КИЕВ (QHA) -

Предстоящие президентские выборы во Франции являются, пожалуй, самыми важными за почти 60-летнюю историю Пятой республики. Первый раунд, назначенный на 23 апреля, пройдет в условиях раздробленности французов, вызванной годами пребывания у власти коррумпированных политиков, экономическим спадом, высоким уровнем безработицы и терроризмом. Во Франции с января 2015 года действует чрезвычайное положение, введенное после первого из целой череды исламистских терактов, в результате которых погибли сотни людей. Только на этой неделе в результате стрельбы на Елисейских полях в центре Парижа был убит полицейский и трое ранены. Ответственность взяло на себя «Исламское государство».

Французские выборы проходят в период все более углубляющегося кризиса Европейского Союза, выхода из него Великобритании и прихода к власти в США новой администрации, которая предпочитает работать на двусторонней, а не многосторонней основе, а также последовательно придерживается несколько изоляционистской политики.

Ведущие претенденты на президентский пост во Франции в случае победы могут в корне изменить позицию страны на и без того быстро меняющейся международной арене. Среди них — ультраправая лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен, крайне левый глава «Непокоренной Франции» Жан-Люк Меланшон, центрист из партии «Эн Марше!» Эммануэль Макрон и консервативный лидер республиканцев Франсуа Фийон.

Накануне первого тура выборов корреспонденты QHA пообщались с известным французским политологом, ученым и журналистом Оливье Ведрином.

В ближайшее воскресенье во Франции состоится первый тур президентских выборов. Где вы собираетесь голосовать: на родине или во французском посольстве в Киеве?

— Я сделал доверенность и попросил мою семью во Франции проголосовать за меня. Кстати, что важно на этих выборах  Франция находится на перепутье. Вы знаете, что у нас есть популизм с Марин Ле Пен. И теперь у нас нет левой или правой стороны. Разделение скорее идет на тех людей, которые являются европейскими и поддерживают европейские ценности, и тех, кто против. Конечно, вторые очень близки к России и поддерживают Путина. Люди, которые за европейские ценности, — против Путина, они поддерживают Украину и, конечно же, крымских татар.

С вашей точки зрения, какой из четырех основных кандидатов будет лучшим выбором для Франции и для Украины?

— Это тонкий вопрос, потому что я политолог, но лично для меня лучший выбор — Эммануэль Макрон. Хуже всего — это Марин Ле Пен. Поскольку Макрон проевропейский, он постоянно сталкивается с русским давлением. На его сайт не раз нападали русские хакеры. Он действительно поддерживает дальнейшую интеграцию страны в рамках ЕС, выступает за европейскую Францию ​​и против Путина. И я думаю, что для Украины он станет лучшим президентом Франции.

Накануне в Киеве был проведен тематический круглый стол, посвященный выборам во Франции, на котором докладчик Надежда Коваль заявила, что все четыре основных претендента на президентский пост являются более или менее несистемными кандидатами. Это подражание тактике Трампа?

— Я соглашусь с вами, но лишь отчасти. Это имитация тактики Трампа, но есть существенная разница между, к примеру, Макроном и Ле Пен. Марин Ле Пен является классическим популистом, и совершенно другое — Эммануэль Макрон, который говорит: я не в системе, потому что я хочу изменить систему. А Ле Пен, говоря, что она не представляет политическую элиту, де-факто является частью французского истеблишмента, потому что ее отец Жан-Мари Ле Пен также был политиком, и нынешняя ее популярность — во многом наследие отца. Она никогда не работала, чтобы быть популярной, и она действительно — часть системы.

В этом году во Франции также состоятся парламентские выборы. Какова вероятность того, что новый президент может оказаться «генералом без армии», не заручившись поддержкой мощной фракции в парламенте?

— Это действительно сложная проблема для всех кандидатов. Президентские выборы важны, но без победы на парламентских выборах президент будет слабым. Основная цель кандидатов — стать президентом и после этого закрепить свое преимущество в парламенте. Это будет очень сложно для всех — для Фийона, Макрона и других кандидатов, потому что все они на одном уровне поддержки, поэтому сейчас трудно предсказать результат.

В  ночь на 21 апеля в Париже был совершен очередной террористический акт. Это может повлиять на воскресные выборы?

— Ваш вопрос хорош, потому что мы этого боимся. Я видел реакции всех кандидатов — все они реагировали правильно, и их реакция минимизирует воздействие этой атаки. Все они действительно произносили хорошие речи, более того, я думаю, что эта атака воссоединила мою страну. Вероятно, единственным кандидатом, который будет использовать этот фактор больше других, является Марин Ле Пен, поскольку главный пункт ее программы — проблема иммиграции. Для нее это хорошие новости.

Давайте вернемся к украинским проблемам. Как вы думаете, какой самый реалистичный путь реинтеграции Донбасса и Крыма при новом президенте Франции?

— Я работал с некоторыми российскими и украинскими экспертами, в первую очередь с «Майданом иностранных дел», по докладу о Минских соглашениях. И это позор! Они более выгодны для Путина, чем для Украины. Я думаю, что новое французское правительство, а также новое немецкое, поскольку в Германии будут выборы в сентябре, будут думать, как они могут решить этот вопрос, возможно, предложив новое соглашение. Недостаточность Минских соглашений очевидна, поэтому сейчас у нас нет решения кризиса в Украине. Минские соглашения решением не являются. Нам действительно нужно поработать над этим. Думаю, проблема будет решена, когда Путина отстранят от власти.

Можем ли мы ожидать более активной позиции нового президента Франции в отношении Крыма и Донбасса?

— Если победит Эммануэль Макрон, то определенно — да. Говоря о Фийоне и Ле Пен, подчеркну разницу между ними. Прежде всего, Ле Пен не раз получала деньги из России и кредиты от русских банков. Она часто бывает в Москве и опирается во многом на ультранационалистических или, скажем, пропутинских людей. Она будет полностью под влиянием Кремля. Если Марин Ле Пен получит власть — но я думаю, что она не станет нашим следующим президентом, — она будет следовать политике Путина.

Ситуация с Фийоном немного отличается. Франсуа Фийон не так хорошо знаком с Россией, он не знает русского менталитета, а также не знает, что происходит в Украине. В отличие от Ле Пен, он не получал денег напрямую, но некоторые его советники (те депутаты, которые посещали Крым) дают ему неверную информацию. Я думаю, что сегодняшняя позиция Фийона — это результат неправильной информации. Недоразумение состоит в том, что он не знает, что происходит в Украине, что происходит в Крыму. Однако я знаю, что некоторые другие люди вокруг Фийона поддерживают Украину и выступают против Путина.

В Республиканской партии есть много депутатов, которые понимают, что происходит в Украине и в России. И если Фийона изберут, я думаю, что он не будет полностью под влиянием Москвы, потому что ему придется учитывать мнения, во-первых, членов партии, которые выступают против Путина, а во-вторых — французских граждан, которые в значительной степени выступают против Путина.

Каково общественное мнение во Франции относительно санкций против России и поддержки Украины?

— Большая часть французского народа настроена не в пользу Путина. Мы сделали несколько опросов, согласно которым 70% французов считают, что Путин является угрозой для Европы. В пользу Путина выступают лишь крайне правые и крайне левые. Это 25–30%.

Возможно ли повторение ситуации с США? Трампа до выборов считали пророссийским кандидатом, но теперь мы видим, что его политика по отношению к России становится все более жесткой.

— Да, вы правы, для Фийона это будет такая же ситуация. Но не для Ле Пен.

Сколько времени советникам Фийона понадобится для этого?

— Я думаю, это произойдет быстро. Может быть, два-три месяца будет достаточно, как и для Трампа.

Спасибо за интервью!

Беседовали Роман Кот и Александр Воронин

QHA