КИЕВ (QHA) -

Война на Донбассе внесла свои коррективы как в деятельность военных, так в жизнь мирного населения. Беспокойные будни дали понять и армейцам, и гражданским, что без совместного взаимодействия обойтись невозможно. Воспользовавшись зарубежным опытом, в мае прошлого года в Вооруженных силах Украины начато новое направление деятельности — гражданско-военное сотрудничество. О результатах работы подразделения рассказал «QHA» начальник управления гражданско-военного сотрудничества Вооруженных сил Украины, полковник Алексей Ноздрачев.

QHA: Алексей Алексеевич, Ваше подразделение помогает не только военнослужащим в АТО, но и местным жителям из прифронтовых зон?

Алексей Ноздрачев: Подразделения гражданско-военного сотрудничества представлены и развернуты в районах проведения АТО. Их основные задачи — это оказание помощи гражданскому населению, организация по взаимодействию с местными органами власти и самоуправлению, а также оказание помощи нашим подразделениям.

В первую очередь, мы помогаем местному населению, детям и, к сожалению, в рамках своей деятельности мы отвечаем за поиск информации о погибших бойцах, в том числе, и на оккупированных территориях.

QHA: Сколько Вам удалось найти погибших за три года на Донбассе воинов?

Алексей Ноздрачев: Начиная с сентября 2014-го, мы работаем в рамках гуманитарного проекта ВСУ «Эвакуация 200». За это время были эвакуировано около полутора тысяч погибших из зоны АТО, из них около 400 — из оккупированных территорий. На сегодня около 90 военнослужащих является без вести пропавшими, поэтому работа наша продолжается.

У нас есть планы и карты возможного нахождения захоронений, особенно на оккупированных территориях, и каждый месяц нам удается или идентифицировать тело, или вывезти. После чего мы его передаем другим инстанциям для окончательного выяснения личности.

Гуманитарная помощь делится на две части — экстренная помощь и проекты развития. К сожалению, проекты развития в этом регионе реализуются не до конца. И больший вклад в этом вопросе делают областные и местные власти гражданско-военной администрации Донецкой и Луганской областях.

QHA: Какие страны больше всего помогают жителям Донбасса, пострадавшим от обстрелов сепаратистов?

Алексей Ноздрачев: Крупнейшими донорами в АТО является Международный комитет Красного креста и все департаменты ООН. В целом они составляют около 40% помощи, а остальная помощь идет от других спонсоров и доноров. В Министерстве соцполитики зарегистрированы гуманитарные организации — это датская и норвежская группы по помощи переселенцам, а также датская группа по разминированию. На Востоке страны есть очень много организаций, которые оказывают поддержку, но обычно это помощь в экстренных ситуациях, а проекты по развитию регионов начали только запускаться. Но на это есть объективные причины и в первую очередь — это безопасность.

К сожалению, ситуация вдоль линии разграничения не позволяет развивать и восстанавливать полностью инфраструктуру в регионе. Начиная с 2015 года, представители ОРДЛО очень ограничили доступ для международных организаций на временно оккупированных территориях. Но сейчас как ООН, так и Международный комитет Красного креста предоставляют наибольшую гуманитарную помощь на временно оккупированных территориях Донбасса.

Это уже не такие масштабы как были в 2014-2015 года, но помощь предоставляется. Поэтому мы можем точно сказать, что такая базовая работа ведется, а после освобождения территории будет предоставляться помощь, в первую очередь, для восстановления инфраструктуры.

QHA: В зоне АТО ситуация не улучшается, и все время идут обстрелы со стороны сепаратистов. Наши военные отвечают на их обстрелы?

Алексей Ноздрачев: Сейчас ситуация контролируется, но она по-прежнему остается опасной. К сожалению, со стороны боевиков продолжаются обстрелы, которые постоянно нарушают Минские договоренности. Есть раненые как среди военных, так и среди гражданских.

Вооруженные силы Украины продолжают выполнять свои задачи и делают все, что от них зависит для того, чтобы Минские договоренности все же прекратили активную часть конфликта, и наконец начался диалог о сохранении территориальной целостности Украины.

Вооруженными силами Украины и другими воинскими формированиями создаются условия для того, чтобы создать соответствующий контингент как для сдерживания агрессии, так и для выполнения различных задач, которые будут определены администрацией. И сегодня есть достаточное количество войск для того, чтобы обеспечить выполнение тех договоренностей, в которых Украина принимает участие.  

QHA: Изредка в докладах ОБСЕ звучат обвинения по поводу того, что Украина не отводит тяжелое вооружение от линии соприкосновения. Это правда?

Алексей Ноздрачев: Согласно докладу ОБСЕ, Украина все же поддерживает и обеспечивает выполнение Минских договоренностей, но нужно понимать, что на все акты агрессии военные подразделения отвечают адекватно той угрозе, что есть. Поэтому если ведется наступление и массированный обстрел, то для сохранения жизни как местного населения, так и военнослужащих происходит адекватный ответ. Возможно, какое-то вооружение используется, но все это делается, в первую очередь, по согласию с ОБСЕ.

Для этого необходимо понимать все опасности, которые существуют, и нужно учитывать, что мы всячески стараемся следить за недопущением нарушения Минских договоренностей, иначе последуют адекватные этому ответы.

QHA: США являются крупнейшим партнером Украины, оружие или средства защиты они за последнее время предоставили?

Алексей Ноздрачев: Самым большим партнером ВСУ на сегодня являются США, и в рамках материально-технической помощи Вооруженным силам они предоставляет технику оборонного характера. В основном, это автомобильный транспорт, приборы ночного видения, тепловизионная техника, средства связи, и все то, что дает возможность организовать военное управление.

США поставляет средства связи «Harris», машины «HUMMER», радары для контрбатарейной борьбы, медицинскую помощь.

Также помощь поступает из стран, которые являются крупнейшими лоббистами Украины в Европе — Канады, стран Балтии, Польши. Но мы их просим предоставить нам материально-техническую помощь не боевого характера.

В основном ВСУ все же обеспечивается за счет промышленности Украины и заводов, принадлежащих к концерну Укроборонпрома.

Но самая большая помощь — это консультативная, а также подготовка подразделений военнослужащих ВСУ, которую предоставляют Канада, Балтийские страны и США.

Профессиональное обучение проходит в учебных центрах во Львовской области и в Каменец-Подольском, где ведется как индивидуальная, так и коллективная подготовка.

QHA: Несмотря на все вышеперечисленное, украинские военные все же не до конца укомплектованы, иногда не хватает новых видов вооружений и техники.

Алексей Ноздрачев: Если говорить о комплектации, то нужно это с чем-то сравнивать. В отличие от 2014 года, ВСУ достаточно укомплектованы и обеспечены материально-техническим имуществом для выполнения своих задач. Но понятно, что есть к чему еще стремиться и развиваться.

Как Администрация президента, так и руководство Министерства обороны Украины принимают все меры для соответствующего материально-технического обеспечения.

Я хочу сказать, что если волонтерское движение в 2014 году оказывало около 30% помощи, то сейчас это больше касается консультативной или военно-патриотической помощи. Поэтому на сегодня на 99% Вооруженные силы обеспечиваются за счет государства.

Вооруженные силы страны на данный момент являются наиболее подготовленными вооруженными силами в Европе. Это с учетом опыта с материально-техническим обеспечением, подготовкой командирского состава и руководства.

Конечно, существуют проблемы, но нужно понимать, что в 2014 году в состав Вооруженных сил было около 100 тысяч, а сейчас больше 200 тысяч. И если более 20 лет Вооруженные силы не развивались, то за последние три года мы отстроили очень большую часть. Понятно, что есть определенные временные трудности, и если 95% людей это понимают, то какие-то отдельные персоны, или недовольные, показывают тот небольшой негатив, который сейчас существует.

Проблемы есть, и они всегда будут, потому что всегда будет человеческий фактор, но я хочу сказать, что такое реагирование на последние события и восстановление армии происходит довольно быстро, а этого не было ни в одной из стран Европы за последние 50 лет.

QHA: В зоне АТО служат в основном контрактники?

Алексей Ноздрачев: У меня с собой нет статистики, потому что это кадровое обеспечение, но я знаю, что 100% личного состава в районах проведения антитеррористической операции — это военнослужащие контрактной службы. Нет ни одного мобилизованного, и еще запрещено использовать военнослужащих срочной службы.

Если вы помните, то в свое время начались призывы офицеров на вакантные должности, то есть, постоянно принимаются необходимые меры по укомплектованию армии. И учитывая то, что организация Вооруженных сил развивается динамическими темпами, то и проблемы решаются очень быстро.

Беседовала Элина Сулима

ФОТО: интернет

QHA