КИЕВ (QHA) -

С Ольгой Башей, известным волонтером-парамедиком и советником замминистра обороны, мы встречаемся в центре столицы на Майдане Независимости. Не заметить девушку, несмотря на ее маленький рост, невозможно: быстрая и уверенная походка, лучезарная улыбка и еще кое-что, сразу выделяющее ее из толпы, — хиджаб. Этот атрибут мусульманских женщин стал уже привычным как для Ольги, так и для ее близких и друзей.

О том, почему, пройдя сложный жизненный путь, она решилась сменить религию и что помогло ей сохранить веру, несмотря на потери близких и родных людей, Ольга БАШЕЙ рассказывает очень открыто.

QHA: Оля, многие украинцы знают Вас по волонтерской работе в зоне АТО. Недавно Вы начали выкладывать в соцсетях фотографии в хиджабе и даже появляться в нем на различных публичных мероприятиях, что только подтвердило догадки, что Вы сменили религию. Когда пришло осознание того, что Вы видите себя в исламе?

Ольга Башей: В поисках религии я была с 12 лет, то есть все началось еще с детства. Моя прабабушка была очень религиозной православной женщиной. Она всегда искала правду и любила в людях честность, а еще имела дар исцеления. Помню Библию, которую она читала. Это была огромная книга, в которой я в детстве ничего не понимала.

QHA: Вы были крещены?

О. Башей: Меня покрестили вместе с новорожденным братом, когда мне было уже десять лет, как бы «за компанию». Когда я стала взрослее, как-то мы пошли с папой в церковь святить пасхальные куличи. Даже в том своем юном возрасте я не могла понять, как можно приходить в церковь и видеть пьяного батюшку. Я не скажу, что это во всех церквях происходит, но тот случай очень повлиял на мое видение религии. После него я больше не ходила в церковь, а вскоре и папа перестал ходить. Я поняла, что к православию не лежит душа, потому что видела в нем много неправильностей и непорядочностей.

Позже я познакомилась с «пятидесятниками», ходила на их службы. Тогда прочитала Старый и Новый Завет, что мне помогло в дальнейшей жизни, дало некую защиту и помогало не делать ошибок…

Когда я уже вышла замуж, в какой-то момент мы с мужем начали обсуждать вопрос религии: где на самом деле правда и истина, которую человек ищет, чтобы стать ближе к Богу? Тогда я уже начала встречать на улицах Киева девушек в хиджабе. Муж мне каждый раз говорил: «Смотри, как красиво». Мы начали читать больше информации об исламе, но нас пугало, что чаще всего можно было увидеть женщину в никабе (мусульманский женский головной убор, закрывающий лицо, с узкой прорезью для глаз. — Ред.). Естественно, нас, европейцев, это настораживало. Это уже позже я в Коране прочитала, что нужно одеваться в одежды красивые, яркие, и что, приняв ислам, я смогу одеваться, как и раньше, только покрывая голову.

QHA: Когда же Вы все-таки решились на этот шаг?

О. Башей: Серьезно к исламу я подошла уже в 2012 году, начав читать специальную литературу, общаться с мусульманами. В 2014 году я познакомилась по работе (Ольга работала помощником нотариуса. — Ред.) с турком, который сразу принял меня за мусульманку и рассказал о религии.

Однако, как ни парадоксально, но больше я начала узнавать об исламе уже на фронте, где в Дебальцево познакомилась с ребятами-чеченцами. Они были поражены тем, что на фронте — женщина, и говорили, что мое место — дома. Но когда увидели в Шахтерске, как я помогаю раненым, поменяли свое мнение обо мне.

Чем больше я общалась с чеченцами, тем больше меня беспокоил вопрос, какое отношение к женщине в мусульманской семье. Они мне объяснили, что у них женщина должна сидеть дома и поддерживать огонь в домашнем очаге. Да, это возможно, если ты живешь в Саудовской Аравии или Арабских Эмиратах, но не у нас и не в это время. Ребята много мне рассказывали о мусульманстве, об отношении к женщинам, особенно матери. После этого у меня появилось желание все-таки прочитать Коран.

Еще больше заинтересовалась исламом после знакомства с военным — комбатом 122-го отдельного аэромобильного батальона 81-й аэромобильной бригады Сергеем Гуриным с позывным Араб, который долгое время жил в Саудовской Аравии. Он много знает об исламе и даже ведет себя, как мусульманин. Сергей посоветовал мне почитать Коран, после чего я смогу уже принять решение, нужен ли мне ислам и готова ли я к нему.

QHA: И Вы уже прочитали?

О. Башей: Полностью еще нет. Но когда у меня или дома, или в АТО непонятное настроение, я открываю Коран на любой странице и читаю. Я не увидела каких-то особых различий в Коране и Библии касательно Нового или Старого Завета.

Читая Коран, я серьезно задумалась над тем, чтобы принять ислам. Араб спрашивал меня, понимаю ли я серьезность данного поступка, но я была настроена решительно.

QHA: Вы приняли ислам на фронте?

О. Башей: Нет. В августе 2015 года, в очередной раз приехав с ротациии, я очень спешила на совещание в Министерство обороны Украины, где на тот момент уже работала советником заместителя министра. В метро случайно увидела «покрытую» мусульманку. Сначала подумала, что неудобно человека на улице останавливать с таким вопросом, но все-таки решилась — подошла к ней и поинтересовалась, давно ли она в исламе. «Да, семь лет», — ответила девушка, спросив, почему я интересуюсь. «Я хочу принять ислам, но не знаю, как и где это сделать», — сказала я ей. Я думала, что для этого обряда нужно какое-то помещение, люди или это нужно куда-то записывать…

Она мне объяснила, что для принятия ислама достаточно при свидетелях-мусульманах прочитать шахаду (свидетельство о вере в Единого Бога (Аллаха). — Ред.), и сразу же спросила, готова ли я. «Да», — без сомнений ответила я. Вижу по времени, что на совещание опаздываю совсем, но решила не отступать и довести дело до конца.

Мы стали прямо у метро, прочитали шахаду, и на работу я приехала уже мусульманкой. По дороге эта девушка меня завела в мечеть, где познакомила с одной мусульманкой. Она научила меня читать Аль Фатиху (первая сура Корана. — Ред.), ввела немножко в религию, подарила книжки по изучению сур.

И что интересно, на совещание в министерство я не опоздала, так как оно еще и не началось... С того времени я реально почувствовала себя другим человеком.

QHA: В чем именно?

О. Башей: Совсем другое настроение и иной подход к жизни. Когда после перерыва в несколько месяцев я ехала в АТО, то понимала, что я уже мусульманка, и даже если со мной что-то случится, то АльхамдулиЛлях, все будет хорошо.

Единственное, что меня смущало, что я не читала намаз. Для себя я понимала, что это нехорошо и это нужно делать. Но когда есть работа и ты бегаешь с одного совещания на другое, не успеваешь. Это уже позже я узнала о таком понятии, как намаз-долг. Потом начала стремиться к тому, чтобы выучить другие суры, ведь знать Аль-Фатиху недостаточно.

QHA: Я так понимаю, что Вы приняли решение самостоятельно. Когда о нем узнали Ваши родные?

О. Башей: До 2016 года я это держала в тайне. Первая, кому я сказала, была моя самая близкая подруга, которая меня поддержала. Позже изменения во мне заметила невестка, а потом и мой любимый племянник. Сначала я закрывалась в комнате для проведения намаза, чего раньше не было, а потом изменила и стиль одежды…

Старший брат и мама отреагировали нормально. А вот младший брат поначалу сильно переживал из-за отношения ко мне в обществе. Да, иногда я ловлю на себе косые взгляды, особенно в транспорте. Однако каких-либо трудностей в магазинах, в общественных местах нет. Единственное, что я не могу себе позволить в таком виде прийти в Министерство обороны — там хиджаб не разрешен.

Ольга Башей не носит хиджаб только на фронте и в Министерстве обороны, где он запрещен правилами.

QHA: А на фронте как отреагировали?

О. Башей: Особых каких-то изменений в моем поведении друзья и соратники не заметили. Например, Леша Мочанов (украинский гонщик и известный волонтер. — Ред.) сказал мне, что если бы увидел во мне какие-то фанатические изменения, которые повлияли бы на мое поведение и действия, то непременно сказал бы и отговаривал от такой религии. А безумно уважаемый мной Андрей Вячеславович Верба (генерал-майор медицинской службы ВСУ. — Ред.), узнав, что я приняла ислам, сначала не поверил. Однако сейчас он даже иногда здоровается со мной по-мусульмански (смеется. — Ред.).

QHA: Неужели все позитивно отнеслись к смене религии? Ведь это очень серьезный шаг в жизни человека…

О. Башей: Сначала моя свекровь Софья Михайловна (мать покойного мужа Ольги. — Ред.) была шокирована, что я приняла ислам. Она долго не могла смириться с тем, что я буду носить хиджаб, говорила, что я спрятала всю красоту. Однако платок – это всего лишь закрытые волосы, я же лицо не закрываю. А сейчас, когда Софья Михайловна видит меня в хиджабе и мусульманских одеждах, только с улыбкой говорит: «Какая же ты у меня красивая!»

Правда, позже она спросила: «Значит, теперь ты должна выйти замуж только за мусульманина?» И она права. Я для себя решила, что выйду замуж только за человека, исповедующего ислам.

QHA: Это важно для Вас?

О. Башей: Да, для меня важно, чтобы муж был мусульманином, поскольку муж в семье – глава, и он может стать наставником в религии для меня и детей. Знаю, что можно выйти замуж и не за мусульманина, но только в том случае, если он готов принять ислам.

На конференции «Женщина — посол мира».

QHA: Вы уже держали пост в Рамадан?

О. Башей: В прошлом году держала первый раз.Я очень ждала священного месяца и переживала, как его переживу. Но, наверное, закалка войны дала о себе знать. Целый день не кушать и только под вечер выпить стакан воды — не каждый может выдержать. Но для меня в этот пост более важно было, выдержу ли я его духовно.

QHA: Вы в Рамадан были в зоне боевых действий?

О. Башей: Нет. Я старалась не выезжать в АТО, дала себе слово, что выдержу пост в Киеве. В зоне АТО у меня, возможно, не получалось бы так держать пост, как я этого хотела. Я провела его в спокойствии, общаясь с сестрами, или в мечети, что принесло огромное облегчение. Поэтому для меня пост прошел очень легко.

QHA: В современном мире ислам пытаются представить религией террористов…

О. Башей: …Например, многие пугают «джихадом», не понимая его значения для мусульман. Джихад — это не война против кого-то или готовность надеть пояс шахида и подорвать себя и все вокруг. Джихад — это защита семьи. Если мусульманин живет здесь, на украинской земле, он ее и защищает. Меня, как и многих украинских бойцов, удивило, почему те же чеченцы пошли на фронт, став на защиту Украины. Ребята рассказали, что в свое время им помогли украинские военные, и в то же время Украина для них — земля, на которой живут их родные. Кто-то живет в Макеевке, кто-то в Бахмуте, кто-то в Киеве… Для них это родные города. Они дали мне ответ, после которого мне стало все понятно о мусульманах и исламе: «У нас здесь семьи. Значит, это наш дом».

Беседовала Ольга Волынец

ФОТО: QHA, Фейсбук Ольги Башей

QHA