, что звучит. То, что там звучит, то человек и будет слушать. И стоит вопрос вкладывания в это финансовых средств, усилий, и формирования общественного мнения в пользу качественной музыки. Пока не будет некой сильной личности, которая может повлиять и поспособствовать смещению вот это самой общественной парадигмы в пользу качества – тут вряд ли что-то можно ожидать.   

А что касается закона, принятого Верховной Радой, об увеличении количества украинской музыки на радио. Вы его поддерживаете?

Андрей Арнаутов. Я поддерживаю это. Но вопрос, опять-таки, что такое украинская музыка? Крымскотатарская музыка ведь тоже украинская. Да, это совсем другой культурный пласт, но это все-таки Украина, и, соответственно, и музыка украинская.

Эльвира Сарыхалил. Крымскотатарская музыка является частью украинской культуры. Хоть нас не так много, но крымскотатарская музыка складывалась веками, и она несет в себе информацию еще с глубины времен. Сохранилась классика еще со времен Гази Герай-хана, есть оркестры, ансамбли, которые играют в Турции. В Украине оно еще не проникло в общую музыку, даже в классическую или народную. Я думаю, что все впереди. Есть много людей, которые хотят творить, есть много тех, кто работает на чистом энтузиазме, сейчас их очень много, есть безумно талантливые люди, с которыми мне довелось работать. И я удивляюсь, насколько каждый по-своему ощущает крымскотатарскую музыку, и украинцы, и американцы, столько наций, и каждый через свое сердце проносит эти смыслы и колорит, и создает какую-то новую форму, новое звучание этой музыки.  

Нет ли у Вас желания сделать всеукраинский тур, и что мешает тому, чтобы осуществить это?   

Эльвира Сарыхалил. Конечно, очень хотелось бы. Но мешает отсутствие времени. У нас Дэн, он очень востребованный музыкант в Америке, и у него есть только неделя для выступления и записи альбома с нами. В дальнейшем, конечно, мы хотим давать концерты по всей стране.

Дэн, хотелось спросить у Вас, ваши партнеры по проекту описали вас, как известного музыканта, расскажите о своем музыкальном прошлом.

Дэн Курферст. В Нью-Йорке у всех множество разных проектов, много чего происходит. Одна из главных команд, с которой я работаю на данный момент - это Ансамбль Фона, который является своего рода смесью северо-африканской музыки и джазовой импровизации, и еще один человек, это Фим Чупахин. Я встретил его в Нью-Йорке в прошлом году, и мы довольно много играли вместе, и у нас много совместных групп, которые играют и джаз, и лайв хип-хоп. Это такая связь, которая, похоже, есть и тут.

Считаете ли Вы Ваш проект с крымскотатарскими музыкантами особенным?

Дэн Курферст. Конечно. Я некоторое время прожил в Стамбуле, изучая музыку той части мира, и теперь для меня очевидно, что крымскотатарская и турецкая музыка довольно близки. Есть определенные музыкальные элементы, как музыкальные размеры 7-9-11. На Западе чаще присутствует одинаковая размерность, но в турецкой, крымскотатарской и арабской музыке это не так. Тут есть небольшие колебания. Иногда это делается практически  «по-научному», четкая четверть тона, полутон; иногда они об этом и не думают и не прописывают, просто понимают. То есть, они по-другому подходят к самому построению мелодии и это то, что мне на самом деле очень нравится, и поэтому мы работаем вместе.

Хотели бы представить такой проект в Америке?

Дэн Курферст. Конечно, представил бы с удовольствием

Понравилась бы такая музыка слушателям в США?

Дэн Курферст. Да, потому что в Нью-Йорке представлена и американская, и арабская, и африканская, и итальянская, и турецкая культуры, поэтому для людей стало естественным комбинировать совершенно разные вещи. И что касается крымскотатарской музыки, то в Нью-Йорке, конечно, есть много всего, но вот крымскотатарского творчества там еще нет. Надеюсь, что это может скоро произойти, и я думаю, людям она должна понравиться.

Собираетесь ли продолжать сотрудничество с украинскими музыкантами?

Дэн Курферст. Конечно. Мы сейчас заканчиваем записываться и сможем посмотреть какое внимание это может принести, и кому это понравится, и какие возможности это открывает. Когда мы с Эльвирой впервые встретились, я как раз был с женой в Харькове, и она просто пришла попрактиковаться, нужная связь возникла моментально. Для меня музыка - это не то, о чем я люблю много разговаривать, эта связь либо есть, либо ее нет.  И мы с Эльвирой можем не говорить на одном языке, но все равно друг друга понимаем, и эта связь с самого начала стала очевидной для меня и, думаю, для нее тоже. И я думаю, что это станет таким сотрудничеством, которое будет продолжаться и расти.

И напоследок, хотелось бы поинтересоваться, какие у Вас лично планы на будущее?

Дэн Курферст. Ну, я смотрю на этот сумасшедший мир, в котором множество проблем, и я считаю, что у каждого есть что-то, что он может подарить человечеству, чтобы ему помочь. У меня это - музыка, поэтому я хочу писать такую музыку, которая помогала бы людям, исцеляла бы их и хочется отдавать ее как можно большему количеству людей.

Андрей Арнаутов. Сейчас у меня есть абсолютно конкретная цель и задача, сейчас мое основное занятие – это продюсерская деятельность. Кроме того, у нас с Эльвирой есть совместный проект, который называется «Triangular Matrix». Это электронный проект, некий восточный этно-трип-хоп. Мы сделали запись альбома, который я в скором времени закончу. Он выйдет под названием моего лейбла Musipula Productions.  

Эльвира Сарыхалил. Я хотела бы дать несколько концертов в Крыму, в Бахчисарае, Симферополе и Судаке. Можно жить в Крыму, недалеко от Судака, и ни одного не сделать концерта. Вот сейчас там очень хочется спеть. Также есть отличный старый столетний сборник собирателей фольклора. Он попал мне в руки. И мне хочется сделать творческий вечер и исполнить все эти песни вместе с Расимом в Крыму.  

С музыкантами общалась Александра Шекера

ФОТО: QHA, интернет 

QHA