БУХАРЕСТ (QHA) -

Вечером в среду, 14 июня, Исполком Социал-демократической партии Румынии в своей оценке деятельности правительства обвинил его в срыве сроков выполнения правительственной программы. После этого назначенное всего лишь полгода назад румынское правительство во главе с Сорином Гриндяну прекратило свою работу. Вечером 14 июня все министры, входящие в его состав, и в то же время, занимающие место в рядах правящей Социал-демократической партии (СДП), подали коллективно в отставку в знак недоверия премьеру страны Сорину Гриндяну.

Парламентская коалиция двух партий в составе СДП и Союза демократов и либералов выдвигают обвинение премьер-министру в затягивании сроков реализации экономических реформ. В то же время, глава СДП Ливиу Драгня сообщил, что его партия вместе с партнерами по коалиции готовы сформировать новый Кабинет министров.

Сам же премьер-министр Румынии Сорин Гриндяну сдаваться не собирается, и предупредил министров, что отставку должен утвердить президент Клаус Йоханнис и призвал их к ответственности. Сам он в отставку уходить не собирается.

— Я не подам в отставку. Я должен вести себя ответственно. Это правительство Румынии, а не правительство исполкома СДП. Подам в отставку, когда Клаус Йоханнис после консультаций с партиями назначит премьера от СДП. Я не держусь за кресло и надеюсь, что этот кризис закончится в ближайшее время, — прокоментировал ситуацию Гриндяну.

QHA пообщалось с экспертом Совета по внешней политике “Украинская призма” Сергеем Герасимчуком о том, куда может привести Румынию вспыхнувший кризис.

QHA: По Вашему мнению, что именно в действиях правительства вызвало недовольство исполкома социал-демократов?

Сергей Герасимчук: Здесь надо различать причины и повод. Поводом стала негативная оценка состояния выполнения правительственной программы. Причиной, как по мне, является то, что Сорин Гриндяну поставил под сомнение лидерство в партии Ливиу Драгни, а Драгня, который сам имеет премьерские амбиции, очень ревниво относится к этому.

Примечательно, что Гриндяну был компромиссной фигурой, которая удовлетворила президента Румынии Йоханниса — у него довольно чистая репутация по сравнению с другими социал-демократами: его самое большое правонарушение — курение в публичных местах, и ​​Гриндяну успешно использует этот факт.

Гриндяну также публично отмежевался от попыток социал-демократов ввести амнистию для коррупционеров в Румынии (Это решение привело к массовым антиправительственным демонстрациям в конце января-начале февраля этого года — ред.), подчеркнув, что именно он подписал правительственное решение об отмене этой инициативы. Теперь он будет использовать этот аргумент, противопоставляя себя верхушке социал-демократов, в отношении которого открыты дела по коррупции или уже есть соответствующие судебные решения.

Я предполагаю, что на попытки Драгни вообще устранить Гриндяну из политики тот, апеллируя к электорату социал-демократов, попытается побороться за смену лиц в партии, а в крайнем случае даже пойдет на ее раскол.

В свою очередь, Драгни не дают покоя лавры Качиньского в Польше, когда последний имеет почти полную власть, не занимая должности президента или премьера, а только занимая место лидера правящей партии, и он стремился внедрить такую ​​модель и в Румынии.

QHA: Достаточно ли у Гриндяну ресурсов и сторонников чтобы, разорвав отношения с социал-демократами, создать собственную политическую силу? Как его воспринимают простые румыны?

СГ: В случае раскола социал-демократов их электоральное ядро ​​окажется в ситуации фрустрации. Однако, принимая во внимание "подмоченную репутацию" Драгни, а также то, что сейчас к нему в жесткой оппозиции президент и либерал-демократы, не исключаю, что шансы у Гриндяну неплохие. Однако, мне кажется, он осознает, что раскол социал-демократов лишит их власти, поэтому скорее будет пытаться перехватить лидерство в партии, а уж если это не получится, то попытается "утопить" Драгню даже ценой потери власти социал-демократами.

QHA: Какое отношение ко всему этому у партнера социал-демократов по парламентской коалиции ALDE (Альянса демократов и либералов — ред.) Как они могут использовать раздор в рядах союзников?

СГ: Сейчас ALDE идет в фарватере команды Ливиу Драгни. Гипотетически, и в случае кризиса в рядах социал-демократов ALDE могла бы попробовать номинировать своего компромиссного кандидата. Однако, не думаю, что это произойдет. Калин Попеску-Таричану (лидер ALDE — ред.) слишком осторожен и довольно неповоротлив, чтобы активно играть свою игру во время текущего правительственного кризиса.

QHA: И последний вопрос. Каким образом политический кризис в Румынии может повлиять на украинско-румынские отношения?

СГ: Негатив в том, что перманентные политические кризисы в Румынии, как и ротации в правительстве Украины, тормозят межправительственное сотрудничество даже на уровне контактов среднего звена. Позитив в том, что все влиятельные политические силы в Румынии сейчас занимают проукраинские позиции, поэтому смена правительства или даже изменение состава коалиции не окажет негативного влияния на позитивный дух двусторонних отношений.

Спасибо за интервью!

Беседовал Роман Кот

QHA