КИЕВ (QHA) -

Уже одиннадцать месяцев российская ФСБ удерживает в Крыму гражданина Украины афганского происхождения Кабира Мохаммада. Российские власти хотят экстрадировать Кабира в Иран — как якобы давно разыскиваемого Интерполом особо опасного преступника.

Подмена имен, игра слов...

Гражданин Афганистана Мохаммад Кабир (двойное имя) Ниязи (фамилия) разыскивается Интерполом с ноября 2010 года за мошенничество. Из дела следует, что он продавал иранцам одеяла из редкого меха афганских норок на несколько миллионов долларов. Однако вскоре выяснилось, что афганских норок не существует вообще. Афериста в Иране заочно осудили, а само дело передали в Интерпол.

Украинский афганец Кабир Мохаммад с 1987 года проживает в Украине. Он приехал в Донецк изучать медицину. Гражданином Украины Кабир стал в 2010-м, женившись на Оксане. У него родились дочь и сын. Семья много путешествовала по Европе, а после первого инсульта Кабир по предписанию врача в сентябре 2016 года решил съездить на море в оккупированный Крым...

Семья Мохаммад

На пограничном переходе «Армянск» Кабир был задержан и решением Армянского городского суда Республики Крым взят под арест. Российская прокуратура, обрадовавшись задержанию «особо опасного преступника», сразу же отправила уведомление в Иран, подтвердив личность Мохаммада Кабира Ниязи.

Сейчас нежелание «фемиды» признавать свою ошибку может стоить Кабиру Мохаммаду жизни, ведь в Иране никто не намерен разбираться в правосудии и невинности, тем более если этот человек — афганец.

История уже давно известна СМИ, но, к сожалению, дело так и не сдвинулось с места. Хрупкая, но стойкая Оксана Мохаммад, оставшись одна с двумя детьми, обходив всевозможные инстанции, намерена до последнего отстаивать честь своего мужа.

С ней мы поговорили о трудностях дела, безрассудности законников, а также об отношении к ситуации детей, которые со дня на день ждут возвращение отца.

QHA: Как произошла эта ошибка с именами?

Оксана Мохаммад: Мы приехали из Болгарии. И решили еще на чуть-чуть съездить в Крым. Когда Кабир перенес первый инсульт, врач посоветовал ему чаще быть на морском воздухе. А так как после инсульта Кабир водит очень плохо, мы решили выбрать Крым, чтоб рядом. Когда нас задержали в Армянске, я долго не могла понять, что происходит. Первые мысли были, что проблемы с его паспортом. Потом выяснили, что якобы в розыске... Мы очень были удивлены. Мы много путешествовали по Европе, ездили к родственникам в Германию. В Дубаи и Турцию летали, где 95 % Мохаммадов живут, и никто ничего не перепутал.

QHA: Что говорит российская прокуратура? Ведь задержали не того человека...

Оксана Мохаммад: Российская прокуратура никак не комментирует. Были и запросы журналистов. Молчат. Просто дают отписки, что идет экстрадиционная проверка, которая длится 12 месяцев. В российскую генпрокуратуру обращается посольство Афганистана в Москве, подтверждая, что это не тот человек, присылают им свидетельство о рождении. И за эти 11 месяцев им так и не ответили. На днях (2 августа) посольство отправило своего водителя с письмом, чтобы записаться на приём.

Такое вообще в первый раз, когда посольство идет и просит о встрече с прокуратурой. Возможно и не назначат, проигнорируют.

QHA: Россия специально обращалась в Иран, чтобы подтвердить личность?

Оксана Мохаммад: Нас задержали 14 сентября на пограничном переходе «Армянск». Обрадовавшись, что задержали опасного преступника, еще и гражданина Украины, они сразу отправили в Иран запрос, что поймали Ниязи Мохаммада Кабира. Если бы они сразу написали правильное имя задержанного, а не разыскиваемого, Иран так бы не подтверждал.

Я обращалась в посольство Ирана в Москве. Они выразили соболезнования и сказали, что ничем не могут помочь, поскольку его судьба сейчас находится в руках российской полиции. Между иранской и российской прокуратурой сейчас идет переписка. Причем иранская присылает документы на Ниязи Кабира, и российская, видимо осознавая ошибку, не знает, что делать.

QHA: Чем Афганистан может помочь в деле, ведь Кабир сейчас является гражданином Украины?

Оксана Мохаммад: Кабир — гражданин Украины, но уроженец Афганистана. Только Афганистан может подтвердить его личность и происхождение. Те документы, которые предоставляли мы, начиная с 1987 года (Кабир Мохаммад проживает в Украине с 1987 года — ред.) тоже не приняты следствием.

QHA: Вы сотрудничаете с украинскими органами?

Оксана Мохаммад: В МИД обращалась. В Минюст писала, но мне до сих пор даже отписка не пришла. Офис Уполномоченного по правам человека отправлял письмо Москальковой по поводу состояния здоровья Кабира. В основном помогает МИД. Скоро наше посольство в Москве направит вторую ноту. Афганистан, наверное, уже сто вторую… Проблема в том, что эта территория оккупирована. Мне так говорят.

QHA: Если они видят эту ошибку, почему до сих пор держат в СИЗО?

Оксана Мохаммад: Может, не хотят за это отвечать, а может думают, что и так все пройдет. Я не знаю, как объяснить это. Мы подали жалобу в Европейский суд по правам человека, который уже ждет решения местного суда об экстрадиции. К сожалению, на стадии проверки он ничем нам не может помочь.

QHA: Кабир в СИЗО перенес уже второй для него инсульт. Как его здоровье сейчас?

Оксана Мохаммад: Только после того как Европейский суд начал делать запросы по поводу его состояния здоровья, они быстренько перевели Кабира в санчасть. Суд потом перенаправлял эти документы мне, чтобы я их прокомментировала. Интересно, что в этих документах нет ни одной подписи врача, все подписано каким-то майором. Всё… а понаписывали там, как будто он там на курорте — каждый день давление меряют. Никто даже этого не делал!

QHA: А родственники Кабира как отнеслись к ситуации?

Оксана Мохаммад: Родственники и друзья из Афганистана помогают. Мама его в Германии живет, ходит в российское посольство, письма пишет. Все пишут, все в шоке…

Его обвиняют в мошенничестве против какой-то компании. За одиннадцать месяцев представитель от этой компании так и не приехал подтвердить личность. Нам говорят, чтобы сами искали. А само обвинение за преступление за такие даты, когда мы с мужем были в Турции. У меня даже договор с турфимой сохранился, то есть, 100% алиби. Я все документы приобщила к делу. Ничего вообще не делается.

Единственная надежда — сменился начальник экстрадиционного отдела. Предыдущий Мехеев пошел на повышение неделю назад. Сейчас нашим делом занимается другой. Может, будет проще новому человеку донести, какую ошибку они совершили?!

QHA: Как дети? Уже 11 месяцев папы нет дома.

Оксана Мохаммад: … Ждут… Они думают, что папа в Афганистане.

QHA: Они не знают?

Оксана Мохаммад: Знают, просто я им сказала, что папу отпустили и он в Афганистане делает документы. Я говорю, когда папа приедет, мы поедем на море. А ребенок: «Мама, только не через границу! Я боюсь. Будем только в Украине».

27 числа дочке будет семь лет, и она уже ждет папу в подарок, чтобы он вернулся. Видео ему записывает. Она еще первого сентября идет в школу.. Я надеюсь, до этого времени вопрос решится.

QHA: Что вас поддерживает в борьбе?

Оксана Мохаммад: Дети. Я не должна сдаваться. Буду бороться! А в Иран в любом случае его не пущу, чего бы не стоило... я все еще надеюсь на рассудительность людей...

QHA