КИЕВ (QHA) -

Исполнительный продюсер фильма «Крым. Как это было» Сергей Малярчук и режиссер Константин Кляцкин рассказали об украинских героях, которые, рискуя жизнью, перегоняли украинскую технику из Крыма в Николаев.

После перехода военнослужащих с полуострова на материковую часть Украины руководство частей постоянно проводит обучение, позволяя морякам и летчикам приобретать военный опыт.

Об этом и многом другом читайте в продолжении интервью с Сергеем Малярчуком и Константином Кляцкиным.

QHA: Главнокомандующий Военно-морскими силами Украины Игорь Воронченко даже предлагал бомбить парламент Крыма, чтобы освободить его от российских захватчиков. Крымские военные делились с вами своим мнением о том, как можно было противостоять агрессии РФ в Крыму?

Сергей Малярчук: Мы знаем эту историю. Воронченко — большой патриот Украины, и у него было свое видение решения проблемы. Возможно, были и гораздо более радикальные идеи, чем предлагал Воронченко.

Когда мы общались с десантниками, они также выражали удивление, что Крым сдали так легко. Были варианты: они говорили, что те силы, которые там оставались, даже 30% военных, лояльных новой украинской власти, могли контролировать ситуацию на начальных этапах российской экспансии на полуострове.

QHA: В Крыму в то время находилось 20 тысяч внутренних войск, но, к сожалению, никаких приказов они не получили. Также были идеи по отправлению самолетами подкрепления для украинских военных в Крыму, но после захвата аэропортов русскими это стало невозможно.

Сергей Малярчук: Почти во всех наших разговорах они отмечали, что ситуацию можно было изменить или контролировать только на начальном этапе, когда российских войск было не так много.

Десантники из 79-й отдельной аэромобильной бригады и морпехи больше всего были обижены тем, что они были у себя дома и знали полуостров, как свои пять пальцев. Ребята сказали, что несколько ключевых позиций в Крыму — это Феодосия, Бельбек и Керченская переправа — они могли блокировать. По их словам, они могли бы пустить хорошую кровь русским. И возможно, если бы они почувствовали эту кровь, то это смогло бы изменить геополитическую ситуацию. Если бы мы ввязались в этот конфликт, то возможно, на Востоке он бы не состоялся. А если бы и состоялся, то в не таком масштабе. По сути, Крым остался без военных действий, и люди, которые были готовы воевать против Украины, все оттуда поехали на Восток. Подтверждено, что много людей из Крыма прибыло на Донбасс, особенно на начальном этапе. 

Военные есть военные  они выполняют приказы, которые поступают от высшего руководства, а приказов в то время было очень мало. И один из приказов был — держитесь...

QHA: Самая частая причина перехода украинских военнослужащих на сторону русских — это то, что большинство из них были местными, и они не хотели терять свои семьи, имущество. Вам говорили об этом военные, с которыми вы общались во время съемок фильма?

Сергей Малярчук: Чем дольше ситуация оставалась неопределенной, тем больше у людей было времени, и те, кто сомневался, идти или не идти, через две-три недели таки решили уйти. Если бы приказы поступали быстрее и адекватно ситуации, то предателей было бы гораздо меньше. Даже учитывая тот факт, что если они и хотели выходить, то выполняя приказ — это было невозможно сделать.

Был какой-то процент людей, которые выполнили свой воинский долг — они либо перегоняли технику, либо просто перешли на некоторое время дослуживать в Украину, — однако потом все равно написали рапорты и вернулись в Крым, уже как гражданские. Это неприятный момент, но менее трагический, чем тот, который можно было наблюдать при прямом переходе.

Например, приходили на корабль и говорили: подписывайте это. Были случаи, когда приходили в часть, как было с морпехами, или бросали листовки. Мы в своем фильме показали, как российские военные забрасывали листовки, где было сказано «подписывайте рапорты». Это довольно топорно было сделано.

Тем не менее, люди, которые родились и жили в Крыму, не представляли себе переход на службу на территорию континентальной Украины. И вообще логистика была очень сложная.

QHA: Некоторые украинские части штурмовали, по крайней мере те, которые не имели достаточного количества оружия, а с частями, которые имели вооружение и могли себя защитить, вели постоянные переговоры.

Сергей Малярчук: Что меня больше всего поразило, когда я узнал об этом, и это частично освещали в прессе... Например, история Сакской бригады, которая полностью вывела свой арсенал и весь свой состав. Это было сделано без пафоса, а со знанием дела и в тяжелых условиях. К ним также приходили чеченцы и, угрожая им, говорили, что не дай бог что-то там поднимется — они будут считать это нарушением каких-то договоренностей и сбивать все. И кроме того, чувствовался такой наземный прессинг из-за блокирования части. Именно такие рассказы лично для меня были открытием.

Если мы знали только о Мамчуре, о его поступке, то о реальном подвиге людей, которые выполнили свой долг, вывели военную технику и сохранили военную часть морской авиации — нет.

Это один из сюжетов нашего фильма. Собственно, главный герой — подполковник Сурайкин, который только что прилетел из Африки, куда он ходил с миссией на «Сагайдачном». Он, ни минуты не колеблясь, сказал: «Слушайте, мы здесь уже все перегнали, и остался один вертолет, который мы только что получили после капитального ремонта. Мы за его ремонт и усовершенствование заплатили больше 30 миллионов, и сейчас отдать его просто так — руки не поднимаются». И он тогда действительно сделал шаг, который однозначно войдет в историю, даже без нашего фильма. Подполковник сел в этот вертолет и с низкого старта, то есть без пробега, просто поднял его и перегнал в Николаев, несмотря на сложные погодные условия.

И это не единственная подобная ситуация, которая была во время аннексии Крыма. Также перегоняли пассажирский самолет АН-24 на критически низкой высоте, в условиях очень густого тумана.

Вот такие вещи действительно цепляют. И это важно не только для восприятия гражданской части нашего общества, но и для военных историков, которые еще будут не раз возвращаться к историческим фактам, происходившим тогда в Крыму.

История российского вторжения в Крым будет написана через призму рассказов и интервью украинских героев.

QHA: А вы планируете продолжить тему крымских военных?

Сергей Малярчук: Мы бы с удовольствием снимали и снимали, но для этого нужны средства. У нас есть несколько идей о продолжении, но уже не крымской истории, а скорее всего, о жизни после Крыма. Жизнь продолжается, поэтому было бы логично показать наших героев или им подобных уже в условиях современной украинской армии. С чем они столкнулись? С социально-бытовыми проблемами, с проблемами материально-технического обеспечения частей...

QHA: Насколько мне известно, у частей, которые вышли из оккупированного Крыма на материковую часть Украины, были проблемы с материально-техническим обеспечением.

Сергей Малярчук: Я знаю, что там социально-бытовой момент у моряков и у пилотов немного решали. Не знаю, помогали ли им там чем-то в обеспечении воинских частей. Материально-техническая база остается в очень плачевном состоянии, как самолеты, так и корабли. Конечно, нам нужно все списывать.

У американцев есть достаточно большое количество законсервированных военных кораблей, и на их взгляд, это стратегический резерв, а мы могли бы этим пользоваться.

QHA: Несмотря на технические и материальные проблемы, украинские военнослужащие, вышедшие из Крыма, не разочарованы своим выбором?

Сергей Малярчук: Есть один положительный момент. Я хочу в нашем разговоре упомянуть, что все же нашим морякам, пилотам и, возможно, морпехам позволили летать и ходить в море под завязку.

Константин Кляцкин: Военные из Крыма, которые перебазировались в Одессу и Николаев, те же пилоты летали больше, чем за все годы, которые они служили до этого. За год они вылетали десятилетнюю норму полетов, и моряки тоже все время выходили в море.

Сергей Малярчук: Пилот из Сакской бригады сказал, что в жизни такого не было, чтобы курсант, которого вечером только приняли в штат, на следующий день уже поднялся на борт корабля и начал тренировки. Такого никогда не было. Нормально было, когда курс пройден, и выпускник полгода занимался чем угодно, только не боевой и практической подготовкой. То же самое мы видели и у моряков — выход в море раньше для них был большим праздником. Корабли, которые находились на ходу, почти через день или раз в три дня выходили в море с различными задачами, с группами или поодиночке, приобретая опыт в военном деле. Сами военнослужащие говорят, что квартира — это хорошо, но для них очень важна эта материально-техническая база, так как эти люди всю свою жизнь посвятили военному делу.

QHA: Где еще вы планируете показать фильм? Запланированы ли показы за рубежом?

Сергей Малярчук: Мы ведем переговоры с украинскими громадами в Европе. Мы уже имели опыт показа там документальных фильмов, в том числе «Babylon'13», и не только «Крым. Как это было», но и других проектов. И надеемся, что в этом году получится поехать в Италию, Португалию и Испанию.

Самая главная цель — это поехать в США, где есть определенные моменты и люди, которые заинтересованы на сегодняшний день в показе именно этого проекта и этого взгляда на аннексию Крыма.

Элина Сулима

ФОТО: из коллекции режиссера Константина Кляцкина

QHA