КИЕВ (QHA) -

Впервые в качестве глав своих государств подобные саммиты посетили президенты США и Франции Дональд Трамп и Эммануэль Макрон. Послений к тому же в понедельник в первый раз встретился в Париже с главой РФ Владимирым Путиным.

Характерно, что на саммите НАТО Дональд Трамп призвал отражать угрозы странам блока, исходящие от террористов и от России. А на пресс-конференции по итогам саммита генсек НАТО Йенс Столтенберг (который, как мы сообщали ранее, 9-10 июля посетит Украину) объяснил, что четыре военные группы НАТО, которые развернуты в странах Восточной Европы, находятся там по одной-единственной причине: потому что Россия аннексировала Крым.

В коммюнике саммита G7 посвященный Украине пункт 13 оказался более сдержанным.

Своей оценкой результатов двух саммитов в эксклюзивном интервью для QHA делится президент Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» Михаил Гончар.

Михаил Михайлович, каковы Ваши общие впечатления от прошедших саммитов?

Михаил Гончар: Начну с глобального измерения. И в НАТО, и в G7 не просто наметилась, а уже рельефно вырисовалась и давит проблема под названием «Трамп». Невежество американского президента поражает, как и его манеры — достаточно вспомнить, он оттолкнул в сторону черногорского премьера на саммите НАТО. Интеллектуальная нищета порождает физическое действие и позирование — компенсаторные реакции.

 

С другой стороны, не все так безнадежно, как об этом пишут европейцы, пораженные поведением Трампа. Возьмем хотя бы климатическое соглашение, против которого американский президент, будучи в статусе кандидата, резко выступал. Он и сейчас выступает против, но взял своеобразный тайм-аут для принятия окончательного решения. Напомню, что шесть стран-членов «Большой семерки» — Великобритания, Канада, Франция, Германия, Италия и Япония — подтвердили свою готовность выполнять условия, установленные соглашением по климату, которое направлено на сокращение выбросов в атмосферу парниковых газов. Однако США отказались подтвердить готовность выполнять обязательства, взятые при подписании соглашения.

В привычной для себя манере, через Twitter, Трамп сообщил:

— Я приму окончательное решение по поводу Парижского соглашения на следующей неделе.

То есть определенная эволюция его позиции происходит по мере того, как он консультируется с экспертами, которые объясняют ему суть вещей. Отчасти американский лидер производит впечатление абсолютного невежды во внешней политике и в международных делах, но это может быть элементом определенной игры Вашингтона. Своеобразный «американский капкан» для европейцев и россиян.

США времен Трампа хотят, чтобы европейцы несколько глубже задумались над вопросом собственной безопасности. Европейцы, по мнению США, должны понять, что лучше их самих никто о безопасности Европы не позаботится. Мол, две мировые войны могли бы хоть чему-то научить европейских аборигенов...

На мой взгляд, США не отказываются от евроатлантической модели безопасности. То, что Соединенные Штаты как самая большая военная мощь Западного мира требуют от европейцев больших расходов на оборону — вполне логично и оправданно. Европа уже давно стала паразитом в НАТО, тем самым обострив проблему глобальной безопасности. За исключением Соединенного королевства и Франции, остальные европейские страны-члены НАТО, включая немецкий бундесвер, в военном отношении можно не вопринимать — это не полноценные вооруженные силы, а потешные вооруженные формирования. Но несложно предугадать, что в гипотетическом случае, если бы подразделение бундесвера попало под огонь российских реактивных систем залпового огня где-то в Балтии и в Берлин доставили бы фрагменты тел немецких военнослужащих, участие ФРГ в операциях по защите союзников по НАТО было бы завершено через несколько дней, а то и часов.

Европа сильно «пацифицировалась», начиная с 90-х, не хочет действовать, не хочет прибегать к превентивным мерам в отношении глобального нарушителя международного права. Она только реагирует, и то запоздало. И Россия видит это! Европейцы упрекают Трампа, что он нигде в своих высказываниях не подтвердил пятую статью Вашингтонского договора НАТО. Это так. Но США нигде официально и не дезавуировали Вашингтонский договор.

В отличие от климатического соглашения, которое Трамп поставил под сомнение еще в ходе избирательной кампании, Вашингтонский договор под сомнение не ставился. Трамп пытается его «коммерциализировать», что, конечно, является не совсем адекватным способом заставить европейцев тратить больше на оборону. Не следует исключать и того, что позиция США «ни да ни нет»» относительно пятой статьи может быть своеобразным капканом для врагов Америки, которые надевают одеяния друзей США в борьбе с исламским терроризмом и говорят о НАТО как о пережитке прошлого, но действия которых содержат все признаки подрывной деятельности против Запада и стран, избравших прозападную ориентацию — Украины, Грузии, Молдовы, Черногории....

Возвращаясь к Украине — чего нам можно ожидать?

М. Г.: Особенно ожидать нечего. В коммюнике саммита G7 пункт 13 как раз и посвящен Украине. В нем, как в зеркале, мы можем увидеть неадекватность западного мышления. Взять хотя бы терминологические вещи — снова видим словосочетание «кризис в Украине». Что это? Недалекость мышления? Нет. Они прекрасно понимают, что речь идет о российской агрессии, но термин этот не употребляется, ибо если дать такую оценку, то и действовать нужно соответствующим образом, а не просто «выражать озабоченность» или «глубокую озабоченность».

Опять же вспоминаются Минские соглашения, в то время как их следует именовать «договоренностями», не более того! На статус соглашений они никак не тянут, тем более что парламентских процедур этот сомнительного правового характера документ не проходил.

Хотя в некоторых строках коммюнике содержатся положительные для нас констатации — неприятие аннексии Крыма, подтверждение позиции территориальной целостности Украины, тезис о возможном усилении санкций против России. У нас последнюю позицию пытаются подать как успех украинской дипломатии. Если он здесь и есть, то на микроуровне, а главным фактором, который побудил к этому G7, является то, что Россия четвертый год демонстративно игнорирует позицию Запада, и это западных лидеров уже, что называется, достало…

Позволю себе предположение, что «пряники» для Москвы на Западе заканчиваются — «семерка» показала, что у нее есть и «кнут». «Сладкая конфета» обещаний смягчить или снять санкции не подействовала, хотя в коммюнике G7 они повторяются еще раз, но Россия на подобную дипломатию никак не реагирует. Поэтому и произошло такое ужесточение тональности. Но во всем остальном идет знакомая риторика с ошибочной ориентацией на абсолютизацию Минских соглашений, хотя понятно, что эти договоренности мертвы с 31 декабря 2015 года, когда, так сказать, истек срок их годности.

Следовательно, ни НАТО, ни «Большая семерка» не пришли к каким-то принципиально новым подходам, налицо — констатация очевидного и призыв к сторонам выполнять договоренности, которые просто невозможно выполнить. И все же в позитиве — угроза ужесточить санкции. Думаю, что это было сказано не для красного словца.

(Окончание следует)

Беседовал Александр Воронин

ФОТО: интернет

QHA