СИМФЕРОПОЛЬ (QHA) -

Об ошибках Путина и его желании продолжать жить в мифах, об уменьшении приговоров фигурантам по делу «Хизб ут-Тахрир» (победа или поражение?), о неудачно разыгранной Россией «украинской диверсии» и о многом другом читайте во второй части интервью с первым заместителем председателя Меджлиса крымскотатарского народа Нариманом Джелялом.  

«Единственное, в чем их обвиняют, – в том, что они собирались и обсуждали вопросы, как было бы лучше жить, какое государственное устройство, по их мнению, было бы лучшим. Называется ли это халифат, демократия или как-то по-другому – это мысли человека, свободное мнение и убеждение».

QHA: Нариман-бей, адвокаты по «делу Хизб ут-Тахрир» сказали, что уменьшение срока тюремного заключения с 17 до 7-5 лет – это победа. Вы тоже так считаете?

Нариман Джелял: На 99,9 процента мы понимали, что будет приговор обвинительного характера, что их накажут. Этой системе нужны некие крымскотатарские, мусульманские террористы. Так работает российская система, она опробована на Кавказе, в Башкирии и других мусульманских регионах. Ту же самую модель ФСБ полностью внедряет сегодня в Крыму. Виновны эти люди или невиновны – но эта система уже внедрена.

Во-первых, «дело Хизб ут-Тахрир» – условное название, потому что нигде и никем не доказано, что эти люди являются членами Хизб ут-Тахрир. Мы знаем, что многие из обвиненных, из этих 14 человек, которые по аналогичным статьям находятся в следственном изоляторе, не являются членами Хизб ут-Тахрир. Поэтому важно подчеркнуть, что это условное название.

Во-вторых, мы считаем, что этих людей преследуют не просто за членство в каких-то организациях, а за религиозные убеждения, за взгляды. Эти люди не готовили терактов, они не совершали каких-то действий, подрывающих существующий государственный конституционный строй. Они не изготовляли оружие или взрывчатые вещества. При обыске у них ничего подобного не было найдено. Единственное, в чем их обвиняют, – в том, что они собирались и обсуждали вопросы, как было бы лучше жить, какое государственное устройство, по их мнению, было бы лучшим. Называется ли это халифат, демократия или как-то по-другому – это мысли человека, свободное мнение и убеждение.

И на прямой вопрос сотрудники ФСБ ничего другого сказать не могут, кроме: «Да, эти люди собирались, да, эти люди что-то обсуждали, да, они читали запрещенную литературу». Но это очень похоже на те фантастические произведения о запрещенных картинах, фильмах, которые в больших количествах в свое время писались. Очень тяжело видеть эту фантастику в реальности.

То, что этих ребят наказали, печально. Но мы поговорили с адвокатами и с той активной частью наших соотечественников, которые постоянно посещают суды, и они действительно достаточно облегченно воспринимают то, что сроки, которые им дали, не такие большие. Ведь 17 и семь лет – это все-таки огромная разница. А семь лет – надежда на некую амнистию, надежда на жесткую реакцию международного сообщества, которая может привести к их освобождению. Этой реакции мы будем постоянно добиваться, и это дает надежду, что эти люди гораздо быстрее встретятся со своими родными и близкими.

Мы постоянно о них говорим, призываем и привлекаем внимание ко всем этим ребятам.

А также спасибо работе адвокатов, которые, несмотря на угрозы личной карьере, до конца отстаивали их права, и огромная благодарность всем тем людям, которые их поддержали. И их близким, которые объединились, поддерживая друг друга.

Самое важное, и Руслан Зейтуллаев об этом сказал, что очень тяжело придется их родным, на их плечи ложится непосильная ноша.

И я очень рад, что наше крымское сообщество, и не только крымское, не осталось равнодушным к семьям политзаключенных и сегодня различными способами пытается их поддержать, как финансово, так и морально, особенно детей. Вы же знаете, что созданы целые фонды и организации для поддержки их семей.

«Они готовы непублично отдавать восток своей страны для освоения Китаю. На все что угодно готовы идти, но только не говорить о Крыме».

QHA: Недавно президент России Владимир Путин снова заявил, что вопрос Крыма закрыт раз и навсегда. Неужели Кремль настолько заигрался в мировое господство, что санкции не срабатывают?

Нариман Джелял: Можно себя убеждать сколько угодно и в чем угодно, в том числе и президенту большой страны. Но нужно понимать, что ты живешь не в изоляции. Вокруг тебя люди, и мы видим, что тебе важно внимание этих людей, этих государств. Ты хочешь быть рукопожатным, ты хочешь быть в клубе великих государств, ты хочешь быть великим правителем. Извини, но делать все, что тебе хочется, не получится. И мы видим, что, несмотря на ТВ-пропаганду, а мы здесь живем и знаем это по себе, ситуация усугубляется, то есть санкции увеличиваются, отношение к президенту не улучшается, финансовое и экономическое положение России ухудшается.

На самом деле, если не обманывать себя, то нужно садиться и начинать разговаривать. Сегодня Путин и его окружение как раз категорически отказываются садиться за стол переговоров. Они готовы говорить про Донбасс, про Курилы, наверное, завтра – про Калининградскую область и про все что угодно. Они готовы непублично отдавать восток своей страны для освоения Китаю. На все что угодно готовы идти, но только не говорить о Крыме. Потому, что сдача Крыма для Путина, для Кремля будет громадным имиджевым провалом сегодня. И они это понимают, но опять-таки они должны понимать, что иного выхода у них просто нет.

Все последующие действия только будут усугублять ситуацию. Да, они продержатся еще какое-то время, еще поморочат голову собственному обществу, но в итоге, по моему мнению, будет только проигрыш. Поэтому, чтобы не ухудшать свое положение, в Кремле уже должны начать разговаривать.

Я хочу напомнить ситуацию с Германией 45-го года. Страна, которая принесла разрушения и боль и себе, и окружающему миру, покаявшись, получила громадную поддержку, финансовые вливания и инвестиции, и через короткий промежуток времени, который еще называют немецким экономическим чудом, Германия стала развитой и ведущей европейской страной. И сегодня продолжает таковой оставаться. Но там был очень важный момент: она покаялась в тех преступлениях, которые совершила в 30-40-х годах.

Россия может встать с колен, как они говорят, может вернуться в клуб мощнейших государств, но для этого нужно совершить определенные действия, чтобы восстановить доверие, восстановить поток инвестиций и экономический интерес к собственной территории.

QHA: Может, путем аннексии и дальнейшего удержания Крыма Россия пытается контролировать Черноморский регион?

Нариман Джелял: Знаете, Россия действительно находится в плену старых мифов о черноморском господстве. Я, еще будучи молодым журналистом, писал о том, что через Крым Россия будет держать Украину в определенном нестабильном состоянии, удерживая ее от североатлантической и европейской интеграции.

На самом деле оказалось, что таким образом Кремль, наоборот, подтолкнул Украину к Европе и оттолкнул от себя. Наверное, уже окончательно. Но Кремль имел тысячи способов – культурных, экономических, политических – влиять на ситуацию в Украине, в Крыму, где есть русское большинство. Кремль мог и еще пытается поддерживать нормальные отношения с Турцией. Надо уходить от старых мифов: сегодня можно влиять на ситуацию в регионе без оружия, а экономическим путем, как делают многие западные страны, в которых Россия видит своих конкурентов. Те же Штаты поддерживают собственное влияние не силой оружия, а в основном долларом и другими вещами.

«В чем я лично убежден – что там не было никаких украинских диверсантов. Ни одного диверсанта поймано не было: все какие-то там пособники, непонятные люди».

QHA: Нариман-бей, расскажите, пожалуйста, что на самом деле произошло в Крыму между российскими силовиками? Ведь есть много версий истории с «украинской диверсией». Что там случилось на самом деле?

Нариман Джелял: Ситуация достаточно туманная и мутная, как сказали бы в народе. Там произошел ряд событий, но насколько они взаимосвязаны – судить сложно. Там был расстрел гражданского автомобиля, там якобы был расстрел сотрудников ФСБ, какой-то инцидент на свадьбе в Армянске…

В чем я лично убежден – что там не было никаких украинских диверсантов. Ни одного диверсанта поймано не было: все какие-то там пособники, непонятные люди. Эта очень мутная история была призвана, как мне кажется, продемонстрировать некий акт агрессии со стороны Украины.

Но вы видите, сейчас об этом – ни слуху ни духу, по одной простой причине: никто в эту историю не поверит, соответственно, продолжать о ней говорить неинтересно. Если в первые недели показывали видео о захваченных диверсантах с какими-то их инсценированными интервью, допросами и так далее, то сегодня просто ничего нет. Абсолютная тишина.

На мой взгляд, это лучший показатель того, что это выдуманная история, и подтверждение того, что эта карта не сыграла. И, видимо, в Кремле от этого отказались. Но может, завтра это всплывет при какой-то необходимости.

У меня, например, сразу вызвало недоверие то, что по многим политическим делам все всегда держалось в секрете: все документы, протоколы, видео и так далее. А тут – нате вам, пожалуйста, и видео, и допросы, и какие-то прослушки, и все, что угодно. Все уже заготовлено. Это сразу выдавало.

Я, увидев все эти моменты, даже не стал углубляться в тему. Я сделал для себя выводы и не забивал себе голову этой ерундой.

Элина Сулима

QHA