КИЕВ (QHA) -

Но пока часть информационного пространства радостно возвещает о долгожданном начале контрпропагандистской работы на Западе, а другая – печально констатирует фактическую игру Великобритании по российским правилам (то есть вне правовых норм), сама суть вопроса отодвинулась в тень.

«Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!» (Михаил Булгаков. «Мастер и Маргарита»)

Разобраться с перипетиями британских приключений «Раша Тудэй» и ее редактора Маргариты Симоньян мы попросили медиэксперта из Центра исследований армии, конверсии и разоружения Дмитрия Козлова.

Как QHA уже информировало, недавно Дмитрий вместе со своим коллегой по Центру Валентином Бадраком презентовали аналитическое исследование «Информационный фронт Кремля».

Эта аналититическая работа представляет собой обзор, так сказать, тактико-технических данных разнообразного по калибру и радиусу поражающего действия пропагандистского оружия, которое РФ применяет для обстрела умов не только россиян (уже достаточно зомбированных), но и беспечных иностранцев.

Дмитрий, при всем том, что ваше исследование довольно точно освещает цели и разнообразные методы деятельности нынешнего российского «агитпропа», пришедшего на смену примитивному советскому, однако в разделе, посвященном персоналиям, вы немало места отводите куратору телеканала RT и международного информационного агентства «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву, но забываете о фигуре его главного редактора Маргарите Симоньян, посаженной на руководство каналом в самом начале знакового 2014 года.

– Думаю, при переиздании обязательно дополним! В первом же издании упор сделан на сам феномен и на более раскрученные и знаковые персоны. Хотя фигура Симоньян заслуживает, конечно, отдельного разговора, тем более еще в августе 2014 года  Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания Украины включил ее имя в список 49 журналистов и руководителей телеканалов России, которым может быть запрещен въезд на Украину. Правда, само решение о запрете въезда, а также обнародование списка тех, кому запрещен въезд в страну, насколько я помню, находится исключительно в компетенции СБУ.

Объясните тогда суть того информационного шума, который поднялся из-за новости о финансовых неприятностях одного (пусть и одиозного) телеканала, с продукцией которого у нас не все знакомы (в отличие, скажем, от 1 канала, РТР, России-24, «Звезды» и НТВ), поскольку он традиционно работает на западное и восточное «забугорье», вещая на английском, немецком, испанском и арабских языках?

– При ближайшем рассмотрении, в истории со счетами RT в действительности лежит пустяк, стараниями самого телеканала и Кремля (что суть одно и то же) раздутый до первополосных масштабов и ставший, по сути, очередной российской информационной операцией, новым куплетом старой песни «Притеснение правдивых российских СМИ враждебным Западом».

На самом же деле случилось следующее: 17 октября британский банк NatWest, по сообщениям его представителей, уведомил одного из поставщиков телеканала RT – компанию Russia Today TV UK Ltd – о намерении закрыть счета клиента через два месяца. Компании было предложено найти альтернативу за пределами группы группа The Royal Bank of Scotland, в состав которой входит NatWest. В том же случае, если альтернатива не будет найдена, остаток средств на счетах будет возвращен клиенту в виде чека.

При этом представители банка, а также официальных британских структур неоднократно подчеркивали, что речь не идет о блокировке, счета открыты и действуют, банк ведет переговоры с компанией и ситуация в целом не имеет никакого отношения к действующим или планирующимся санкциям против РФ. А счета собственно RT в этой истории не фигурируют, и закрывать их, как и препятствовать деятельности канала на территории Соединенного Королевства, никто не планирует.

Только и всего? Согласитесь, такой сюжет наезда коварных британцев скучноват в эпоху гибридных войн…

– Действительно. Но тем не менее эта пресная реальность, как уже много раз бывало, показалась работникам пропагандистской машины Кремля вполне оправданной основой для нового «сюжета».

После гневных заявлений главреда RT Маргариты Симоньян о «политическом решении» и «диком давлении» на телеканал в Европе и Великобритании пропагандистская сирена завыла на максимальной громкости, с привычной язвительностью представителя МИД РФ Марии Захаровой и совсем уж крупнокалиберными заявлениями ее шефа, полными возмущения и угроз «ответными мерами».

Вишенкой на торте послужило обращение Союза журналистов России в Национальный союз журналистов Великобритании и Ирландии и в Международную и Европейскую федерации журналистов по поводу «вопиющего нарушения норм и принципов свободы распространения информации».

А чем это все закончилось?

– Пока что история находится в процессе развития, и говорить об итогах преждевременно, однако выделить основные характерные черты, как и предположить отсутствие сколько-нибудь серьезной западной реакции на очередные кремлевские эскапады можно уже сейчас.

Налицо классическая информационная тактика РФ, когда ничем не примечательное, даже рутинное событие, практически не затрагивающее интересов РФ в Великобритании, раздувается, трансформируется и постепенно подменяется собственно кремлевской повесткой, быстро затмевая и меняя до неузнаваемости реальность. В результате как сторонники, так и противники «давления на российские СМИ» уводятся от главного факта: никакого давления, по сути, не было и нет.

Давайте поговорим об общем феномене кремлевского информационного фронта. О чем, по-вашему мнению, свидетельствует такое положение вещей, при котором о российской аннексии Крыма и агрессии на Донбассе в западном эфире говорят не так часто, как нам, украинцам, хотелось бы, зато имеется далеко не единственный случай, когда российская пропаганда в буквальном смысле делает из мухи слона и высыпает свои бредни «на головы беспечных парижан», как пел Высоцкий?

– Данный частный случай адекватно иллюстрирует общую ситуацию в мировом информационном пространстве, ставшем ареной беспрецедентной медиавойны со стороны РФ против погружающегося во внутренний кризис Евросоюза, покинувшей его Великобритании и других элементов фрагментирующегося Западного мира.

Кстати, постоянно упоминаемая в этом контексте эпоха холодной войны, на мой взгляд, имела принципиально иной характер, однако это противостояние позволяет извлечь некоторые уроки и сегодня.

Прошлое Запад ничему не научило?

– Научило. Достаточно сравнить качество работы «вражеских голосов» эпохи маккартистской «охоты на ведьм» 40-50-х годов, когда Запад в борьбе с советским агитпропом часто сам применял топорные (по сути, «зеркальные») меры, и теперь, когда он пришел к закономерному выводу о невозможности противостояния московской пропаганде аналогичными методами, не отрекаясь при этом от собственных ценностей.

В результате была выработана куда более эффективная стратегия, итогом которой стало постепенное убеждение широких масс населения стран Восточного блока в преимуществах западного образа жизни.

Поскольку я – человек старшего поколения и во многом сформировался не без влияния «коротких волн» (на которых вещали «Голос Америки», «ВВС», «Немецкая волна» и «Радио Свобода»), смею утверждать, что преимущество рынка перед планом ощущали все советские граждане, без всяких «голосов», а думающих людей в советской пропаганде больше всего раздражало замалчивание трагедий прошлого и отсутствие информации о текущих внеплановых происшествиях. К примеру, если бы не гибель летом 1979 года целой футбольной команды – ташкентского «Пахтакора»  то о той авиакатастрофе в советской прессе не было бы даже куцей информации. Поэтому в свое время был популярен такой стишок: «Есть обычай на Руси – на ночь слушать Би-Би-Си».

– Согласен, с тем, что Запад наиболее эффективно работал в информационном поле именно в 70-80-е годы.

Но после перестройки, в 90-е, Запад, уверовавший в концепцию Фрэнсиса Фукиямы о конце истории и грядущем вечном торжестве либерализма, вероятно, совсем расслабился?

– Безусловно. Ведь сегодня ситуация выглядит совершенно иначе, чем при Горбачеве и Ельцине. Россия, являющаяся, по сути, банальной клептократией с относительно либеральным (по меркам какой-нибудь КНДР) информационным полем, создала совершенно новый, доселе в таких масштабах в истории не встречавшийся, пропагандистский аппарат, раз за разом эффективно, живо и динамично конструирующий, разрушающий и вновь создающий эклектичный, постмодернистский информпродукт и управляемый людьми куда более мотивированными (в том числе материально), чем их сонные советские предшественники.

При всей одиозности советской системы и ее идеологии (не говоря уже об омерзительности практики) – она была внутренне стройна и едина. Сейчас в программных заявлениях и действиях российских политиков – такая эклектика, что хоть святых выноси. Вместе с тем, как говорят российские медиациники, «пипл хавает», ну а рекламодатель – деньгу несет…

– Начнем с того, что не только частник финансирует пропагандистскую «Нашу Рашу» (имею в виду не юмористический проект, а весь российский телевизионный продукт), но и государство. У той же «Russia Today» в год, предшествующий оккупации Крыма, только официальный бюджет составлял 11,2 млрд рублей, но Путин дал указание, несмотря ни на какой кризис и санкции, финансирование это не сокращать.

Вы упомянули название одного популярного юмористического проекта. «Когда человечество смеется, оно расстается со своим прошлым»,  говорил классик. В контексте античного диптиха «хлеба и зрелищ» – хочется спросить о трансформации последнего продукта. Раньше политическая сатира торжествовала на главных кнопках российского ТВ. Достаточно вспомнить легендарные «Куклы» Виктора Шендеровича на НТВ. А что сейчас? Имею в виду не смельчаков типа Орлуши или Михаила Ефремова, чьи выступления преимущественно появляются на Ютубе, а сюжеты этого жанра на 7-8 главных российских телеканалах, которые смотрит массовый зритель  опора путинского электората.

– Деградацию жанра политической сатиры на большом ТВ легко проследить, сравнив уровень критики первого лица в том же КВН при Ельцине и при Путине. Сейчас все репризы вокруг президента (впрочем, как и вокруг Кадырова) строятся на эксплуатации комплиментарного тезиса «строг, но справедлив». Хотя что тогда, что сейчас – тот же Константин Эрнст несменяемо сидит и в кабинете шефа Первого канала, и параллельно в кресле члена жюри этого масляковского детища…

Но юмор, «развлекаловка» – это десерт, а как же с хлебом телевидения: новостями и политической аналитикой?

– Увы, в большинстве своем она переместилась в ту нишу медийного продукта, который проходит по ведомству неприкрытой пропаганды…

А изменились ли цели и методы этой пропаганды?

– Конечно, вместо предыдущей «сверхзадачи» – идеологической победы над конкурентами – режим, в основе своей лишенный идеологии, использует агитпроп в сугубо охранительных целях, подменяя реальность политтехнологиями и все больше подчиняя им даже реальную (в том числе внешнюю) политику.

В этих условиях современное российское общество – от его рядовых представителей до самих генерирующих пропаганду элит – отличает своего рода идеологическая шизофрения, когда люди одновременно ведут абсолютно западный образ жизни, потребляют западные товары и культурный продукт, посещают западные страны, и в то же время исповедуют яростный, но поверхностный антиамериканизм и примитивный консерватизм.

Подобная ситуация удобна для Кремля, который никогда и не думал о более глубокой трансформации мышления в стране, поскольку, во-первых, опять же, для поддержания стабильности режима достаточно и нынешней конфигурации, а во-вторых, Путин и его окружение сами в своих потребительских предпочтениях являются носителями искаженных, но западных в основе своей ценностей.

«Раша тудей» нацелена на зарубежье, но для Кремля, наверное, важнее заангажировать собственный телевизионный и избирательный электорат?

– В силу этого, российская пропаганда, собственно, и направлена прежде всего внутрь страны, решает сугубо тактические задачи и не является, подобно левым идеям начала ХХ века, смертельно опасной угрозой Западу, не претендуя на формирование полноценной альтернативной идеологии (подобной, например, радикальному исламу). Западные лидеры прекрасно это понимают и не слишком озабочены деятельностью московских пропагандистов, осознавая то, что в плюралистическом информационном пространстве – незыблемом и старательно оберегаемом институте западной цивилизации – голос Кремля будет лишь одним из многих, и при этом далеко не самым убедительным.

Истинную угрозу Западу сегодня несут внутренние вызовы в виде проблем мигрантов, потенциальных террористов, роста радикальных настроений и центробежных тенденций в ЕС – факторов, которые Кремль, без сомнения, по мере сил подогревает, но которыми, при всем желании, не дирижирует.

Как сказать! Судя по скандалу с хакерской атакой на избирательный штаб демократов в США, Кремль от робкого солирования и аранжировки пытается иногда перходить к полноценному дирижированию с элементами провокативной режиссуры. Не случайно тот же создатель энциклопедии компромата «Викиликс» Джулиан Ассанж значится среди постоянных авторов «Раша Тудэй».

– Да, я согласен, что, в отличие от прошлого, когда «Радио Москва» вещала из дому, сейчас упор делается на зарубежные корпункты и на формирование штата из числа лояльных Кремлю журналистов, типа британского провокатора Грэма Филипса.

Хотя стоит вспомнить и других, более вменяемых западных журналистов – Уильяма Данбара, Лиз Уол или Сару Ферт, которые все же решили остаться журналистами и покинули канал после ряда оголтелых сюжетов типа распятых русских мальчиков на Донбассе. А последняя из перечисленных ушла в знак протеста против ангажированного освещения телеканалом катастрофы «Боинга-777» в Донецкой области, где вину за сбитый лайнер возлагали на Украину.

Тем не менее, нужно четко осознавать, что экономическая пропасть между Западом и РФ никуда не делась, и именно она служит надежной гарантией провала любых антизападных пропагандистских усилий. В то же время задачу трансформации российского общества и его идеологии Запад, вопреки кремлевским идеологемам, после краха СССР перед собой не ставил и не ставит ввиду крайне незначительной роли РФ в мировой экономике.

Слово «запад» одни расшифровывают в старомодной трактовке – все, что западнее бывшей ГДР, а другие включают сюда и страны Балтии. Уровень информационной уязвимости у постсоветских соседей РФ все же выше, чем на традиционном Западе, который возле Гринвича?

– Действительно, для стран постсоветского пространства (интересами которых Запад, опять же в силу их низкого экономического веса, не слишком озабочен) российская пропаганда несет угрозу принципиально иного, экзистенциального уровня. Причем зачастую в виде своего рода побочного эффекта, когда Кремль готов разрушать целые государства для формирования нужного медиаконтента ради решения своих внутренних задач.

И если искаженная медиарельность, порождаемая Москвой, для западных государств с их мощными устойчивыми институтами, вековыми традициями и монолитными общими ценностями является лишь досадной, но незначительной проблемой, от которой на фоне куда более серьезных вызовов проще отмахнуться, то в странах, граничащих с путинской Россией, она порождает ключевой вопрос, когда-то стоявший перед Западом: возможно ли эффективно противостоять информационной агрессии, не допуская перерождения своей информационной среды в такого же монстра, как у противника?    

И что же делать с таким монстром, как «Раша Тудэй», и ему подобными?

– Думаю, лучший способ противостоять лжи – это правда, как ни пафосно это звучит. В технологическом плане это означает постоянное (я бы даже сказал – посюжетное) разоблачение ляпов, постановочных сюжетов и других способов манипуляции и откровенной лжи.

Напомню, что если в январе 2010 года американские аэропорты сочли рекламные плакаты RT лишь неполиткорректными и отказали в их размещении, то с началом агрессии РФ против Украины телеканал сделал огромный шаг в сторону пропаганды и манипуляции.

Например, в конце июля 2014 года британский медиарегулятор Ofcom начал расследование поступивших от зрителей жалоб по поводу предвзятого освещения телеканалом Russia Today крушения «Боинга». В организации сообщили, что в отношении вещателя поступили четыре жалобы, связанные с репортажами о сбитом самолете, три из которых были связаны с предвзятостью телеканала и одна – с видеосъемкой жертв катастрофы. Представители телеканала с обвинениями, конечно, не согласились.

А год назад, в сентябре 2015-го, этот же регулятор уже обобщил деятельность телеканала, отметив, что за последние десять лет «Раша Тудэй» 14 раз нарушила правила вещания, а в трех программах в марте и июле 2014 года были выявлены «значительные недостатки»: отсутствие второй точки зрения, ее недостаточное использование, подача искаженного представления и отсутствие объективности. Материалы касались гражданской войны в Сирии и вооруженного конфликта на востоке Украины.

В конце беседы, резюмируя, отмечу, что проблема взаимоотношения фундаментального права человека на свободу слова и необходимости отпора манипуляционным технологиям влияния на сознание (а то и на подсознание, включая технологии нейролингвистического программирования) действительно существует. Обидно то, что наши бывшие соотечественники, проживающие восточнее хутора Михайловский, разучились критически мыслить и даже хрестоматийные слова Пушкина «Ах, обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад» воспринимают не как лирику, а как девиз готовности к перманентному самооболваниванию…

Благодарю за столь обстоятельное интервью!

А нашим читателям напомню, что 21 октября, как мы уже писали, Европарламент в первом чтении рассмотрит проект резолюции о противодействии пропаганде со стороны России и террористической группировки «Исламское государство».

Беседовал Александр Воронин

ФОТО: QHA, интернет

QHA