КИЕВ (QHA) -

Ректор Таврического национального университета имени В. И. Вернадского Владимир Казарин рассказал журналисту Александру Воронину в эфире Радио Hayat о перемещении вузов с оккупированных территорий и работе университета в Киеве.

Радио Hayat: Из аннексированного Крыма поступила информация о задержании крымских татар. Это вдобавок к тем людям, которых задержали раньше, к тем приговорам, которые получили лидеры Меджлиса Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров. Как вы считаете, как украинская и мировая общественность могут повлиять на российские власти, нарушающие права человека?

Владимир Казарин: Во-первых, я хочу сказать, что люди, о которых вы говорите, мне лично знакомы. С Ильми Умеровым мы находимся многие годы в дружеских отношениях. Я знаю целый ряд других имен крымскотатарских деятелей, которые или были арестованы, или были изгнаны из Крыма. Кто-то исчез бесследно. Я думаю, что когда-нибудь тайна их исчезновения откроется. И, боюсь, результат будет невеселый. Я думаю, что имеет место обыкновенная акция геноцида крымских татар, связанная с тем, что они наиболее последовательно и наиболее остро реагировали на то, что происходит в Крыму. Это расправа. Я думаю, что те, кто затеял эту расправу, кто ее осуществляет, может быть, внутренне начинает осознавать, что наступит время, когда придется отвечать за все, что они сделали. Я рад тому, что силовые органы на материковой части Украины фиксируют все эти случаи. Многие студенты Таврического университета – крымчане, когда им становится известно об очередных фактах такого рода, они тоже обращаются с жалобами в соответствующие инстанции, защищают своих родных, своих близких, знакомых. Нам всем надо пройти через это, выдержать все это, но я не сомневаюсь, что счет мы предъявим тем, кто это организовал, в полной мере.

Радио Hayat: Вы ощущали эти титанические сдвиги, что в самой России что-то неладно, что речь пойдет о применении грузинского сценария?

Владимир Казарин: У меня в этом смысле есть отчасти личный опыт, который настраивал меня на то, что это может произойти. С 2006 по 2010 год, во времена президентства Виктора Ющенко я был в Севастополе на чиновничьей работе. Я был первым вице-губернатором Севастополя. Это именно то время, когда произошла война 08.08.08. Я имел честь в аэропорту Бельбек встречать президентов, которые собирались лететь в Тбилиси на митинг в защиту Грузии. Я видел, как уходили корабли Черноморского флота вместе с ракетным крейсером «Москва», чтобы осуществлять морскую поддержку этих преступных действий. Я видел настроения военных в Севастополе. После этого Севастополь демонстративно подписал договоры о дружбе и сотрудничестве с Поти, Батуми, Тбилиси, выразив поддержку им всем. В ответ мы встретили молчаливую и ожесточенную реакцию со стороны командования Черноморского флота. У нас резко ограничились всякого рода контакты, встречи, согласования мероприятий. Уже тогда с моими друзьями я говорил, что, если это совсем рядом с нами, в Грузии, произошло, и учитывая то, как они себя сегодня ведут, думая, что они – победители, есть основания думать, что этот сценарий может быть однажды опробован в Украине. В итоге он был опробован.

Радио Hayat: Вы могли бы остаться на своей преподавательской работе, возможно, меньше проявлять активность. Что заставило вас покинуть полуостров?

Владимир Казарин: В Крыму, я полагаю, всем было понятно, что я никогда не мог бы с этим всем согласиться. Моя личная борьба против всего этого началась в феврале 2014 года. Это и многочисленные выступления по радио и телевидению, интервью, которые я давал многочисленным зарубежным СМИ. 2 февраля был опубликован инициированный мной документ-обращение к крымчанам ректоров, проректоров и ученых Крыма разных вузов с призывом проявить выдержку и не поддаваться на те провокационные призывы, которые тогда уже начали звучать со стороны пророссийских пропагандистов. Я хочу сказать, что мы с коллегами тогда, в 2014 году, понимая, что дело идет к оккупации, Таврический национальный университет будет закрыт, ликвидирован, с лета-осени 2014 года начали переговоры с Министерством образования и науки с вопроса  почему по донецким вузам вы издаете приказы о переводе на свободную украинскую территорию, а по крымским вузам нет таких приказов. Тогда нам сказали, что нужно выступить с инициативой, писать письмо.

Я знаю всех этих людей в Крыму, я знаю, кто такой Аксенов, кто такой Константинов, потому что в разные времена я был на разных должностях, я был вице-премьером Автономной Республики Крым, депутатом двух созывов крымского парламента. Я знал, что вся эта порода людей не имеет принципов, у них есть один подход  интерес. Если он заставит их перейти на чью бы то ни было сторону, они перейдут, что и произошло. В наших отношениях никогда не было компромисса, поэтому такие одиозные московские деятели, как Затулин, Дугин, Жириновский лично обо мне отзывались отрицательно. В одной своей статье я писал, что если Константин Затулин меня ругает, я могу спокойно жить, я все делаю правильно.

Радио Hayat: Как вам удавалось восстанавливать вуз?

Владимир Казарин: Это была достаточно легкая работа. Крымские студенты сразу поднялись, они все участвовали в акциях протеста, они уходили из университета и принимали участие в разного рода пикетах и шествиях. Группа Сенцова состоит из 4-х человек, два из которых – студенты Таврического университета. Это по обмену вернувшийся Геннадий Афанасьев, он был юристом, а Александр Кольченко, отбывающий наказание, был географом. Многие другие студенты во всем этом участвовали. Более 15 тысяч крымских студентов, а это третья часть всего студенчества Крыма, уехали на материковую часть Украины. Среди преподавателей Таврического университета уехало 40%. Они работают в вузах Украины от Львова до Днепра. Но все они хотят на 0,5, на 0,25 ставки зачислиться в Таврический, чтобы подчеркнуть свое крымское происхождение.

1 января 2015 года в Крыму создали так называемый «Крымский федеральный университет», ликвидировав для этого все украинские вузы в Крыму. На момент создания там было 76 тысяч человек, это преподаватели, сотрудники и студенты. Через три года там осталось всего 27 тысяч человек.

Когда крымская молодежь узнала о введении в Украине безвиза, у нас вдвое увеличился поток студентов, переводящихся из Крыма в Таврический университет. В этом смысле студенчество и преподаватели ногами проголосовали против этой оккупации.

 Радио Hayat: Какая статистика по переселению студенчества?

Владимир Казарин: Переведено из оккупированных территорий Крыма и Донбасса 18 университетов. Из Крыма мы и 17 – из Донбасса, которые переводили по приказу министерства. Наш переезд был сугубо нашей инициативой. Мы – единственный университет, который был переведен в Киев. Наши отцы-основатели, открывавшие в 18-м году университет в Крыму, поступили очень мудро. Мы открывались как филиал Киевского университета имени Святого Владимира (сегодня КНУ имени Т. Г. Шевченко).

Вернадский понимал, что возрождение общества возможно только через образование, поэтому посредине гражданской войны он создавал университеты. Когда «белым» пришлось уходить из Крыма в 20-м году, пытаясь спасти молодых «белых» офицеров или солдат, он переодевал их в гражданскую одежду и рассаживал в аудитории как студентов.

Вернадский говорил, что никаким другим образом восстановить разрушенную страну, кроме того, как вырастить новое поколение людей, способных это делать, невозможно. Он собрал блестящую плеяду профессоров.

Университет, созданный нами, вернулся в Киев. Нам очень активно помогает Министерство образования и науки в лице предыдущего министра Сергея Мироновича Квита и нынешнего Лилии Михайловны Гриневич, нам помогает Кабинет министров Украины. Мы, переселенческие вузы, помогаем друг другу, к нам в университет поступают дети из Донбасса, у нас работают также преподаватели с оккупированных территорий Донбасса.

Я думаю, что государство должно уделять немного больше внимания исполнению принятых решений. Например, есть прекрасный закон об оккупированных территориях. Ему почти 2,5 года. Там есть статья, которая гласит, что студенты с оккупированных территорий могут продолжать образование на свободной территории Украины на условиях госзаказа и получения бесплатного общежития.  До сих пор ни разу эта статья не исполнялась. Раза три нам говорили, что с первого января,  с первого сентября будем выполнять, но не получается. Политический резонанс этого решения был бы громадным, потому что некоторые уезжают туда и говорят, что на самом деле стипендии не дают, общежитие не предоставляют, написали, но не делают. Мы совершаем ошибку, когда недостаточно о них заботимся.

Радио Hayat: Недавно была принята новая редакция закона об образовании. Как вы оцениваете законопроект и реформу высшей школы, которая проходит?

Владимир Казарин: У нас очень хороший закон о высшем образовании, который был принят в 2014 году, а окончательно вступил в силу в 2016 году. Он европейский. Там провозглашена полная автономия университетов. Это хороший закон, но он очень медленно реализуется.

Что касается среднего образования, то меня беспокоит только одно. Я понимаю, что образование глубокое и разностороннее, нужно многое усвоить, но 12 лет учебы при 6- или 7-летнем поступлении на учебу... Молодые люди должны окончить школу в 19 лет. Мне кажется, что они чуть-чуть пораньше должны уходить в реальную жизнь. Не задерживаем ли мы ребенка слишком долго в пеленках?

Радио Hayat: Может ли наша законодательная власть пересмотреть некоторые решения?

Владимир Казарин: Я думаю, что все может быть пересмотрено. В ряде стран по достижении 16 лет за человеком закрепляют квартиру, все проблемы государство решает. Самая развитая по уровню жизни страна – это Норвегия. Где-то рядом Дания. Но самый большой процент самоубийств именно в Норвегии и Дании. Надо, чтобы иногда молодежь сталкивалась с реальностью в более раннем периоде.

Радио Hayat: Лет 10 назад была информация о том, что Украина чуть ли не первая в мире по числу студентов на душу населения. Потом началась кампания по лицензированию. Где здесь золотая середина?

Владимир Казарин: По количеству вузов мы одно время точно были лидерами. Их расплодилось очень много. Треть – это просто фабрики по выдаче дипломов.

В этой связи иногда раздаются голоса о том, что не нужно всем получать высшее образование. Я с этим категорически не согласен. В XXI веке все становится очень сложным. Это век, когда мы будем учиться всю жизнь. Нужно переучиваться, осваивать новые программы. На уровне школьного образования нельзя будет себя найти. Я думаю, что это абсолютная истина.

Радио Hayat: Травма после конфликта у украинского и российского народов, наверное, останется надолго.  Каково ваше мнение на этот счет?

Владимир Казарин: Я думаю, что с переменой политической элиты, в первую очередь российской, многие проблемы, которые сегодня кажутся острыми, уйдут вместе с Путиным и его окружением. Я думаю, что до конца 2017 года произойдет очень много неожиданного в российском политикуме, мы увидим довольно крутые перемены, которые там будут происходить. Мне нравится, как один из политиков сказал про крымскую ситуацию: «Так же неожиданно, как забрали, так же неожиданно и вернут». Это произойдет в одночасье.

Главный вопрос в том, чтобы перемены, которые приближаются, не ввергли нас в глобальный хаос.

Радио Hayat: У вас есть ощущение, куда катится мир?

Владимир Казарин: Я думаю, что если мир не вернет себе серьезных и ответственных политиков, если мир не справится с этой проблемой, нам придется пережить трудные времена.  Я надеюсь на мудрость украинского народа, который не даст себя втравить в популистские игры и выберет людей, которые смогут эту проблему адекватно решить.

Радио Hayat: Последний вопрос мы задаем всем гостям программы «Вечерний хаят». Слово «хаят» означает «жизнь». Что для вас жизнь?

Владимир Казарин: У меня недавно, 6 дней назад, родилась внучка. С ее рождением я осознал многие вещи. Я думаю, что жизнь состоит из повседневных радостей каждого дня. Это проснуться, позавтракать, увидеть близких людей, переговорить с соседом в подъезде. Если у нас есть это наполнение жизнью, тогда имеют смысл политика, наука, журналистика. Если фундамента повседневной жизни и умения радоваться каждому дню нет, все остальное – это вымышленная комедия.

Источник: Радио Hayat

QHA