КИЕВ (QHA) -

Простого инженера из Твери, более известного как «тверской блогер», в мае 2016 года приговорили к двум годам и трем месяцам лишения свободы за перепосты на свою страницу в сети «ВКонтакте» двух публикаций — плаката «Выдави из себя Россию» и статьи «Крым — это Украина».

Теперь он в Киеве — по истечении срока заключения бежал из РФ вместе с супругой и маленьким сыном.

Почему семья приняла решение буквально эвакуироваться из России и как ее встретила Украина — в интервью с Андреем и Анастасией Бубеевыми.

QHA: С чего начались ваши мучения?

Андрей Бубеев: Началось все с оккупации Крыма и политической ситуации, которая накалилась в связи с этим. Я никогда не был ни политиком, ни каким-то общественным деятелем, но всегда интересовался тем, что происходит в мире. И вот, когда я читал об этом в интернете, меня это сильно коробило, я категорически с этим не соглашался. Когда оккупацию чужой территории называли воссоединением. Я против — и просто писал об этом в интернете. Причем, что интересно, не для политиков, а для простых людей я после этого стал врагом народа.

К сожалению, 90 % населения России поддерживает всю ту внешнюю и внутреннюю политику, которая ведется властью. Я вижу прямые аналогии реваншизма советского, реваншизма Третьего рейха. Наверное, стране нечем гордиться в настоящем, вот они и вытаскивают эти старые нафталиновые мифы и пытаются их оживить.

Я сидел в Тверской колонии, а год и три месяца я провел в СИЗО, пока длилось следствие. Я был там единственным политическим заключенным.

Анастасия Бубеева: Для нашей семьи это была катастрофа одного дня, когда забрали Андрея. У меня вообще было ощущение, что мне руки и ноги обрубили. И в этот же вечер у меня ребенок получил травму головы. После обыска в нашем дачном доме, возможно, по халатности силовики оставили открытым подпол. Ребенок туда упал, и с тех пор у него серьезные проблемы со зрением. Это была катастрофа... К нам ворвались мужики в масках, скрутили отца на глазах у ребенка. Эти два года он постоянно вспоминал те события, рисовал планы по спасению отца из плена...

Мне пришлось бросить учебу и идти работать. Жизнь заставила также полностью изучить законодательную базу, все статьи и то, как все это работает.

QHA: Как проходил процесс?

Анастасия Бубеева: Было три статьи по первому делу. Изначально была 282-я, которая квалифицируется как «призывы к экстремизму в отношении социальных групп». В качестве социальных групп были выделены российские военные, граждане РФ и граждане, поддерживающие президента. Следующие статьи — это 280-я, призывы к экстремизму в широком смысле, и 280.1 «Призывы к разрушению территориальной целостности Российской Федерации».

Знаете, были и более абсурдные дела. Одному человеку вменяли обвинение в призывах к экстремизму в отношении социальной группы «ватники», поддерживающей президента Путина. Это комично, но, тем не менее, следствие допускает такие формулировки.

Андрей Бубеев: Я абсолютно не понимал эту кухню. Адвокат по первому делу, назначенный следствием, практически ввел меня в заблуждение, сказав о каком-то особом порядке, который позволит мне быстрее выйти. Оказалось, что этот особый порядок — это признание. Меня обманули. Я и сейчас не признаю своей вины. Это значит признать Крым российским, а я никогда не признаю этого, потому что это банальная оккупация — чего тут признавать?

QHA: 23 августа вас освободили после двух лет и трех месяцев заключения. Как вас встретили?

Андрей Бубеев: В день, когда я освободился из колонии, нас чуть не арестовали еще раз. Мы провожали журналистов, которые меня встречали из тюрьмы, на железнодорожный вокзал. В общем, нас всех вместе задержала полиция, забрала паспорта и долго думала, что же с нами делать. Как я понимаю, они советовались даже с ФСБ.

QHA: Видимо, была установка сверху?

Анастасия Бубеева: Да-да. К нам было повышенное внимание, причем человек, который нас задержал, прямым текстом так и сказал, что для нас такая процедура будет частой. С улыбкой.

Андрей Бубеев: И это в первый же день! Для нас это было последней каплей, чтобы принять решение о переезде. Мы однозначно собирались уезжать, но в данном случае поняли, что делать это нужно немедленно. Это был даже не отъезд, а эвакуация.

QHA: Несмотря на это, все-таки по Конституции России гарантируется какое-то право на свободу слова. И пропаганда войны запрещена, как и во всех цивилизованных странах...

Андрей Бубеев: Если человек говорит, что Крым — это Украина, то он призывает к развалу России. Они уже считают Крым своей исконной территорией, что самое страшное.

А что касается Конституции России, то эту книжку можно сдать в музей, потому что в моем случае не то что свобода слова — были нарушены более весомые права. Например, там говорится, что нельзя человека судить два раза за одно и то же действие. Тем не менее мои перепосты сначала рассматривал Следственный комитет и дал срок, а потом эти же перепосты заново рассмотрела ФСБ и нашла там еще другие статьи.  

QHA: Как вам кажется, в Киеве есть чего боятся?

Андрей Бубеев: Нет. Здесь мы не видим никакой опасности. Чувствуем, что атмосфера спокойная, доброжелательная. Встретили нас хорошо, более того, нас встретил человек, с которым общались только по интернету.

Анастасия Бубеева: Это неравнодушные люди, которые проживали все время здесь, отслеживали историю, интересовались делом Андрея. И вот сейчас вживую встретились и познакомились. Очень светлые люди.

Андрей Бубеев: Мы сейчас в своей социальной среде, а там мы были врагами. Здесь нет агрессии, которая была в России. Возвращаться мы не планируем. Там опасность физическая.

Мы понимаем ту экономическую ситуацию, которая сейчас в Украине, понимаем, что все зависит от нас. Теперь будем заново обустраивать свою жизнь. Пока занимаемся документами, я пытаюсь получить паспорт гражданина. Мой отец на момент развала Советского Союза служил в Харькове, а потом автоматически стал гражданином Украины. Мне это в консульстве подтвердили, и, собственно, здесь я нахожусь не как беженец, а как гражданин.

QHA: Как вы жили в таком обществе на своем малой родине — в Твери?

Андрей Бубеев: Никак. Они нас не понимали, мы — их. Все из-за телевизора. Более того, с родителями у нас такая же ситуация. Они, к сожалению, находятся по ту сторону понимания всего...

QHA