КИЕВ (QHA) -

Директор "Дома свободной России" Григорий Фролов рассказал журналисту Эдуарду Солодовнику в эфире Радио Hayat о работе организации, правах человека в Крыму, а также о санкциях против РФ.

Радио Hayat: Дом свободной России организован, когда начались определенные события на Донбассе и в Крыму. Когда я смотрел ваш официальный сайт, на первой страничке была новость о том, что заместитель главы Меджлиса Ильми Умеров был признан виновным в сепаратизме. Вы следите за событиями, которые происходят в Крыму и имеют отношение к крымским татарам?

Григорий Фролов: Конечно, следим. В данном случае не могу сказать, что мы оказывали большую информационную поддержку по делу Ильми Умерова, но мы посчитали очень важным опубликовать его последнее слово на суде для наших подписчиков, читателей, чтобы до них эти слова дошли. Я считаю, что Ильми поднимает очень важные вопросы.

Ситуация, в которой был открыт Дом свободной России в Киеве, совершенно непростая, но это логично: если бы не было гибридной войны и аннексии Крыма, то никакой Дом свободной России не нужно было бы открывать в Киеве. В данном случае наша организация является приютом для всех россиян, которые в связи со всеми этими событиями были вынуждены покинуть Россию и оказались в Киеве. Во-вторых, наша организация в значительной мере является инструментом борьбы с гибридной войной, инструментом противодействия дезинформации Кремля, инструментом создания правильных аналитических материалов для западных и украинских лидеров мнений, чтобы по целому ряду важных вопросов мы все обладали достоверной информацией, могли вместе заниматься публичной адвокацией, как по делам политических заключенных. Мы все понимаем, что, с одной стороны, на российский суд никак не повлияешь, тем более на российский суд, находящийся в Симферополе, но, с другой стороны, мы понимаем, что один из самых эффективных способов воздействия на путинский режим – это работа с мировым сообществом, с представителями других стран.

По делу Ильми очень большая часть нашей истории была в том, что наш фонд «Свободная Россия», который находится в Вашингтоне, оказывал очень большую поддержку Марку Фейгину и правовой команде Меджлиса, чтобы о деле Ильми и других политических узников из Крыма узнали и в Сенате, и в Конгрессе, и в ООН.

Радио Hayat: По вашему мнению, аннексия Крыма нарушила международные документы?

Григорий Фролов: Безусловно, мы считаем, что Крым был незаконно захвачен. Все решения, которые принимаются там, являются решениями оккупационной власти. То, что сейчас происходит в Крыму, словом «захват» называть немного неправильно, потому что происходит полная ассимиляция территории. Мы имеем очень большой приток населения с российского континента на полуостров. В первую очередь, это сотрудники силовых ведомств, сотрудники нового подкремлевского бизнеса.

Руководителем любого силового ведомства в Крыму обязательно будет человек, приехавший из России. Для сотрудников Центра по противодействию экстремизму или ФСБ — это способ получить звездочку на погонах, потому что можно поехать в Крым, задержать крымского татарина, сделать успешное уголовное дело, поехать в родной край и получить звание майора или подполковника.

Все гонения на Меджлис, религиозные меньшинства, ряд общественных организаций направлены на то, чтобы полностью искоренить любую альтернативную точку зрения. Мы все это уже видели в Чечне, в Краснодарском крае.

В данном случае мы имеем еще и факт замещения населения.

Радио Hayat: Есть ли на Донбассе российские войска?

Григорий Фролов: Наша позиция не отличается от международной и украинской. На Донбассе есть российские войска, это известно и подтверждено не только украинскими СМИ, украинским государством, это подтверждено независимыми источниками.

Когда наш фонд только открылся, еще до Киева, нашим первым проектом была адвокация и распространение доклада Ильи Яшина о происходящем на Донбассе, который был начат Борисом Немцовым и назывался «Путин. Война». Это был первый, очень символический шаг для нас, потому что убийство Бориса Немцова было чудовищным моментом.

Радио Hayat: Расскажите о Доме свободной России. Меня зацепило, что скоро открываются курсы украинского языка.

Григорий Фролов: У дома есть целый ряд направлений деятельности. Первое – гуманитарная программа, которая работает с россиянами, которые переехали в Украину. У нас есть юридическая приемная для этих людей, небольшой консультативный центр, чтобы этими людьми кто-то мог заняться, оказать им правильную правовую поддержку. Есть две категории людей – беженцы и люди, которые по идеологическим соображениям уехали в Украину.

Мы пытаемся заниматься созданием сообщества, чтобы все эти люди, которые имеют демократическую идеологию, знали друг друга.

Люди уезжают из России сотнями тысяч, многие из них – в Киев. Мы пытаемся работать с этой историей. Разница в том, что новая волна эмиграции очень сильно политизирована. За последние два-три года по всему миру появились организации российской политической миграции, появился наш фонд в Вашингтоне, теперь здесь в Киеве, появилась организация в Варшаве.

Курсы украинского языка – продолжение этой темы. Мы пытаемся покрывать нужды людей. Мы поняли, что в нашем сообществе существует запрос на изучение украинского языка.

Радио Hayat: Какие средства массовой информации Вы смотрите и читаете в Украине?

Григорий Фролов: Если говорить о российском медиарынке, то остается достаточно большое количество качественных медиа. Это «Медуза», «Слон», «Сноб». У украинских читателей всегда есть вопросы к любому российскому медиа, потому что там, например, пишут «на Украине». Так и будут писать дальше, потому что это часть журналистской традиции.

При этом есть «НВ» и целый ряд украинских медиа, которые хорошо работают и пытаются передать российскую картинку.

Американские медиа – тоже большая часть картинки.

Возвращаясь к теме языка, нас не раз спрашивали, не будет ли у нас курсов украинского языка. Мы договорились с «Безкоштовними курсами української мови», теперь раз в неделю у нас будут занятия. 20 человек записались.

Радио Hayat: Вы недавно были в Германии на выборах. Каковы ваши впечатления от этой поездки?

Григорий Фролов: Аналитика подобного рода мероприятий – большая часть работы, большая часть повестки. Выборы в Германии были интересны тем, что большую роль на них сыграл русскоязычный электорат. В него входят не только этнические русские. AfD (немецкая правопопулистская партия, которая считается дружественной Кремлю) начала активно заигрывать с этим электоратом. Они выпускали материалы на русском языке, у них были русскоязычные агитаторы. Два человека с русскими корнями прошли в Бундестаг. Практически не наблюдалось таких серьезных медийных вмешательств во внутреннюю повестку страны, как это было на французских, американских выборах. В Германии был инцидент про девочку Лизу, когда российские медиа раскрутили историю о том, что беженцы из арабских стран изнасиловали русскую девочку в Восточном Берлине. Оказалось, что это фейк. Немцы напряглись по этому поводу. Аналитики говорили, что после девочки Лизы Германия – это другая страна с точки зрения восприятия российской медийной угрозы.

На бумаге политика Германии по отношению к России не изменится, но я думаю, что вокруг России будет гораздо больше шума, потому что в Бундестаге теперь есть три шумные оппозиционные фракции, которые могут эту тему поднимать.

Радио Hayat: Почему фонд был создан именно в 2014 году? Тогда был аннексирован Крым, началась война на Донбассе.

Григорий Фролов: Поэтому и в 2014. Кроме прочего, Бориса Немцова убили в 2014 году. Я сам уехал в этом году в Америку. Мы встретились с коллегами и решили, что можем много чего делать из-за границы, тогда приняли решение создать фонд. С тех пор прошло три года. Я думаю, что мы достигли значительных успехов. Сейчас мы можем предоставлять информацию о вещах, связанных с Россией, на очень высоком уровне. Мы помогли достаточно большому количеству людей, которые убежали из России, легализоваться, смогли построить очень хорошие отношения с большим количеством стейкхолдеров по этому вопросу. Очень сильно чувствуем, что тренд изменился, в Америке готовы воспринимать правильную информацию о России, а не просто смотреть на то, что пишут СМИ. В Америке тема России была забыта на много лет. Советский Союз распался, ситуация стабилизировалась, основными приоритетными направлениями внешней политики были либо Ближний Восток, либо Китай, а тут вдруг аннексия Крыма, война. Было понятно, что в американском обществе есть большой запрос на то, чтобы понимать, что происходит. Мы этот запрос в значительной мере заполнили.

Дом свободной России – это в первую очередь площадка для разных публичных мероприятий. Мы делаем очень много брифингов, стараемся приглашать известных экспертов по России, приезжающих в Киев.

На следующей неделе у нас будет презентация книжки по “ленинопаду”. Несколько западных журналистов проехали по Украине и сделали очень много фотографий о том, что сейчас с этими Лениными. России декоммунизация тоже предстоит. Вся позитивная повестка эмигрантского сообщества строится вокруг идеи о том, что мы будем делать после Путина. Это очень важно, чтобы мы имели на руках какой-то ясный план, куда двигаться дальше, когда эпоха путинизма в России закончится.

С одной стороны, мы хотим работать именно на сообщество внутри России, с другой стороны, мы находимся в Киеве, нам нужно быть интересными для местного сообщества, чтобы люди могли прийти в Дом свободной России и понять, что не все русские – это те, которые Крым “отжали”.

У нас уже три месяца идет серия кинопоказов, это в основном фильмы BABYLON'13 вместе с ГО “Новый Донбасс”. Одним из первых мы показали фильм “Крым. Как это было?”.  У нас был полный зал.

Радио Hayat: Санкции против России эффективны, по вашему мнению?

Григорий Фролов: Смотря, что считать эффективностью. Люди, которые не занимаются международной политикой, экономикой, считают, что ввели санкции, а завтра все посыплется. Санкции не бьют резко. Санкции привели к тому, что Россия остановится в своем экономическом развитии на 20 лет. Это то, к чему приводят санкции.

Если мы говорим о том, как воздействуют санкции на простого обывателя, то в реальных деньгах уровень жизни россиян в среднем упал на 12%.

Есть не одно исследование, которое говорит, что все народные бунты на постсоветском пространстве происходили, когда страна приходила к определенному достатку. Это хорошая история, потому что эти трансформации происходили не из-за голодных бунтов, а из-за идеологического, нравственного желания людей поменять что-то в своей жизни. В этом смысле я не думаю, что путинский режим падет, но есть много других факторов. В России видно, что у людей появился запрос на перемены. Очень смешно, когда кремлевские политтехнологи сейчас пытаются писать программу нового срока Путина, они сами не знают, кто такой Путин 4-го президентского срока. Предыдущий был завоеватель, на него уже нет запроса.

На примере муниципальной кампании в Москве мы видим, что действительно тренд очень сильно меняется, запрос народа растет, мы движемся в правильном направлении. Были выборы в муниципальные советы. В этом году избрали более 260 оппозиционных депутатов. Это порядка 10% от общего числа. Это большой процент, адекватные люди. В Тверском районе, где Кремль, все депутаты оппозиционные, в Гагаринском районе, где МГУ и голосовал Путин, тоже все депутаты оппозиционные.

С другой стороны, мы наблюдаем кампанию Алексея Навального, который поехал в тур по стране. У него везде по несколько тысяч человек приходит на митинги.

Радио Hayat: Такое ощущение, что его используют, что информацию ему подсунули конкуренты Путина.

Григорий Фролов: Я не знаю, откуда у него была информация по Дмитрию Медведеву, я не исключаю, что они сами все нашли, возможно, им это кто-то подкинул. Суть в том, что в России, кроме крайне коррумпированного президента, есть крайне коррумпированный премьер-министр и еще много кто. Атака на Медведева была интересна тем, что Медведев всегда был выражением самого либерального, что есть в путинском режиме. Никто не воспринимал Медведева, как главного коррупционера в стране. Все считали, что Медведев – парень помягче, а Навальный показал, что в этом режиме даже уборщица ворует.

Если коммуницировать с народом только из концепции «Россия без Путина», ничего не получится. Мы через это проходили. Люди не привыкли поддерживать устойчивую коммуникацию через исключительно негативные месседжи. Невозможно достучаться до людей где-нибудь в Благовещенске, у которых, кроме «Первого канала», никакое телевидение не вещает, о том, что нужно выходить против кровавого диктатора. Нужно говорить о каких-то более приближенных к людям вещах.

История с Соловьевым очень характерно показывает дух времени. Он ответил очень прямо. Он сказал, что не госслужащий, поэтому у него может быть сколько угодно денег. Но мы же понимаем, что человек работает на государственном канале, является ведущим пропагандистом и говорит: «Я богат, поцелуйте меня в пятку». Ему это аукнется.

Радио Hayat: Будут ли меняться украинско-российские отношения к лучшему в ближайшие 5 – 10 лет?

Григорий Фролов: Я думаю, что все сильно зависит от нас и от того, что будет в России. Я думаю, что развязка не так далеко, очень важно, чтобы мы смогли сохранить контакты между людьми до того момента, когда в России будет возможность коммуницировать на другом уровне. Если мы хотим, чтобы проблема Крыма и проблема Донбасса были решены, нам очень важно сохранить какие-то контакты, чтобы пережить эту ситуацию, восстановить справедливость и наказать виновных, нормально идти в будущее, уважая друг друга. 

Источник: Радио Hayat

QHA